Альманах для родителей

Свет в христианском доме

 

Оглавление

Наш дом
Детская жертва
Семья – начаток церкви
А мы доверились Богу
Здоровая семья – частица сильного народа
Все ли дети здесь?
Приобретенные без слов
Служение жены
Честь или участь
Кто принимает дитя…
Важность и неотложность родительской дисциплины
Благость и строгость
Честное слово
Просьба матери
Отделен ли он для Господа?
Молитвенная корзина
Шипы жизненных роз
Будут иметь скорби
Библия о покрытии головы
Дорога к свету
Лучшее благословение
Или библия, или телевизор
Для чего сберегается жизнь?

Наш дом

А я и дом мой будем служить Господу.

(И.Нав.24:15)

Семья – замысел вечносущего Бога, сотворившего все во благо людям. Это заставляет нас размышлять о ее устройстве, о ее назначении и цели существования.

Семья, по установлению Божьему,– это единое целое. Вступившие в брак становятся «единой плотью», и таким образом возникает новая семья. Иисус Христос, отвечая фарисеям на вопрос о разводе, сказал: «Не читали вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Матф.19:4-6). Полное единство мужа и жены необходимо для сплочения всей семьи, включая детей. И ничто не укрепит это единство лучше, чем руководство Словом Божьим, а также совместный труд, общие заботы и цели и пребывание мужа и жены в полном взаимопонимании.

Семья – это место, где необходима чистота. Моральная высота общества зависит от его отношения к браку и семейной жизни. Нет более сильного средства в утверждении чистоты среди человеческого рода, чем полноценная Домашняя жизнь. «Брак у всех да будет честен... блудников же и прелюбодеев судит Бог» (Евр.13:4). Верное следование Божьим законам о браке создает чистоту не только в жизни и характере родителей, но сильно влияет и на моральную чистоту детей, способствует ее сохранению и поддержанию.

Семья – это место, где растут дети в наиболее восприимчивый период своей жизни, окруженные заботой самых лучших друзей. В каждом нормальном доме наилучшими друзьями ребенка являются его родители. И это отнюдь не случайность, что именно в то время, когда общение и воспитание производит на детей самое глубокое и самое сильное воздействие, они находятся под опекой лучших друзей. Если родители мудры и ясно сознают свою ответственность, они наилучшим образом используют возможность своего влияния, чтобы дать детям правильное направление в жизни, прежде чем они вступят в более близкий контакт с окружающим миром.

Семья – это безопасное убежище от невзгод жизни. Это уютный очаг, где дети чувствуют себя хорошо, тогда как за окном бушует непогода. В то время как бездомные и беспризорные дети, предоставленные самим себе, бродят по улицам и пачкают свою душу моральной грязью, живущие в добропорядочных домах защищены от пагубного влияния. Многие дети непростительно рано окунаются в мир, где изобилует беззаконие, и оскверняются грехом раньше, чем начинают понимать, что такое грех. Блажен ребенок, формирование характера которого протекает под сенью дома, в котором святится имя Божье и поощряется добродетель, в котором царит атмосфера чистоты, благочестия и святости!

Какое место сравнится с домом во время болезни, несчастья или испытаний?! Кто, кроме близких, поддержит и утешит нас в час трудного выбора и неизвестности, когда проблемы жизни требуют крайнего напряжения? Благодарение Богу за сень и утешение благочестивого дома!

Семья – это школа, где дети учатся преодолевать трудности, встречающиеся на жизненном пути. Это место, где они учатся труду, молитве, самоотверженности, учатся помогать тем, кто в нужде, учатся славить Бога. Семья – это место, где маленькие люди всесторонне развиваются, готовятся к встрече с серьезными жизненными проблемами и испытаниями.

Семья, построенная по принципам Писания, не только школа, но и частица церкви. По состоянию обычного христианского дома можно определить состояние церкви, к которой он принадлежит.

В каждом доме возникают всевозможные проблемы, каждую семью постигают разного рода испытания, и справиться со всем этим порой не просто. Здесь не поможет чисто человеческое планирование или же теоретическое знание. Чтобы семья могла успешно преодолевать трудности. Бог создал ее по Своему плану и каждого ее члена наделил определенными обязанностями.

Обязанности мужа и отца.

Апостол Павел в своих посланиях отмечает две основные обязанности главы семейства: «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь н предал Себя да нее» (Еф.5:25), а также – «Отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф.6:4). Другими словами, муж, во-первых, обязан ради жены жертвовать своей жизнью. Он должен заботиться о ее благополучии, отдавая на это свою любовь, ум и силы. Во-вторых, именно на отца Господь возлагает большую ответственность в воспитании детей. Обязанность отца, как главы семьи, – руководить семейной молитвенной жизнью, домашним воспитанием, дисциплинированиием и всем, что касается духовного и материального благосостояния дома. Все это он должен совершать в духе служения, но никак не в духе господства.

Обязанности жены и матери.

Писание говорит, что жена была создана помощницей мужу и ее правильное состояние – повиноваться мужу и любить его. «Сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт.2:18); «Жены, повинуйтесь своим мужьям, кик Господу» (Еф.5:22); «Жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие» (1Петр.3:1-2); «Чтобы старицы... вразумляли молодых любить мужей, любить детей» (Тит. 2:3-4). Эти стихи указывают на очень важную обязанность жены и матери в доме. Во-первых, она должна в покорности следовать руководству мужа. Во-вторых, ее материнская ответственность – любить детей. Живя согласно этим двум основным обязанностям, жена будет подлинным благословением для мужа и детей. Все это требует молитвенной устремленности и живого общения с Богом.

Часто возникает вопрос, что делать мужу или жене, если его половина отказывается исполнять свои обязанности. На это можно ответить однозначно – необходимо делать все возможное в данных обстоятельствах и стараться восполнять недостачу. К сожалению, на практике ошибки одного супруга нередко усугубляются или умножаются недостатком другого. Если вам случилось жить в таком доме, постарайтесь приложить все усилия, чтобы со своей стороны исполнить все, возложенное на вас Богом. Один из законов общения гласит, что человек обычно становится похожим на того, с кем общается. Следовательно, первый, кому принесет пользу ваше истинное христианское поведение, будет ваш спутник жизни.

Обязанности детей.

Библия уделяет внимание и обязанностям детей по отношению к родителям. Например: «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо этого требует справедливость. Почитай отца твоего и мать», это – первая заповедь с обетованием: «Да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф.6:1-3).

Апостол Павел указывает на две причины, почему дети должны повиноваться своим родителям: это справедливо и приносит благо и долголетие. Самое худшее, что можно сделать ребенку, – это позволить ему расти непослушным и мятежным. Такой ребенок будет врагом не только себе, но станет настоящей проблемой и в доме, и в школе, и в церкви.

Дом, обитатели которого, движимые любовью к Богу и людям, выполняют предписанные Небесным Отцом обязанности, – это идеальный христианский дом.

Бывают же дома больше похожие на гостиницу, чем на семейный очаг. Там члены семьи приходят домой только поесть и поспать, а большую часть жизни проводят вне дома. Но есть и такие семьи, для которых дом – желанное место. Отец, мать и дети любят проводить время в стенах своего жилища, у них часто бывают гости.

В чем же дело? Чем вызвано такое различие? Причина в принципах, на которых построено семейное общение. Обратим внимание, что именно делает домашнее общение приятным и радостным.

Любовь. Апостол Павел назвал любовь совокупностью совершенства (Кол.3:14). Любовь изливается в наше сердце Духом Святым и является Его плодом. Это качество, делающее членов семьи дружными, самоотверженными, готовыми удовлетворять интересы друг друга. Любовь связывает мужа и жену не только как одну плоть, но и как одно сердце и душу. Любовь удерживает детей в послушании. В доме, где проявляется любовь, врагу душ человеческих трудно обрести точку опоры, потому что любовь соединяет членов семьи с Богом и друг с другом.

Верность – не последнее качество, влияющее на добрые взаимоотношения в семье. Если супруги хранят верность Богу и друг другу, дети научатся уважать старших, приобретут навык покоряться ближним, церкви и Богу.

Богослужение. Христианский дом должен быть домом молитвы. Ничто не может заменить семейной молитвы или восполнить ее отсутствие. В доме, где проводятся домашние богослужения, где чтят Господа, муж и отец верно исполняет обязанности главы и священника. Но если члены семьи не признают Иисуса Христа высшим главой, главенство отца окажется несостоятельным, и в доме не будет места семейной молитве.

В доме, где совершаются семейные молитвы и читается Библия, где звучит пение и проводятся беседы, создается благоприятная атмосфера для воспитания детей и для благословенного общения с братьями и сестрами по вере.

Детская литература. Книги, как и люди, оказывают на нас большое влияние. Они могут удалять от Бога, могут и приближать к Нему. Пусть в наших домах находят место только такие книги, содержание которых влечет к Богопознанию и Богопониманию! Ценным сокровищем обладает семья, в которой есть детская литература не просто интересная, но поучительная, способная привить любовь к небесному.

Друзья. Кроме непосредственных членов семьи, в каждом доме бывают гости и друзья. Они тоже оказывают свое влияние на атмосферу в семье. Будут ли приходить в дом братья и сестры по вере, а также друзья детей – зависит от родителей. Их богобоязненность сделает дом гостеприимным и желанным для любящих Бога. Другим словом, жизнь по Слову Божьему создает в доме теплую дружескую атмосферу.

Во многих семьях, возможно из лучших намерений, совершается серьезная ошибка – родители содействуют развлечению детей, приобретая вещи сомнительного характера. Например, магнитофонные кассеты с записями недуховной музыки иди легковесных рассказов, электронные игры и прочее. Эти развлечения привлекают в дом таких приятелей и приводят к таким связям, которые вредят душам детей. Родителям следует поощрять детей к таким играм и занятиям, которые способствуют формированию доброго характера, учат трудолюбию, внимательности. Азарт же, умение обхитрить, унизить или превзойти ближнего и прочие пороки должно уничтожать в самом зародыше.

Итак, каким будет общение детей, кто будет дружить с ними, во многом зависит от домашней обстановки.

Старайтесь всегда сохранять библейские принципы в отношении вашего дома, и в вашей семье будет царить радость и мир, ваши гости будут получать благословение, Богу умножится слава. Узы любви в вашей семье будут более и более крепнуть, если вы устремитесь к небесному. Блаженны дети, живущие в доме, где святится имя Божье, где к больным и страдающим проявляется нежная забота, где поддерживают друг друга в часы испытаний, где чтят старших!

Размышляйте об этом, стремитесь к целям, отмеченным в Библии, и у вас будет основание прославить Господа за привилегию жить в христианском доме.

Детская жертва

Это было в декабре 1931 года в Петербурге, в суровую пору блокады. Нас было четверо у мамы. Папы в то время уже не было, он умер о тюрьме за Слово Божье.

Обреченные на голодную смерть, мы жили в коммунальной квартире без электричества и воды. Мама работала в госпитале в ночную смену. Каждое утро она подходила к нам и проверяла: живы ли? Комната не отапливалась, и мы спали на одной кровати. Убедившись, что милость Господня еще распростерта над нами, мама склоняла колени возле кровати. Мы с трудом сползали с постели и становились рядом.

У нас был такой порядок: молились сначала младшие, потом старшие. Я не помню, о чем молился, но помню, что мама каждый раз говорила: «Господи, благодарю Тебя, что Ты нас так любишь». После молитвы я забирался под одеяло и думал: «Почему мама говорит, что Господь нас сильно любит? Сегодня у нас даже кусочка хлеба нет».

Так проходили дни. Однажды мама принесла небольшой кусочек сыра, разрезала его на четыре части, дала нам и вышла из комнаты. Себе она не оставила ни крошки из этого пайка. Но через несколько минут она вернулась и спросила: «Дети, кто еще не съел сыр? »

Я был единственным, у кого уцелел сыр. Мне жалко было съедать его, я все еще играл с ним. Мама сказала: «Сынок, дядя Коля, наш сосед, умирает. Я спросила у него, какое его последнее желание, и он сказал, что хочет кушать. Последнее желание умирающего обычно выполняют. Сыночек, пожертвуй ему свой сыр ради Господа!»

Я послушал маму. Отдав ей кусочек сыра, я пошел посмотреть, как дядя Коля будет есть. Мама подошла к умирающему и, положив ему в рот сыр, сказала: «Я принесла вам немного сыру, съешьте его».

Дядя Коля улыбнулся и умер, не успев даже попробовать то, что предложили ему. Я не отходил от умершего. Заметив это, мама спросила: «Сыночек, уж не хочешь ли ты взять сыр обратно?» Я кивнул.

Мама обняла меня и повела в нашу комнату.

«Так нельзя делать,– сказала она.– Ты же ради Господа отдал свой сыр, правда? А то, что отдано Господу, что положено на жертвенник, никогда не бери назад. Понял?»

Прошли годы. Господь удивительно сохранил нас, вывел из весьма трудных обстоятельств. На всю жизнь запомнил я наставление матери, запомнил, что с жертвенника нельзя брать то, что положено на него во имя Господа.

Позже я неоднократно убеждался в этой благословенной закономерности: чем щедрее жертвовал на дело Божье своим временем и здоровьем, чем охотнее отказывал себе в удобствах, тем радостнее было на сердце, тем полнее был мир в моей душе, тем благословеннее сказывалось это на моих детях. Поистине, великое счастье быть всецело преданным Богу и с каждым днем все больше и больше отдавать Ему свои силы, средства, да и саму жизнь. Нет более надежного средства сберечь свою душу и души дорогих деток для вечности, как с радостью расточить данную Богом жизнь на служение Ему.

Как много потерял тот, кто подчинил свою жизнь плотскому правилу: «Будь милостив к себе...» и научил этому своих детей. Он не только потерял то, что имел, но не сможет получить и того, на что надеялся.

Не научить своих детей любить Бога и преданно служить Ему – значит дать их жизни ложное направление и сознательно лишить их радостной и разумной цели бытия. Мудрость мира не принесет им подлинного счастья, а лишь усилит тоску о вечности и о Боге, Который сотворил людей для славы и бессмертия.

М. X.

Семья – начаток церкви

«И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем».

(Еф.6:4)

Воспитание детей начинается с отношения к ним еще до рождения. Успех этого воспитания во многом зависит от того, желанны они для отцов и матерей или нет.

Общаясь с молодежью, я часто вижу, как страдают те, кто или узнал, или догадывается, что он был нежеланным в семье. Эти переживания накладывают отпечаток на всю жизнь. Много требуется духовных сил, чтобы утешить такую душу и укрепить. Эта рана долго кровоточит. Хочется от всего сердца пожелать родителям: доверяйтесь Богу так, чтобы все дети были для нас желанными, были настоящим подарком, наградой от Господа. От этого зависит их воспитание, от этого зависит, кем они станут, как будут нести бремя жизни, будут ли радостью для ближних, смогут ли отдаться Богу.

Мнение мира по этому поводу совершенно другое. Мир считает, что дети – это бремя, тяжесть. Это мнение нередко влияет на сознание и понятия христиан. Однако Слово Божье вполне конкретно свидетельствует: «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него – плод чрева» (Пс.126:3).

Проведу простую параллель. Если к нам в гости приехал любимый нами; уважаемый человек, мы, несомненно, достанем из наших запасов самое ценное, самое вкусное и угостим его. Мы позаботимся, чтобы ему было хорошо у нас во всех отношениях. Мы окружим его любовью и вниманием. Если же заедет нежеланный гость, человек, который нам неприятен, мы чисто по-христиански окажем ему должное, но постараемся дать понять, чтобы он скорее покинул наш дом.

Что-то подобное происходит и в отношении детей. Желанные дети обязательно встретят в семье любовь, максимум заботы и плодотворное воспитание. А те, кто принес с собой не награду, а бремя, – будут терпеть большой ущерб в воспитании.

Принимая в семью детей, очень важно помнить, что очи доверены нам Господом на определенное время. Жены даются мужьям на всю жизнь, до смерти, а дети приходят в семью и уходят. В определенное время они создают свои семьи и отделяются от родителей. Дети даются Богом на время, чтобы родители вырастили их и привели к Богу. Поэтому одно из главных и необходимых условий для правильного воспитания ребенка – это принятие его в качестве дара от Господа.

Но с принятием ребенка воспитание только начинается. Воспитание – это длительный процесс влияния на ребенка, внушение ему определенных понятий, формирование его мировоззрения. «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф.6:4).

Я долгое время искал в Библии конкретные правила воспитания детей, хотел найти метод, как именно нужно воспитывать. Повеление воспитывать в учении и наставлении Господнем есть, но каким образом исполнять его? Не сразу нашел я ответ на свои вопросы. Прямого, конкретного метода я так и не нашел, но Господь открыл мне, что мой пример для подражания – Небесный Отец. Как Он воспитывает нас, Своих детей, так и мы должны относиться к своим детям, подражая Ему. «Подражайте Богу, как чада возлюбленные». А каким является наш Бог – Библия, говорит много и конкретно. Так что подражать есть чему.

Радуясь этому откровению о методах воспитания, я продолжал исследовать Библию и нашел одно указание, чему должно учить своих детей. Записано оно в Псалме 77:3-8: «Что слышали мы, и узнали, и отцы наши рассказали нам, не скроем от детей их, возвещая роду грядущему славу Господа, и силу Его, и чудеса Его, которые Он сотворил. Он постановил устав в Иакове и положил закон в Израиле, который заповедал отцам нашим возвещать детям их, чтобы знал грядущий род, дети, которые родятся, и чтоб они в свое время возвещали своим детям, возлагать надежду свою на Бога, и не забывать дел Божиих, и хранить заповеди Его, и не быть подобными отцам их, роду упорному и мятежному, неустроенному сердцем и неверному Богу духом своим».

В этом отрывке определяются четыре важные задачи в воспитании детей: научить их надеяться на Бога, не забывать дел Божьих, не быть упорными, как отцы, и хранить заповеди Божьи.

Когда мы строим наш семейный очаг, когда воспитываем своих детей, наш долг – научить их надеяться на Бога. Рассуждая об этом, я понял, что это очень ценно в глазах Бога и жизненно необходимо для самого человека. Это нелегкая задача. Это не устройство машины объяснить, не столярное ремесло передать. Научить полагаться на Бога – трудно, и возможно только в том случае, если мы сами действительно надеемся на Него всем сердцем.

Человеку присуще надеяться, во-первых, на себя, а потом на своих близких, на друзей. Возлагать надежду на Бога – противоестественно нашей натуре, потому что мы по природе гордые и не хотим быть в зависимости, не можем жить верой. Нам привычней рассчитывать на свои силы, на видимые возможности. А надеяться на Бога – рискованно, для этого необходима вера. Склонные опираться на видимое, мы всегда страхуемся, ищем земные, человеческие, средства и забываем, что «видимое временно, а Невидимое вечно» (2Кор.4:18). Такова наша натура. Бог же хочет, чтобы мы всецело полагались на Него, чтобы сами надеялись на Него и этому же научили своих детей.

В каждой семье есть множество проблем, понятных детям и непонятных. Но какими бы эти проблемы ни были, если родители доверяют Господу, дети будут учиться у них. Мы должны рассказывать детям о понятных для них трудностях и вместе с ними молиться, чтобы они и слышали просьбы, и сами выражали их. А получив ответ от Бога, необходимо рассказать об этом детям и вместе поблагодарить. Таким образом, они будут учиться возлагать надежду на Бога.

У меня в семье был такой случай. Дочь попросила подарить ей на Рождество куклу. В то время магазины у нас стояли полупустые, об игрушках можно было только мечтать. Мы долго искали (я и в других городах смотрел), но кукол нигде не было. Переживали, конечно. Переживали потому, что дочь, каждый вечер, склоняясь с нами на колени, просила у Бога куклу. Мы беспокоились, что она может разочароваться в Боге, если не получит ответ на свою просьбу.

После молитвы с детьми мы с женой шли в свою комнату и снова просили у Господа милости для нашей дочери. Мы хотели, чтобы в ее сердце укрепилась вера, что Бог слышит нас, что Он отвечает на наши молитвы и Ему можно доверять.

Рождество приближалось, а куклы не было. И понимал, что эту игрушку дочь может получить только в том случае, если мы ее купим. Но Бог устроил иначе. Перед праздником пришла посылка от моей сестры, и в этой посылке была простенькая кукла. До этого сестра присылала нам только продукты, поэтому кукла была для всех радостной неожиданностью. Радовалась не только наша дочь. Мы с женой, как дети, радовались близости Божьей и со слезами умиления благодарили за участие в наших проблемах, за то, что Он Сам заботится об укреплении нашей веры и веры наших детей.

Хочется посоветовать всем родителям: кто не практиковал подобного в семье, не открывал перед детьми самых простых, элементарных нужд, – рискуйте! Вера без риска не бывает. Просите о необходимом вместе с детьми и таким образом научите их возлагать надежду на Бога. Не научив их этому в детстве, вы много потеряете.

Многие родители мечтают научить своих детей какому-нибудь ремеслу, дать им образование. Это, конечно, важно и нужно, но несравненно важнее научить детей надеяться на Бога. Следующее, чему мы обязаны научить своих детей, – помнить дела Божьи и хранить заповеди его, Другими словами, воспитывать их так, чтобы Бог в их глазах был великим, и чтобы они повиновались Ему.

Большую роль играет здесь наше отношение к Библии и связь Писания с обыденной жизнью в наших разговорах – за столом, во время работы и отдыха. Например, собираясь посетить больного, вспомните или прочитайте текст Писания на эту тему и объясните детям, что Господь хочет, чтобы мы помогали друг другу, посещали больных. Скажите, что вы хотите исполнять волю Божью и делать приятное Господу. Применение Слова Божьего в практической жизни учит детей связывать жизнь с Богом.

Общаясь с детьми из разных мест, я нередко спрашиваю, говорят ли в их семье о Боге. К сожалению, многие отвечают, что у них это не принято. Говорят обо всем – о верующих, о церковных делах, о собраниях, а о Боге не говорят. Об этом стоит серьезно задуматься, особенно отцам.

Я тоже заметил, что со своими близкими трудно бывает говорить о Боге, какое-то стеснение появляется. Намного легче говорить о церковных делах, о ком-нибудь из верующих. Но это не насыщает душу. Истинная пища – это хлеб с неба, это Иисус Христос. Только питаясь Им, то есть рассуждая о Нем, созерцая Его духовными очами, возможно научить детей не забывать дел Божьих и хранить заповеди Его.

Приходилось мне слышать печальный отзыв детей о своих родителях: «Они неверующие!» Отец – проповедник, мать – хористка, а дети говорят, что они неверующие! Что побуждает ребенка делать такие выводы? – Жизнь родителей дома, в семье. Вникая глубже, я понял, что такие родители не молятся вместе с детьми, вообще не говорят о Боге, сами не чтят Господа и не учат этому детей. Конечно, Бог милосерд. Он может и таких детей призвать на истинный путь, но горе родителям, не выполнившим своего долга, не явившим послушания и верности своему Богу! Задача каждого из нас – не только словом, но и святой жизнью научить детей поклоняться Богу и жить согласно Его святой воле.

Детей нужно научить еще и смирению, кротости, чтобы они не были похожи на тех, кто упорствует и не покоряется Богу. Но делать это нужно с большой мудростью. Если говорить с детьми о проступке какой-нибудь определенной личности, особенно знакомой им, можно научить их судить других. Но если говорить о проступке независимо от человека, особенно об ошибках прежнего поколения, можно научить их бояться Бога и не поступать так же. Особенно поучительно рассказывать, как Бог совершает Свой суд над упорными, пак поступает с неверными.

Воспитание детей в семье тесно связано с наказанием. Мы должны в определенной мере проявлять строгость, а также показывать Бога как строго взыскивающего, как Того, Кто требует послушания. Библия говорит: «Страшно впасть в руки Бога живого!» Господь страшен для делающих злое, и мы это хорошо сознаем. Дети тоже должны бояться своего отца. Плохо, если они думают, что рука отца должна только ласкать. Нет, дети должны знать, что есть рука, наказывающая всякое зло. Тогда и о Боге у них будет правильное представление. Ведь Небесный Отец проявляет Свою любовь не только в ласке, но и в наказании!

В мире сегодня в сознание ребенка чуть ли не от рождения вкладывают понятие, что он – сам себе хозяин и над ним никто не должен властвовать. Воспитание в школе тоже направлено на то, чтобы прививать ученику мысль о собственной достоинстве, о праве на уважение и авторитет. Но наказание детей – это библейское понятие. Библия говорит, что отрок, оставленный без наказания, принесет родителям боль и скорбь. «Не оставляй юноши без наказания; если накажешь его розгою, он не умрет: ты накажешь его розгою, и спасешь душу его от преисподней» (Притч.23:13-14).

Таким образом, Богу угодно было установить в семье родительскую власть, чтобы дети покорялись отцу и матери. У всякой власти два основных назначения: поощрять и наказывать. Наказывать делающих зло и поощрять тех, кто делает добро. От этой обязанности – наказывать – родители не должны уклоняться.

Как и всякое серьезное дело, наказание требует правильного подхода, у него есть определенные принципы. Во-первых, нельзя наказывать ребенка с раздражением. Это принесет большой ущерб в воспитании. Правда, наказывать спокойно – очень трудно, но правильно. Во-вторых, необходимо разъяснять ребенку, за что его наказывают, и он должен понимать это.

Скажу из личной практики и из опыта других, что наказание, следующее непосредственно за провинностью, более эффективно. Если же мать или отец изо дня в день только угрожают: «Ну подожди, ты у меня получишь!», «Ну смотри, следующий раз я тебя проучу!», их власть и авторитет теряет силу, а воспитание ребенка терпит урон. Дети перестают бояться и слушаться таких родителей. Если розга или ремень применяется вовремя, воспитание будет успешным и прибегать к наказанию придется все реже и реже.

Наказание нужно доводить до конца и не останавливаться на полпути. Помню, в детстве, наказанный за какой-то проступок, я убежал в малинник и в злобе кричал отцу: «Когда вырасту, я отомщу тебе!» Вспоминая это, думаю, что меня тогда не до конца наказали. Родителям нужно было освободить меня и от этой злобы, то есть довести наказание до конца, как делает это Господь.

Мы часто не даем себе отчета в том, что влияем друг на друга не только делами, поступками и словами, но и состоянием своего духа. И это влияние не менее сильное. Бывает, что человек говорит с нами ласково, с улыбкой, а мы понимаем, что он лукавит, говорит не то, что у него на сердце. Другим словом, мы чувствуем его дух.

Дети весьма чувствительны ко всякой фальши и нередко достаточно точно распознают истинное состояние духа взрослых. Например, мы можем говорить с ребенком строго и даже сурово, но если сердце наше открыто для него, если мы его на самом деле любим, он все равно будет тянуться сердцем к нам. И напротив, если сердце наше не принадлежит ребенку, если там нет места для него, он быстро поймет это, почувствует и не будет воспринимать даже ласковые слова.

Очень важно относиться ко всем детям в семье без лицеприятия. Нельзя выделять послушных, приятных, хороших, и их любить, а непослушных, угловатых – меньше любить, меньше уделять им внимания. Лицеприятие присуще человеческий натуре, поэтому на нашу любовь влияет поведение человека, его качества.

У Божьей любви другое основание. Он любит, потому что Сам есть любовь. Не за то любит нас, что мы представляем какую-то ценность, а потому что любить – Его сущность. Родителям необходимо наполняться именно такой Божественной любовью и любить детей не за их послушание или способности, а потому что они родные дети, любить, потому что Бог наполнил сердце любовью.

Мне пришлось недавно беседовать с одним человеком. Ему уже более сорока лет. В беседе он упомянул, что его не любили в семье. Их было двое – старшего брата любили, а его нет, Я отметил про себя, что и в сорок лет человек не забыл об этом, и в сорок лет ему трудно простить это, и в сорок лет его сердце кровоточит.

Обратим внимание еще на одну особенность в Божьем воспитании: Он много говорит нам о Своей любви. А мы? Как часто мы говорим своим детям, что любим их? Когда дети маленькие, мы ласкаем им, обнимаем, говорим о своей любви. Но вот дети стали подростками, перешли в молодежь. Продолжаем ли мы говорить им, что любим их?

Это очень важно, это много значит – сказать повзрослевшему ребенку о своей любви. Так делает Отец наш Небесный. Подражайте Ему! Если бы Бог не засвидетельствовал нам о Своей любви, мы не стремились бы к небесам, нас не влекло бы собрание святых. Если бы мы не читали, не слышали постоянно, что Отец Небесный любит нас, нам больше нравилось бы на земле.

Попробуйте говорить детям о своей любви, и вы увидите добрые плоды в воспитании. Любовное отношение к детям пробуждает в них ответную любовь, создает в семье тепло и уют. Подростки ваши не будут проводить время где-то на стороне. Они будут спешить домой, их будет влечь родительский дом, потому что они уверены – там их любят и ждут, там ими дорожат.

Библия называет семью домашней церковью, и мне хочется поговорить об этом высоком ее назначении. В домашней церкви священнослужитель – отец. Верно исполняя свое назначение, он постоянно обогащается духовно и оказывается плодовитым не только в своей семье, но и в церкви.

Служение священника – нелегкое дело, и мы часто идем по пути наименьшего сопротивления: ограничиваемся чтением христианских рассказов или же прослушиванием магнитофонных записей. Не хочу сказать, что это плохой материал для воспитания. Читать с детьми – хорошо, но если отец читает только рассказы – семья терпит большой урон. В христианском доме на первом месте должно быть Слово Божье, а это немыслимо без проповеди, без рассуждений на духовные темы.

Я тоже какое-то время читал детям рассказы. Потом Господь коснулся моего сердца, и я понял, что этого далеко не достаточно. Чтобы дети научились заповедям Божьим, они должны слышать их. И я начал проповедовать в своей семье. Переживал сильно. Старался подбирать доступные для детей темы, стал затрагивать проблемы, которые возникают у них, освещать их с библейской точки зрения. Результаты оказались удивительными. Дети хорошо понимали духовные истины, им это нравилось.

Один раз я вместо проповеди прочитал рассказ, а старшая дочь говорит: «Папа, а почему ты из Библии не читал сегодня?» Мне было очень приятно слышать этот вопрос.

Конечно, совсем не просто каждый день проповедовать, да еще в своей семье. Но этот труд обильно вознаграждается Богом и приносит прекрасные плоды.

Еще на одну область воспитания детей обратим внимание – это игры и свободное время. Бытует мнение, что в свободное время дети должны быть предоставлены сами себе. Правильно ли это? Оставляет ли нас когда-нибудь Отец Небесный без присмотра и попечения? В Библии не видно такого. Напротив, Давид говорит, что от Господа скрыться невозможно. Хоть на край земли переселись – Господь видит и знает о нас все. Очи Его обозревают всю землю, Он надзирает за всеми, кто принадлежит Ему. Так же должны относиться и родители к детям и всегда держать их в поле зрения.

Сколько свободного времени должно быть у ребенка? Это также немаловажный вопрос. Многие родители хотят дать своим детям максимум свободы, оправдываясь: «Мы прожили трудное детство, нас заставляли много работать, пусть хоть дети наши погуляют». Это беда для детей. Без нагрузки, без чувства ответственности они вырастут неполноценными людьми.

Зарабатывать хлеб в поте лица – долг впавшего в грех человечества. Бездеятельность и праздность – мастерская дьявола. Труд – это сдерживающий фактор. Занятый человек гораздо меньше склонен ко греху, чем праздный.

Некоторые дети целый день бегают по улице, как беспризорные. Их и воспитывает улица. Для христианских детей это вообще недопустимо. Свободное время у ребенка должно быть ограниченным, и чем он старше, тем больше должен быть загружен.

На родителях лежит ответственность научить детей самостоятельности в исполнении своих обязанностей. На это нужно время, терпение и внимание. Увеличивая нагрузку по мере возраста, не оставляйте детей без контроля. Чтобы враг не увлек их на путь греха, проверьте, как они выполняют то или другое задание. Дети должны понимать свою подотчетность родителям и в то же время знать, что они могут рассчитывать на своевременную помощь по любому вопросу. Если мы будем относиться к этой обязанности с полной ответственностью, то не только сохраним детей от пагубных привычек, но и привьем им полезные навыки, они вынесут из родительского дома ценный духовный багаж. Ведь сколько проблем возникает в семьях из-за того, что жена ни в детстве, ни в юности не научилась варить, шить, вести домашнее хозяйство, а муж не знает, как забить гвоздь, отремонтировать утюг или швейную машину! Все это серьезно влияет на атмосферу в семье, на взаимоотношения с окружающими и с Богом.

И последнее, что существенно влияет на воспитание детей, – это игрушки, неотъемлемая часть детства. Существуют довольно опасные игры и игрушки, которым в христианском доме не должно быть места. Думаю, зрелые христиане прекрасно понимают, что это, и в силах защитить и сохранить своих детей от влияния таких игрушек, как «Дэнди», «Барби», а также танки, пистолеты и многие другие.

Детство – слишком дорогое время, чтобы легкомысленно тратить его на пустые и опасные игры. Память ребенка – хорошая почва для посева, и отдать ее под засев пустого и ненужного – роковая ошибка. Разум ребенка восприимчив для учебы, и задача родителей – вложить в него как можно больше доброго и полезного. «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состареет», – говорит Библия (Притч.22:6).

Небесный Отец не оставляет нас без присмотра ни на один час. Это утешает нас и радует. Пусть же подобная радость сопровождает и наших детей, пусть знают они, что всегда находятся в поле зрения родителей.

Таково, на мой взгляд, библейское устройство семьи. Здесь встречается много препятствий, враг направляет все свои силы на то, чтобы разрушить, ослабить духовное влияние на детей. Но робеть перед трудностями или уступать врагу – значит обречь себя и свою семью на верную гибель. Путь греха легок, а Божий путь – узок, это путь борьбы, страданий, неудобств для плоти. И чтобы жить по воле Божьей, нам нужно прилагать усилия, нужно трудиться.

Несмотря на то, что Господь ответил мне на многие вопросы, я часто стою перед проблемой – как правильно воспитывать. Иногда захожу в тупик. Тогда я становлюсь на колени и умоляю Господа, чтобы Он умудрил и наставил меня. Только Бог – источник мудрости и света. Он может наставить нас в любой ситуации, по любому вопросу, может помочь нам научить детей страху Божьему, научить их повиноваться, смиряться и следовать за Господом.

Помоги, Господь, в этом каждому из нас!

Н. Л.

А мы доверились Богу

«Благ Господь к надеющимся на Него…»

(Пл.Иер.3:25)

Эрнст Майер, глава многодетного семейства, вернулся с работы. Подхватив малышку на руки, он опустился в кресло.

– Устал? – сочувственно спросила его жена.

– Да, Эрика, немного.

– Ну, отдохни, и будем ужинать,– ласково сказала она и, накрывая на стол, спросила: – Нут что там с огородами, слышно что-нибудь?

– Да, завтра будут нарезать землю. Я, по всей видимости, тоже поеду на поле.

– Хоть бы нам на ровном месте участок достался!

– Бог знает, что для нас лучше. Доверимся Ему, а Он сделает, как нужно.

Уже несколько дней Майеры молились, чтобы Господь усмотрел необходимый для семьи участок земли, где можно было бы посадить картошку.

Утром Эрнст ушел на работу, уверенный, что Господь все устроит. Работал он на большом чугунолитейном заводе. Каждую весну завод за определенную плату предоставлял рабочим вспаханную землю. Участки нарезали по спискам, кому где попадет.

– Ну и где нам досталась земля? – спросила Эрика, как только муж переступил порог.

– На бугре.

– На бугре?.. – ахнула она.– Ай-ай-ай!.. Что же мы будем делать? Как будем поливать?

Вода для полива огородов текла из труб по канавам, и направить ее на бугор было просто невозможно.

– Не переживай раньше времени,– поспешил успокоить жену Эрнст,– На бугре ведь тоже кто-то должен сажать. Не нам, так кому-нибудь другому достался бы этот участок. Бог знает, что делает, будем надеяться на Него и не унывать.

– Хорошо тебе, ты так спокоен!

– И ты успокойся,– улыбнулся муж.– Все будет как нельзя лучше. Бог ведь слышит наши молитвы!

Общая посадка картофеля была объявлена на первую субботу и воскресенье мая. На эти дни администрация завода выделила для каждого цеха транспорт, чтобы всех желающих организованно отвезти в поле. А кто не мог поехать со всеми, тот добирался в поле самостоятельно.

В субботу все Майеры от мала до велика встали раньше обычного, готовые к выезду в поле. Отец перед молитвой сказал:

– Дети, сегодня нам предстоит серьезная работа. Участок у нас большой, как и семья, и посадить картошку мы должны за один день. Знаете почему?

– Потому что в воскресенье мы на собрание ответил кто-то из малышей.

– Потому что работать в воскресенье – грех,– добавили старшие.

– Совершенно верно, А чтобы успеть сделать все за один день, нам нужно усердно потрудиться. Сейчас попросим у Господа сил и мудрости на нашу работу, попросим, чтобы Он благословил семена и землю, чтобы дал урожай.

Молитва семейства была услышана. Картошку посадили дружно, с песней, в надежде, что Господь вырастит посаженное.

В той местности, где жили Майеры, лето было жарким и бедным на дожди. Огороды нужно было поливать. Делали это тоже организованно. У каждого цеха был свой график полива.

Когда на огородах зазеленели всходы, люди стали чаще поглядывать на небо в ожидании дождя. Но его все не было.

– Ты узнал, когда наша очередь поливать? – спросила Эрика мужа.

– Узнал.

– Когда?

– Завтра.

– В воскресенье? – глаза Эрики округлились.– Что же нам делать? Земля ведь такая сухая!..

За ужином Эрнст молчал, а Эрика взволнованно говорила о том, что земля сильно пересохла и картошка не вырастет, если ее вовремя не полить.

– Ну как, поедем на огород? – тихо спросила она под конец.

Дети смотрели то на мать, то на сосредоточенного отца и ждали, что он скажет,

– Поедем,– уверенно ответил Эрнст.– Только не воскресенье. В воскресенье наше место – среди святых, туда мы и поедем.

– Я согласна с тобой,– вздохнула Эрика,– но что будет с картошкой? Такая жара стоит!..

– Будем молиться и надеяться, что Господь все усмотрит. Но поливать огород в воскресенье не поедем,– решительно сказал Эрнст.

Утром Майеры всей семьей поехали на богослужение, в то время как рабочие из цеха, где работал Эрнст, поливали свои огороды.

День был жаркий и душный, но к вечеру подул ветер, на небе появились облака. Ночью ветер усилился. Грозно зашумели деревья. Молнии одна за другой разрывали ночное небо, покрытое тяжелыми грозовыми тучами. Глухие раскаты грома раздавались все ближе и ближе. Наконец по стеклам забарабанили первые крупные капли, и через несколько минут барабанная дробь перешла в шум сплошного потока воды. Дети Майеров мирно спали, а родители, стоя на коленях, благодарили Бога за услышанные молитвы.

– Это же настоящее чудо! – восторгался Эрнст.– Действительно, Бог не оставляет без внимания тех, кто надеется на Него!

В понедельник утром Эрнст с женой поехали в поле посмотреть картошку. Печальная картина открылась их взору: кусты картофеля прибиты к земле и затянуты грязью. Поднявшись па бугор, они увидели, что их огород совсем не пострадал. Земля хорошо промокла. А зеленые кустики весело поднялись после дождя, радуя глаз своей свежестью.

Многие с завистью смотрели на участок Майеров и говорили:

– Как хорошо, что вы в воскресенье не поливали! А другие добавляли:

– Повезло вам, что огород на бугре достался...

– Секрет не в том, где наш участок находится,– отвечал Эрнст.– Мы молились Богу и надеялись на Его милость. Воскресенье дано нам для отдыха и прославления Бога, и мы считаем, что работать в этот день – грех. А что участок на бугре,– так весной никому не казалось, что это хорошо, все хотели на ровном месте получить землю... Бог благословил нас, и кто осмелится сказать, что это не так?

И.В.

Здоровая семья – частица сильного народа

Издавна Бог хотел, чтобы Его народ был сильным и великим. Поэтому Он сказал: «От Авраама точно произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли. Ибо Я избрал его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путем Господним, творя правду и суд...» (Быт. 18:18-19). Сила народа – в исполнении заповедей Божьих. Чтобы каждое поколение знало эти заповеди, отцы должны передавать детям своим Божью волю и Его повеления.

Возможность познать Бога и быть Его народом куплена для нас Иисусом Христом. Он «дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» (Тит.2:14). Именно для этого Господь так дорого заплатил за нас. Он хочет, чтобы народ Нового Завета был сильным народом. Поэтому наша задача – воспитывать детей в учении и наставлении Господнем.

Мы знаем, что народ израильский не исполнил Божьего повеления, не передал следующему поколению ту истину, в которой был наставлен. Хотя Господь конкретно повелел: «И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая» (Втор.6:5-7). Евреи не сделали этого, несмотря на то, что в Божьем повелении четко и ясно были изложены методы и время воспитания.

Передать другому можно лишь то, чем обладаешь сам. Если мы любим Господа, если слово Его пребывает в нашем сердце, то мы научим детей страху Божьему и заповедям Его. Бог повелевает использовать для этого всякую возможность – и когда ложимся спать, и когда встаем, и когда находимся в дороге, и когда просто общаемся с детьми.

Как-то в одной церкви детям задали вопрос, кем они хотят быть, когда вырастут. Ответы были разные. Кому-тo хотелось стать пресвитерам, кому-то регентом, проповедником, учителем воскресной школы, хористом. А один пальчик хотел быть шабашником. О чем это говорит? Удачно выразился какой-то стихотворец: «Ребенок учится тому, что видит у себя в дому, родители – пример ему».

Быстрее всего мы научим детей тому, чем живем сами. Зачастую это происходит даже неосознанно. Когда израильтяне оставили Господа, Бога отцов своих. Который вывел их из земли египетской, и обратились к другим богам, они и детей научили идолопоклонству. Всего пятьдесят лет прошло с тех пор, как они вошли в землю обетованную, и новое поколение уже не знало живого Бога.

Можно сказать, что благополучная, обеспеченная жизнь Израиля удалила его от Бога. В книге Неемии мы читаем: «И заняли они укрепленные города и тучную землю, и взяли во владение домы, наполненные всяким добром, водоемы, высеченные из камня, виноградные и масличные сады и множество дерев с плодами для пищи. Они ели, насыщались, тучнели и наслаждались по великой благости Твоей...» И так хочется прочитать дальше: «И стали глубоко верующими, твердыми духом. Но, увы! «И сделались упорны и возмутились против Тебя, и презрели закон Твой, убивали Пророков Твоих, которые увещевали их обратиться к Тебе, и делали великие оскорбления» (Неем.9:25-26).

Судьба детей во многой зависит от веры родителей, от их отношения к библейским истинам о принятии и воспитании детей. Апостол Павел небезосновательно был уверен, что Тимофей обладает такой же верой, как его мать и бабушка (2Тим.1:5). Глубокая вера матери, ее молитвы и достойная Бога жизнь сделали свое дело – в семье вырос служитель. Передаем ли мы свою веру нашим детям?

Было время, когда сами служители запрещали приводить детей на богослужения. За нарушение этого предписания власти закрывали молитвенные дома. А сегодня на наших богослужениях много детей, с ними проводятся занятия, для них издается литература. Но при всем этом довольно многие, подрастая, уходят в мир, и родители бывают к этому до удивления равнодушны.

«Мы сделали, что могли,– говорят иногда отцы и матери повзрослевших детей.– Теперь они сами за себя отвечают. Мы больше ничего не можем». Так некоторые пытаются успокоить свою совесть. Но если, скажем, взрослый сын или дочь вдруг попадет в аварию, вряд ли кто из родителей скажет: «Сам виноват. Превысил скорость, пусть теперь отвечает».

Авария иди несчастный случай – временная трагедия, и родители ни за что не отнесутся к этому равнодушно. Но неверие Богу, жизнь вдали от Него – духовная трагедия, которая приведет к вечным мучениям, и это тем более должно тревожить и волновать всякого отца и мать. Но, увы! не каждый усердствует в молитве, в духовной борьбе, не каждый сеет семена жизни в бессмертные души своих детей.

Воспитание детей, как, впрочем, и всякое исполнение воли Божьей, тесно связано с нашим духовным состоянием, А оно зависит от нашего согласия с Божьими повелениями. Бог установил, чтобы главой всякой семьи был муж. И это не унижение жены, а Божественное устройство семьи. Создавая человека, Творец заложил в мужчину такие качества, чтобы он мог управлять. А женщину Он создал с удивительной способностью покоряться и помогать. С грехопадением этот порядок нарушился, но при возрождении свойства, заложенные Богом в человека, восстанавливаются.

У девушки, до того как она вступит в брак, есть выбор – согласиться на замужество или нет. Но, дав согласие, она обязана признать своим главой того, кого поставил над ней Бог. «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу» – гласит Писание. А мужьям Бог сказал: «Любите своих жен».

В вопросе управления и повиновения все мы подвергаемся немалым искушениям. Жена часто хочет управлять, а муж нередко пытается переложить ответственность на жену. Причина этой проблемы – недостаточность духовного руководства, и именно в том, что в основе наших взаимоотношений не лежит Слово Божье. А оно гласит, что всякому мужу глава – Христос.

Сестры нередко спрашивают, может ли быть главой неверующий муж, особенно пьяница. Эта проблема существовала и в первоапостольской церкви. Апостол Петр писал по этому поводу: «Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие». (1Петр.3,1-2).

Конечно, жены, у которых мужья неверующие, встречают большие трудности. Это и разный подход к воспитанию детей, и вообще противоположные взгляды на многие житейские вопросы. Это и всевозможные запреты, и угроза развода. И, тем не менее, приобрести мужа для Господа можно только путем покорности Слову Божьему. Поэтому неверующего мужа, каким бы он ни был, нужно почитать главой и покоряться ему в материальных и бытовых вопросах. А в вопросах веры, таких как чтение Библии, посещение собраний, прерывание в молитве – необходимо покоряться Богу. Хотя именно здесь некоторые жены уступают, думая, что таким образом приобретут мужа, и тем самым обманывают себя. Любое нарушение, связанное с грехом, никогда не отразится на муже положительно. Покорить его сердце возможно лишь мягкостью, заботой и терпением.

Как-то родная сестра одного спившегося мужа сказала его жене-христианке: "Не понимаю, откуда у тебя столько терпения к нему? Хотя он мне и брат, я бы не смогла так любить его!» А жена ответила: «У нас впереди вечность, мы будем с Господом, а ему придется вечно мучиться. Пусть хоть сейчас ему будет немного легче». Эти слова, случайно услышанные мужем, так коснулись его, что вскоре он покаялся и стал членом церкви.

Пробел в вопросе управления семьей часто связан с неправильным пониманием любви мужа к жене. Любовь – это не только чувства. «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь» (Еф.5:25). Господь хочет, чтобы мы любили жену такой, какая она есть. Любить – значит жертвовать собой и своим, и делать это так, чтобы ей было хорошо. Это значит уделять жене внимание и время для общения, помогать ей, заботиться не только о материальном, но и о духовном состоянии, вместе читать Библию и молиться. Любить – это значит уметь выслушать и вовремя сказать нужное слово, уметь прощать и просить прощения. Прощение, как ничто другое, свидетельствует о любви.

Любовь мужа – это всесторонняя забота о жене и в трудное время, и в более легкое, особое внимание к ней во время вынашивания детей. Молитва мужа о благополучном развитии ребенка и о здоровье супруги укрепляет ее в вере, придает сил.

Духовное состояние матери, ее мышление отражается на характере и формировании внутреннего мира ребенка. Читая Библию и прославляя Бога пением во время беременности, мать может вложить в ребенка любовь к Слову Божьему и пению.

Влияние, оказанное на ребенка еще до рождения, может быть отрицательным. Одна мать во время беременности тайно брала деньги у мужа. А сын впоследствии тоже стал заниматься воровством – тайком вытаскивал разные вещи у родственников: то часы у дяди, то велосипед у дедушки, то деньги у родителей.

Любовь к детям играет чуть ли не главную роль в семейной жизни, и сказывается и на воспитании детей, и на взаимоотношениях супругов. Любим ли мы детей? Как мы ожидаем каждого ребенка? Бывает так, что первого, второго, третьего ребенка родители принимают с радостью, а потом наступает усталость, апатия какая-то, и, узнав, что Бог творит новую жизнь, некоторые начинают роптать, и ребенок рождается нежеланным. Это трагедия. Таким детям бывает очень трудно поверить истине, что Бог любит каждого человека, и их в том числе.

Дети, развивающиеся в благоприятных духовных условиях, быстрее откликаются на Божий призыв, больше склонны к благочестию.

Чтобы правильно воспитать подаренных Богом детей, необходимо знать их особенности. Некоторые из них мне хочется назвать.

Дети нежны, как говорил Иаков Исаву. Пожалуй, ни одно существо на земле так не нежно, как ребенок. Он рождается очень слабым и физически, и психологически. Кем он станет, когда вырастет,– во многом зависит от родителей, от их воспитания, от того, какой характер они сформируют у ребенка, чему научат его, куда направят.

Дети хотят быть зависимыми. Только в подростковом возрасте они стремятся стать самостоятельными и освободиться от родительского влияния, А в детстве они хотят, чтобы родители любили их, ласкали, заботились о них. Это самое лучшее время вложить в них все доброе, что только доступно человеку. Это время ответов на бесконечные вопросы, время формировать мировоззрение ребенка, учить его верно мыслить.

Дети неусидчивы. Это нужно обязательно учитывать и не требовать от них невозможного.

У детей есть свои особенности и в мышлении. Я однажды учил со своим сынишкой стихотворение: «Если хочешь жить легко и быть к Богу близко, держи сердце высоко, а головку низко». Чтобы он понимал, что рассказывает, я объяснял ему: «Сердце держи высоко, аж до неба, в головку низко-низко, аж до пола. А он спрашивает: «Папа, а ходить как?» Дети, в основном, не способны понимать образный язык. Поэтому при воспитании, объясняя им духовные истины, необходимо учитывать их мышление, их понимание.

У детей есть уникальная способность подражать. Причем подражать и доброму, и плохому, не только в жизненных мелочах, но и в серьезных духовных вопросах.

Одна девочка, играя с куклой и укладывая ее спать, приговаривала: «Баюшки-баю, закрой глазки! Спи, моя хорошая!» А другая била свою куклу и кричала: «Закрой глаза ах ты, такая противная! Сколько раз тебе говорить – закрой глаза!»

Дети подражают родителям. И не только родителям. Кто из нас не видел, как дети играют «в собрание», копируя при этом хористов, проповедников, молодежь?! Эту особенность детства необходимо использовать ко благу ребенка, подавай ему добрый пример святой жизни.

И еще одна особенность ребенка – любознательность. Четырехлетний ребенок может задать около четырехсот вопросов в день. Таким образом он познает окружающий мир. Очень важно, учитывая эту особенность, вложить в разум ребенка понятие о грехе, о святости, о Боге, о Библии, научить делать добро людям, быть щедрым, общительным. Кто-то сказал: «В юности нет такой характерной склонности, которая не проявлялась бы в детстве и результаты которой не видны были бы в зрелости и старости». Другими словами, все закладывается в детстве, а потом только развивается и укрепляется.

Очень важно правильно и удовлетворительно отвечать на вопросы ребенка, чтобы не оттолкнуть его от себя и не заставить искать ответы на стороне. Некоторые родители, не желая отвечать на трудные вопросы, говорят: «Вырастешь – узнаешь», А ребенок все же ищет ответ, только уже не у родителей. И наступает время, когда отец с матерью и хотели бы, чтобы дети больше спрашивали у них, общались с ними, но, увы! они отучили их от этого еще в детстве.

В ответах на вопросы необходима мудрость и внимательность к запросам ребенка. Один пятилетний мальчик пришел с улицы и спрашивает:

– Мама, откуда я взялся? Она говорит:

– Иди к папе.

Папа решил объяснить это сыну.

– Знаешь, бывают цветы мужские, бывают женские,– сказал он, но почувствовал, что не с этого надо начинать.

Трудно объяснить это детским языком, но надо. Он пробует другой вариант:

– Знаешь, бывают деревья мужские, бывают женские... Нет, опять что-то не то.

– А зачем это тебе? – спросил он у сына.

– Я играл на улице, а Вова говорит: «Я из Воронежа приехал, а ты откуда из взялся?»

Доверчиво глядя на обескураженного отца, малыш ожидал от него достоверного ответа.

Чтобы дать ответ, удовлетворяющий запросы ребенка, необходимо понимать его. Без Божьего водительства, без мудрости свыше вырастить детей правильно, воспитать их в страхе Божьем, просто невозможно. Награждая нас детьми, Господь силен и вразумить, как их воспитать. Поэтому нам нужно помнить о своей зависимости от Бога, нуждаться в Нем, любить Его и жить свято. И тогда наша богобоязненная жизнь передастся детям, поможет им с ранних лет полюбить своего Создателя.

У каждого мальчика и девочки в определенном возрасте пробуждается влечение к противоположному полу. Обязанность родителей – сохранить детей целомудренными, научить их противостоять всем искушениям и беречь себя от осквернения.

Сегодня даже игрушки могут приучить детей к разврату и осквернить их душу. Наблюдайте, с чем играют ваши сыновья и дочери!

Куда бы ни шли ваши дети – в школу, в магазин или просто на прогулку, сопровождайте их молитвами! Научите их молиться перед выходом из дома. А когда они придут, спросите, как у них дела. Некоторые дети сами ничего не расскажут, пока их не спросят. Но у них у всех бывают вопросы и проблемы, с которыми они сами не могут справиться. Оставаясь без внимания родителей, они сильно переживают, их психика перегружается, и это отражается на духовном состоянии.

Предостерегайте своих сыновей и дочерей, молитесь о них, и Господь окажет неизреченную милость – сделает ваших детей сосудами, годными на всякое доброе дело в Церкви Божьей.

Воспитать христианскую семью – нелегкое, ответственное дело, и вряд ли есть равное ему на земле. За выполнение возложенных на каждого из нас обязанностей нам однажды придется дать отчет. Муж, как ты управлял семьей? Жена, как ты подчинялась? Где ваши дети?

Господь хочет, чтобы мы принимали детей как подарок от Него и воспитывали их в учении Господнем, чтобы все они были членами Церкви Христовой и составили народ крепкий, сильный, ревностный к добрым делам.

В. М.

Все ли дети здесь?

Что стрелы в руке сильного, то сыновья молодые. Блажен человек, который наполнил ими колчан свой! Не останутся они в стыде, когда будут говорить с врагами в воротах.

(Пс.126:4-5)

Иессею вифлеемлянину Бог подарил восемь сыновей и две дочери. Это была обычная израильская семья, в которой все были заняты своим делом: старшие сыновья, когда это было нужно, ходили с Саулом на войну, младший пас овец своего отца.

Как правило, родители хорошо знают характер своих детей: кто кроток и застенчив, кто вспыльчив и распорядителен. Но Господь, взирая на каждого человека, знает о нем то, чего не знают родители. Так обстояло дело и в семье Иессея вифлеемлянина: отец и мать были спокойны за своих сыновей и не подозревали, что старшего Бог отринул (1Цар.16:7).

Неизвестно, пользовался ли расположением родителей Давид – меньший из сыновей, но родные братья были плохого мнения о нем. «Зачем ты сюда пришел, и на кого оставил немногих овец тех в пустыне? Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое; ты пришел посмотреть на сражение» (1Цар.17:28). Так встретил Давида старший брат Елиав, когда тот, посланный отцом, пришел на место, где стояло войско Саула.

Господь же смотрел иначе. Когда Саул не оправдал надежд Израиля и был отвергнут, Бог послал Самуила в дом Иессея, среди сыновей которого усмотрел для Своего народа другого царя. Придя в Вифлеем, Самуил пригласил семью Иессея к жертве. Увидев старшего сына, Самуил сказал: «Верно, сей пред Господом помазанник Его!» Но это была ошибка. Иессей подводил к Самуилу семерых сыновей, но никого из них не избрал Господь.

«И сказал Самуил Иессею: все ли дети здесь? И отвечал Иессей: есть еще меньший; он пасет овец. И сказал Самуил Иессею: пошли и возьми его: ибо мы не сядем обедать, доколе не придет он сюда. И послал Иессей, и привели его. Он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом. И сказал Господь: встань, помажь его; ибо это он» (1Цар.16:11-12).

И вот тот, кого другие считали высокомерным, удостоился высокой чести быть мужем по сердцу Божьему. Мы знаем, что Давид не только был благословенным царем в Израиле, но из его потомства Бог, по обетованию, воздвиг Израилю Спасителя Иисуса (Деян.13:23).

«Чей это сын?» – спрашивал Саул, увидев, с какой меткостью поразил Давид великана камнем из пращи. Воистину блажен отец, в доме которого вырос такой, уповающий на всемогущего Бога, сын! Не только отец, но и Израиль был избавлен от позора, когда этот сын говорил с врагами у ворот!

«Дайте мне человека, и мы сразимся вдвоем!» – как некогда Голиаф, бросает сегодня вызов безбожие, а в некоторых общинах некого послать на брань.

«Все ли дети здесь?» Этот вопрос, пожалуй, не раз возникал у служителей, посещающих христианские семьи в поисках новых тружеников. Все ли с радостью соглашаются посвятить своих детей на служение Богу? Дети есть и все дома, но один увлечен миром, другой – материальная опора семьи, страшно подумать, как без него обходиться...

«А ваша дочь? Не смогли бы вы отдать ее на служение?» – «Что вы! Без нее в доме, как без рук: малые дети, хозяйство...» Такой ответ получали многие служители в христианских семьях.

Не было бы после Моисея вождя в Израиле, если бы родители Иисуса Навина придержали своего сына дома. Этот юноша не отлучался от скинии – отмечено в Священном Писании (Исх.33:11), Но, если он не отходил от скинии и был все время при Моисее, значит – ушел от родителей! Быть одновременно и дома, и у скинии – невозможно! Наверное, родители не просто мирились с отсутствием сына, но радовались, что он с юности учится самому трудному и в то же время самому важному делу: служению ближним, а значит – служению Бору.

Не три раза в год приходил Иисус Навин с родителями для жертвоприношения, но изо дня в день не отлучался от скинии, внимательно наблюдая, как Моисей умиротворял спорящих, как переносил личные оскорбление, упреки, как сокрушался и падал ниц, умоляя Бога помиловать согрешивший народ. Иисусу Навину все это нужно было знать и видеть.

Несомненно, у этого молодого человека были родители, которым он, как сын, был многие обязан. Как он справлялся с сыновней обязанностью, мы не знаем. Однако трудно предположить, чтобы ему пришлось уходить из дому с сердцем, обожженным огнем родительских упреков: «Мы тебе не нужны... Тебе милее скиния и Моисей...» Хочется верить, что пребывание Иисуса Навина у скинии говорило о единодушном согласии на это всей семьи, о радости родителей за избрание их сына, о радости остальных родственников, взявших на себя ту часть заботы, которую должен был оказывать родителям Иисус Навин.

«Что-то не видно вашего сына! Наверно, он совсем забыл вас...» – могли говорить соседи отцу или матери Иисуса Навина. «О нет! – могли ответить они.– Наш сын – помощник у Моисея. Он уже был предводителем в битве против амаликитян! Моисей и Аарон молились, а он сражался, и Бог помог низложить врагов наших. Наш сын нужен Господу: большую радость и награду трудно представить!»

«Все ли дети здесь?»

Сегодня этот вопрос, как стрела, может пронзить некоторых верующих родителей. Взор их поникнет, когда Господь скажет: «Я хочу благословить меньшего из ваших детей, но жив ли он?» Не смогут привести они под благословляющую руку Божью меньшего, потому что распорядились его судьбой еще прежде его рождения...

Есть семьи, в которых живы только старшие дети и нет средних, нет младших. От них избавились... Но у Бога все живы (Лук.20:58; Пс.138:16). В последний великий день Он воскресит всех, в ком было заложено дыхание жизни, и дети узнают своих родителей, поднявших на них руку тогда, когда они еще не успели увидеть Божьего света.

Скольких служителей и мужественных воинов недосчитываются в иных церквах только потому, что родители стыдились иметь большие семьи! Иисусы Навины и Давиды оказались некоторым ненужными.

«Искал Я у них человека, который... стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтоб Я не погубил ее, но не нашел» (Иез.22:30),– говорит Господь. Не стихийное бедствие, не лютая война опустошила некоторые семьи, а сами родители прервали жизнь храбрым воинам. «Все ли дети здесь?» – спрашивает сегодня Господь.

Невозможно представить, скольких благословений лишился бы народ израильский, если бы Иаков постыдился сына старости своей – Иосифа (Быт.37:3), и если бы оказался лишним в родительском доме Гедеон, который тоже был младшим в семье (Суд.6,15).

Изнемогают на ниве Господней труженики. Где наши меньшие сыновья, которых можно было бы не только послать наведаться о здоровье братьев и узнать о нуждах их, как это сделал Иессей, но и сказать детям: если понадобитесь, оставайтесь и помогите братьям своим в труде для Господа!

«Все ли дети здесь?» Что ответим мы Господу?

Приобретенные без слов

Когда благодать Божья коснулась меня, и я отдала свое сердце Иисусу, все мои помыслы направились на то, чтобы нести Благую Весть погибающему миру. В первую очередь это касалось моей семьи.

Мой муж служил на железной дороге. Старшая дочь Мария работала сестрой милосердия в военном госпитале, а младшая, Надежда, закончила фельдшерскую школу и должна была уехать на Урал, на отработку. Предстоящая разлука сильно беспокоила меня. Я вновь и вновь объясняла Наде путь спасения, молилась Господу с ней и за нее. Подарив ей на прощание Новый Завет, я взяла с нее слово, что она будет каждый день читать из него хотя бы по одной главе.

Старшая дочь моя была тихого характера, мечтательница. Она увлекалась литературой и очень любила поэзию. Революционное движение в стране и его ужасные последствия пришибли ее нежную душу. Она никуда не ходила, кроме работы, и вечерами о чем-то сосредоточенно думала, для вида занимаясь вышивкой. Ни одно свое изделие она почему-то не могла закончить – бросала вещь недоделанной и начинала работать над другой.

Мне сильно хотелось разбудить эту тоскующую, дорогую для меня душу и направить ее на путь жизни. Я часто приходила к Марии в комнату и читала Библию. Она сначала заинтересовалась живой верой в Бога и даже согласилась пойти со мной на собрание, но после нескольких посещений опять засела дома. Я продолжала читать Библию вслух, но однажды Мария сказала, что она не такая уж великая преступница, чтобы гоняться за ней со Словом Божьим. Я объяснила ей, что все мы преступили закон Божий и все осуждены на вечную гибель, затем указала на некоторые ее недостатки. И у нас произошла маленькая ссора. Мне казалось, что моя обязанность – не только познакомить дочь с Библией, но и убедить ее на фактах, что она грешница.

Я стала изо дня в день указывать Марии на ее пороки, не без раздражения напоминала обо всех ее незаконченных работах, которые валялись в моем сундуке, говорила о бесполезной трате времени и денег. Дошло до того, что я в сердцах упрекнула ее за то, что они с отцом ничего не делают, тогда как я работаю, словно загнанная лошадь, став для них прислугой, прачкой и кухаркой.

После этих разговоров Мария забросила рукоделие и несколько дней подряд, возвращаясь из госпиталя, просто лежала на кушетке, отказываясь от ужина. Она стала избегать меня.

Желая сгладить эти недоразумения, я принялась объяснять дочери, что желаю видеть ее счастливой, спасенной и преданной Богу. Эти слова возмутили ее. Она сказала мне, что никогда в жизни не будет баптисткой, поточу что эта бездушная, страшная религия сделала из меня неузнаваемую ворчунью, и что скоро и она, и отец сбегут из-за меня из дому.

Мария не раз слышала, как я разговаривала с отцом. Я действительно много говорила ему о Библии, о счастливой, беспорочной жизни детей Божьих, питая большую надежду на благотворное влияние Слова Божьего на его душу и жизнь.

Меня давно возмущали некоторые привычки мужа. Он, например, курил так много, что, несмотря на частые проветривании, в комнате постоянно стоял дым. Окурки он складывал обычно в тарелку или блюдце, где они размокали, издавая неприятный запах. Когда я обратила его внимание на это и поставила около него две пепельницы, он с досадой начал раскидывать окурки по полу. Конечно, меня выводило из терпения такое мальчишество, потому что квартиру я старалась содержать в идеальном порядке.

Подбирая окурки с полу, я беспощадно осыпала мужа подходящими, на мой взгляд справедливыми, замечаниями, но все было напрасно. Несмотря на все мои высказывания, он, очевидно, задался целью изводить меня.

Приходя со службы, он обедал, надевал чистый воротничок и манжеты и отправлялся в город. Знакомые рассказывали мне, что он гуляет по набережной с дамами. Домой он возвращался очень поздно, его кошелек после такой прогулки был пуст. Я давно перестала ревновать его, но теперь, будучи чадом Божьим, считала своей обязанностью указать ему на опасность беспутной жизни.

По вечерам муж заставал меня в спальне за чтением Библии. Пока он раздевался, я читала вслух места, которые, на мои взгляд, должны были обличать его. Он снисходительно все выслушивал и ничего не говорил.

Однажды я расхрабрилась и прямо сказала мужу, что ему не подобает в таком возрасте, имея взрослую дочь, прелюбодействовать. Я говорила, что он может навлечь на нас гнев Божий и, упомянув о кровавых событиях в стране, с укоризной сказала: «Ты пляшешь и развлекаешься на кладбище мучеников!» Мои слова так задели его, что он больше не захотел слушать Слово Божье. Как только я открыла Библию, он начал свистеть.

На следующий день, возвратившись ночью с прогулки, муж вошел в спальню, взял подушку и одеяло и пошел спать в кабинет. Было понятно, что он не хотел слышать, как я читаю Библию.

Вскоре я стала видеться с мужем и дочерью только за столом, оказавшись в полном одиночестве со своими благими намерениями.

Сколько горьких слез пролила я перед Богом, прежде чем поняла, что разлад в семье произошел только по моей вине? Особенно коснулось меня слово Апостола Петра:

«Жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были...» Без слова! А сколько слов, причем колких, сказала я мужу и дочери!

Горько раскаявшись в своем заблуждении, я просила Господа наполнить мое сердце той любовью, которая все переносит, все прощает, все покрывает, всего надеется. В моей жизни начался новый период. И у мужа, и у дочери я попросила прощения за то, что была для них плохим примером, что поступала совсем не так, как учит меня Библия.

Ступив на путь полного самоотвержения и смирения, я начала делать свое дело в глубоком молчании. В комнату дочери я входила только для того, чтобы принести медовые пряники, которые она очень любила, или подать старательно разглаженные блузки и платья.

Мария заметила перемену в моих поступках. Она видела, как я подбирала окурки около мужа, слышала, как я участливо спрашивала его о здоровье. Меня действительно беспокоило то, что он стал плохо есть.

Как-то раз я спросила его:

– Может, у тебя опять воспалились почки? Не перейти ли тебе на молочную диету? Это тебе всегда помогало. Он пристально посмотрел на меня и сказал:

– Это было бы неплохо, но где взять столько молока?

Вечером, когда он вернулся со службы, его ждал кувшин теплого молока и кусок отварной рыбы.

После ужина он сказал, что чувствует себя неважно и хочет немного полежать. Я бросилась к кровати, чтобы отнести ему подушку в кабинет, где он последнее время ночевал, но он остановил меня, сказав, что там сильно дует из окна. Так он снова стал ночевать в спальне.

Наступившая зима выдалась суровой. Пайки, как в госпитале, так и на железной дороге, начали уменьшать. Люди с трудом доставали по карточкам небольшие порции черного хлеба и сахара. За хлебом приходилось стоять в очереди на ветру и морозе по несколько часов. Я уходила из дому обычно в шесть утра.

При всем этом я старалась уделять хотя бы один час в день для чтения Слова Божьего и молитвы. Эти блаженные минуты я проводила в спальне, чтобы никому не докучать.

Однажды я стояла на коленях, как вдруг в комнату вошла Мария. Положив руку мне на плечо, она сказала:

– Мамочка, прости, что прерываю тебя! Мне через полчаса надо идти на дежурство, а перед этим хотелось бы поговорить с тобой. Я не могу больше смотреть, как ты страдаешь. Прости меня за все грубости! Ты – настоящая христианка... Я так хочу быть такой, как ты! Научи меня, мамочка, как вступить на этот путь. Моя жизнь так пуста... – Рыдания прервали ее слова.

Мы плакали вместе. Благодатью Божьей моя дочь была приобретена!

С тех пор Мария стала помогать мне по дому, и у нас появилось много свободного времени для отдыха и чтения Библии. Она гораздо быстрее и лучше меня понимала Писание, и мы много рассуждали с ней о прочитанном. Теперь каждый новый день я встречала с радостью и торжеством.

Однажды Мария попросила меня достать из сундука ее рукоделие и вскоре, закончив свою работу, украсила квартиру изящными ковриками и салфетками,

В эти блаженные для меня дни я получила письмо от Надежды. Она сообщила, что вышла замуж, и между прочим упомянула, что читает Евангелие. Мы с Марией горячо молились Господу за Надю и ее мужа.

Как-то во время чтении Слова Божьего Мария сказала:

– Мама, я так хочу, чтобы папа тоже молился с нами! Ты замечаешь, как он изменился? Раньше он упрекал тебя, если ты не успевала почистить ему пальто, а теперь сам чистит. Ты видела сегодня, как он старательно складывал окурки в пепельницу?

– Я тоже хочу, чтобы он был спасен,– сказала я.– Будем продолжать молиться об этом. Бог милостив...

Вскоре я заметила, что лицо мужа стало сильно отекать, особенно по утрам. Он жаловался на жестокие боли в почках. Мы пригласили врача, и он обнаружил воспаление почек. Положение оказалось серьезным, мужу нужно было долго лечиться.

Мы с Марией усердно ухаживали за ним. Приходилось вставать к нему и по ночам, а в шесть утра я, как всегда, спешила в очередь за хлебом.

Как-то раз мне пришлось дольше обыкновенного простоять в очереди. Дочь была на дежурстве, и я беспокоилась, что не успею вовремя приготовить мужу завтрак. Прибежав домой, я первым долгом заглянула в спальню. Увидев меня, муж ласково кивнул. Я торопливо зажгла примус, сварила кофе и подала мужу. Он поставил чашку на столик и, взяв мою руку, приложил к своей щеке.

– Дорогая! Как ты замерзла! – воскликнул он.– Твои руки – настоящий лед!

Он стал греть мои руки, стараясь скрыть свое волнение за улыбкой. Затем он попросил, чтобы я налила себе кофе и позавтракала возле него.

Мы говорили о многом. Он целовал мои мозолистые, огрубевшие от работы руки, просил прощения за невнимательность и черствость. Уже много лет я не только не пользовалась его вниманием, но чувствовала, что он совершенно равнодушен ко мне. Теперь мое сердце трепетало от радости. Я поняла, что его душа потянулась к Богу.

Он сказал мне, что его поразило мое смирение и что-то новое, что появилось во мне со времени моего покаяния.

– Раньше ты никогда не оставляла мне ужин. Но когда я после проведенного в грехах вечера возвращался домой и находил на столе еще теплую еду, я терял покой. Эти салфетки, которыми ты прикрывала тарелки, лишали Меня сна. Я постоянно думал о нашей совместной жизни и только вчера увидел себя преступником перед Богом и перед тобой. Прости меня, дорогая!

Эта минута раскаяния вполне вознаградила меня за все пережитое. Вскоре муж принял спасение, и мы всей семьей стали служить Богу. О, дивная милость Божья!..

Из журнала «Свет жизни».

Служение жены

«У всех ворот народа моего знают, что ты женщина добродетельная» (Руф.3:11).Так сказал Вооз Руфи. Ворота в древние времена служили не только для защиты города. У ворот собирались старейшины и достойные по чести люди, там проходили городские совещания, решались серьезные вопросы, совершался суд, делались объявления.

И вот в таком значительном месте было известно, что Руфь – добродетельная женщина. Сама Руфь никогда не сидела у ворот, ее деятельность была далеко от этого места, но эта деятельность сделала ее имя известным у ворот.

В жизни каждой жены наступает момент, когда она становится известной в народе Божьем, в церкви. Причины известности очень разные. У кого-то муж стал служителем, у кого-то дети ведут себя так, что окружающие поневоле думают и говорят об их матери. Кто-то наряду с бесчисленными заботами о своей семье взял на себя зaботу об одинокой старушке. Что именно становится известным в народе - зависит от духовного состояния жены, от ее жизни, от ее отношения к Богу.

Хочет того жена или нет, но она непременно влияет и на своего мужа, и на детей, и даже на молодежь и членов церкви. На нее смотрят, и смотрят внимательно: как она одевается, как разговаривает, как ведет себя, какой у нее порядок и доме, как она готовит, как относится к детям.

Служение жены может быть созидательным, а может быть и разрушительным. В Библии есть примеры влияния жен – они и трудности большие создавали, они и большую помощь оказывали в решении серьезных проблем.

В книге Есфирь описан случай, как Царица Астинь не захотела прийти к Артаксерксу по его приглашению. Коротко говоря, жена не покорилась мужу. Думала ли Астинь, что ее поступок выльется в серьезную историю, что она станет виновной перед всеми семьями в царстве? – По-видимому, не думала. У царя – пир, у нее – тоже. Она собрала женщин, у них развеселилось сердце, и вдруг некстати ее зовет царь. И Астинь отказала ему.

Ее поступок приближенные царя расценили так: «Не пред царем одним виновна царица Астинь, а пред всеми князьями и пред всеми народами...» (Есф.3,16).

К сожалению, жены не часто задумываются над тем, что, не покоряясь мужу, поступая своевольно, они становятся виновными и перед другими.

Если проповедник иди служитель учит, что обязанность жены – почитать своего мужа, то многие в первую очередь обратят внимание на его жену – как она относится к нему. И тут ответственность жены очень большая. Если она подает недобрый пример, если она неверна на своем месте, – слова и поучения ее мужа потеряют силу, хотя и будут основаны на Слове Божьем.

За свой образ жизни и за одежду, за покрытие головы и отношение к мужу каждая жена ответственна перед Богом и перед людьми. Она должна помнить, что ей могут подражать. И если ее привычки расходятся с Евангелием, на нее ложится вина за соблазн – она виновна в том, что не исполняется Слово Божье. Такая жена повторяет ошибку Астини, и придет время, когда о ней скажут, что она виновна не только перед своим мужем, но и перед другими женами.

О добродетельности Руфи было известно всему народу. Служение личным примером очень сильно. Личный пример говорит громче слов, и в этом секрет и сила служения жены.

Жена часто влияет на мужа ради него самого, из любви к нему, и при этом не заботится о том, к чему наклоняет его своим влиянием – к добру или к злу. В книге Есфирь есть пример, как жена влияет на мужа, когда ей кажется, что к нему отнеслись несправедливо.

Звали эту жену Зерешь. Видно, она любила своего мужа Амана, потому что eго настроение быстро передалось ей. Зерешь поняла Амана и тут же подсказала, как можно решить его проблему. Подсказала так, что ему понравилось, он послушался ее совета. Когда же Аман на следующий день пришел домой печальный, Зерешь предсказала, ему гибель. Если бы она была мудрой женой, то сразу указала бы на опасность его состояния. Она знала, что Мардохей – иудей, но говорила в угоду мужу.

Нередко мужья приходят домой уставшие, озадаченные какой-либо проблемой после братского общения или просто после членского собрания. И здесь роль жены весьма ответственна. Она может повлиять на мужа в сторону истины, а может еще больше ослабить его силы, склонить к неверным рассуждениям и даже поступкам.

Истина для жены (как, впрочем, для всякого христианина) должна быть выше и дороже, чем настроение мужа. Зерешь же, взяв во внимание настроение Амана, оказала ему губительную услугу. О, если бы ничего подобного ни с кем никогда не случилось!

Пренебрегала истиной и жена Ахава – Иезавель. Она превыше всего ценила авторитет и желание мужа. Ее влияние было велико и губительно. Слово Божье говорит: «Не было еще такого, как Ахав, который предался бы тому, чтобы делать неугодное пред очами Господа, к чему подущала его жена его Иезавель». (3Цар.21:25).

Посмотрим теперь на двух жен, которые влияли на своих мужей ради истины. Одна богатая женщина в Сонаме предложила мужу сделать в своем доме комнату для Елисея, пророка Божьего, чтобы он мог там отдыхать. О муже этой женщины не написано – был он богобоязненный или нет, а ее богобоязненность - налицо. Она сказала мужу: «Вот, я знаю, что человек Божий, который проходит мимо нас постоянно, святой» (4Цар.4:9). Побудительной причиной в этом деле была святость пророка – не знакомство, не выгода какая-то, не его знаменитость или положение в обществе, а святость.

Задумала сонамитянка улучшить быт пророка, сделать ему комнату для отдыха, И пошла она с этим предложением к мужу. Не сама решила, не на стороне спросила совета, а у мужа. Бог благословил этот добрый поступок.

Другой пример – Есфирь. Она выполнила служение заступничества, готовая заплатить за это высокую цену: «И если погибнуть, погибну». Так она подходила к служению: была готова жизнь отдать, но сделать то, что требовалось от нее, как от царицы.

Нередко у жены возникают проблемы лишь потому, что нет полного доверия Богу, что жизнью своей она дорожит больше, чем святостью и истиной.

Артаксеркс сделал большой промах, подписав указ об уничтожении евреев. Он не хотел им зла и, по-видимому, понял свою ошибку, когда Есфирь ходатайствовала перед ним.

Столкнувшись с промахом мужа, Есфирь, однако, не паникует, не осуждает его, не выговаривает ему. Ни перед Мардохеем, ни перед слугами она не унижает его, не говорит о его ошибке. Она пытается исправить промах Артаксеркса, причем делает это с великой мудростью.

Во-первых, Есфирь не тороплива. Три дня она постится перед Богом, просит милости у Него. Во-вторых, проявляет мудрость и терпение в подходе к делу. Она не выпалила все сразу, не рассказала тут же о бедственном положении народа и злобе Амана. Нет. Она исправила ошибку Артаксеркса очень мягко, ничуть не унизив, его авторитет.

Получила ли Есфирь какое вознаграждение за то, что так красиво исполнила свой долг? – Получила. Ее славы хватило на Мардохея, она спасла избранный народ от гибели, можно сказать, положительно повлияла на историю еврейского народа.

У жены-христианки много дел. Это и воспитание детей, и устройство быта, и служение заступничества, и помощь мужу. Благо той жене, которая все делает ради святости, ради истины, а не только ради собственного авторитета или авторитета семьи.

Да даст Господь мудрости каждой жене создавать такую атмосферу в своем доме, так влиять на мужа, чтобы его служение в церкви было эффективным, чтобы семья приобретала благоволение у Бога.

Я. Я.

Честь или участь?

Меня часто спрашивают: «Как ты все успеваешь? Столько детей, мужа почти никогда дома нет, огород, хозяйство, работы невпроворот...» В такие минуты я всегда вспоминаю время, когда мы только поженились, и благодарю Бога, что Он не оставил меня стоять на месте, а повел Своим путем вперед, поднимая все выше и выше и приближая к Себе.

Когда первой нашей дочери исполнился год и месяц, у нас родился сын. Работы и хлопот заметно прибавилось. Я понимала, что мы, верующие, должны быть для всех во всем образцом. Хотелось, чтобы везде был порядок, чтобы все делалось вовремя и хорошо. И я старалась, сколько было сил.

Время шло, и я стала замечать, что в жизни не всегда получается так, как планируешь и как хочешь. Гораздо позже я поняла, что не всегда желание успевать можно назвать хорошим. Однако в то время мне это было еще не понятно.

Я видела, что многое не успеваю. Нужно было нянчить детей, готовить, стирать, содержать в чистоте дом и двор. Чем дальше, тем больше усугублялось мое положение. Маленькие дети изматывали меня. Огород оставался неубранным, и в доме до многого не доходили руки. В отчаянии смотрела я на запущенный двор, беспорядок в доме, горы стирки, глажки, шитья и от бессилия проливала слезы. Несделанная работа накапливалась, накапливалась и тяжелым грузом ложилась на душу. «Боже! Что будет дальше? Ведь это только начало!» – в страхе думала я.

Мы ожидали третьего ребенка. Здоровье мое было не важное, и чем дальше, тем хуже я себя чувствовала. Душевное волнение и разочарование отражалось на физическом состоянии.

Выходя замуж, я думала, что готова на все трудности, скорби и болезни. Но Господь испытывает нашу верность и упование на практике. Он повел меня таким путем, чтобы показать, как далека я еще от истинного смирения и как не способна покоряться Его воле и планам.

Огорчение, что многое не успеваю, что нет здоровья и сил растить детей и выполнять домашнюю работу, привело к тому, что у меня стало подниматься давление, заболели почки, и, в конце концов, в таком разбитом состоянии я попала в больницу.

Почти два месяца я надеялась, что немного отдохну, здоровье поправится и меня выпишут. Надеялась, что вот-вот возвращусь к детям, к своему делу. Но вместо улучшения мне становилось все хуже и хуже. Я никак не могла смириться с тем, что дети остались без матери, сильно тосковала по ним, переживала за не прополотый огород и домашнюю работу, которую никто вместо меня не сделает. Я все еще держалась за земное.

Все это отражалось на здоровье. Давление не падало. Врачи начали беспокоиться, что у меня могут отказать почки.

«Что же будет дальше? – тревожилась я.– Хотя бы дети не так часто... Сейчас родится третий, на следующий год – четвертый... Что же будет со мной?..» Эти навязчивые мысли томили, угнетали и страшили меня. Кроме того, каждый день приходилось выслушивать упреки врачей: «Что вы думаете! Хотите оставить детей сиротами? Кому они будут нужны? Хотя бы немного подумали, что делаете!..»

Мне казалось, что я потеряла всякую надежду и упование на Бога. Запугивания врачей еще больше растравляли душу. Меня перевели в отдельную палату, завесили окно, предписали строгий постельный режим…

Там, в затемненной палате, я начала приходить в себя, стала больше молиться, думать о своем духовном состоянии. Я поняла, что Господь останавливает меня, хочет приблизить к Себе, ведь в последнее время я так мало общалась с Ним! Меня стали посещать такие мысли: «А вдруг и правда близится мой конец? Если Господь хочет прервать этою жизнь, какая польза от того, что я постоянно думаю и переживаю о земном? Как в таком состоянии предстать перед Богом? Я же не готова!..»

Словно пелена упала с моим глаз, я стала сокрушаться, каяться в том, что не доверяла Богу. Я поняла, что ложный страх и переживания за будущее ничтожны перед Богом и могут только погубить меня. И тогда во мне созрело искреннее решение идти, как поведет Господь. Пусть даже я умру, пусть наступит здесь мой конец, главное – исполнить Его благую волю!

Когда я так смирилась. Господь наполнил мое сердце невыразимой радостью, покоем и миром. Все переживания куда-то исчезли, будущее уже не пугало. Я готова была принять от Бога предназначенное мне.

Тем временем врачи, боясь, что со мной может случиться что-то худшее, решили отправить меня самолетом в краевую больницу. Я сообщила об этом мужу. Сначала мы не хотели соглашаться. Мне вспомнился пример одного брата, как он говорил о своих трудных обстоятельствах: «Если это воля Божья, я должен оставаться в том положении, в которое Он поставил меня». Я думала, что Бог достиг Своей цели и уже можно не ехать в центральную больницу, но противиться не стала.

По моим рассуждениям муж понял, что внутри у меня произошли большие перемены.

Летели мы на Ан-2. Погода была дождливая. Самолет долго не мог взлететь с глинистого пригорка, но потом кое-как поднялся в небо. Когда он попадал в тучу, его швыряло, как щепку. Разразилась гроза. Казалось, природа была против нас...

Несмотря на то, что я удалялась от дома и не видела конца трудностям, Господь дал мне радость, и я от сердца благодарила Его за свой путь. Мне уже не было страшно. Я надеялась на милость Господа и верила, что Он все усмотрит. В сердце моем было полное согласие с высшей волей, даже если бы она осуществилась в смерти. Я попрощалась с мужем, мысленно простилась с детьми.

«Если Господь этого хочет, зачем мне бояться? – думала я.– Если Он со мной, то и смерть не страшна…» Когда я так размышляла, у меня появилась уверенность, что Господь не допустит смерти, что все это случилось только для того, чтобы я правильно увидела себя и приблизилась к Богу.

Вечером меня привезли в краевую больницу. И здесь Господь совершил чудо. Предсказания и опасения врачей не оправдались. Наутро у нас родился сын. Все прошло благополучно.

Давление у меня по-прежнему было высоким, и врачи решили оставить меня в больнице для обследования. Но я уже не надеялась на них. За время пребывания в больнице я увидела, что врачи ничем не могут мне помочь, сколько бы ни старались и что бы ни делали. Бог научил меня полагаться на Него, потому что лишь Он может в любой момент помочь и сделать то, чего никогда не сделают врачи, а если Он что-то и допускает – скорби, болезни, несчастья, – то и это для нашего блага, чтобы смирить и приблизить к Себе.

Я вернулась домой с желанием никогда не переживать за земное больше, чем за духовное. Я поняла, что от моего настроя зависит состояние и моих детей, и всей семьи.

Получив исцеление духа, я начала поправляться и физически. Мысли о том, что будет дальше, уже не страшили меня. Я молилась только об одном: «Господи, если Ты предусмотрел дать нам еще детей и если между ними будет небольшая разница в возрасте, помоги мне остаться верной Тебе, не испугаться трудностей, и еще пошли для этого необходимое здоровье...»

Господь услышал мою молитву. Несмотря на то, что с каждым ребенком приходилось испытывать новые трудности и страдания, с каждым разом я получала все больше духовных благословений. И самые большие благословения приходили в особо тяжелых обстоятельствах.

Когда третьему ребенку исполнился год и две недели, У нас родилась еще одна дочь. Годовалый сын еще не ходил, часто болел, плохо кушал, но у меня было достаточно сил, чтобы с терпением выполнять свои обязанности. Я в то время ощущала особую близость Господа. Именно в тот момент, когда у нас должен был родиться четвертый ребенок. Господь посетил мое сердце, и я благодарила Его за достоинство быть матерью, за то, что через меня Он производит жизнь и еще одну душу доверяет нашей семье. Я лежала в палате одна и могла плакать, не скрывая слез. Это были, слезы не скорби и печали, не тоски и отчаяния, а слезы радости и умиления.

Я молилась и думала: «Надо же... В таких мучениях, в таких невыносимых трудностях Господь так близко дает ощущать Свое присутствие. Свою любовь и наполняет душу такой радостью, которая превышает все страдания...» Такого состояния я не знала до этого и не ощущала после. Кажется, не чувствовала болей и как-то легче переносила все, чем обычно.

Это смирение, это правильное положение перед Богом принесло плоды и в нашем ребенке. Родившаяся тогда дочь во многом отличается от других детей. Она рано обратилась к Богу, очень внимательная и чуткая, страх Божий проявляется в ней больше, чем у других. В этом я тоже вижу милость и особое благословение Господне.

Прошли годы. Господь дал нам большую семью. И когда я оглядываюсь назад, с благоговением думаю: как дивен наш Бог! Как заботливо Он учил меня, открывал, что ценно в Его глазах! Теперь, если я что-то не успеваю сделать по дому, в моей душе нет разлада. Бог научил меня больше дорожить вечным, больше заботиться о духовном, невидимом. Удивительно, но и порядка в доме стало больше, работа спорится, когда на сердце спокойно. Часто даже верующие говорят: «Первые дети всегда желанны, а уже четвертый, пятый принимается с трудом». Я не могу согласиться с таким мнением, потому что совершенно другое чувство испытываю к своим младшим, или последним, детям. Чей больше детей – тем больше опыта, тем больше понимаешь, чему-то Господь уже научил через первых. С первыми я вообще не знала, как обращаться, как их воспитывать, а сейчас намного легче. И чем дальше, тем больше радости, благодарности Богу за них.

Мы с мужем из опыта можем сказать, что с каждый ребенком Бог давал нам все больше благословений и радости!

Кто принимает дитя

Ученики Христа, глубоко веруя в Него как в Мессию и Спасителя мира, с нетерпением ожидали того торжественного момента, когда Он воцарится. Вместе с тем их волновал и другой вопрос: кто из них в Царстве Христа будет больше? Об этом они рассуждали между собой и даже спорили (Лук.22:4). А мать сыновей Зеведеевых обратилась ко Христу с просьбой, чтобы два ее сына в Царстве Божьем были не где-нибудь в тени, а в непосредственной близости слева и справа от Него (Мат.20:20-21). Услышав об этом, десять учеников вознегодовали на Иакова и Иоанна (Марк.10:41).

Кого же из учеников признают большим? Разъяснение Христа должно было произнести в сознании Его последователей коренную перемену. Оказывается, большим в Царстве Небесном будет не тот, кто был любим и возлежал на груди Иисуса, и даже не тот, о ком Христос от души порадовался, что он имеет откровение Отца Небесного, и не те двое, о которых так искренне просила мать. Больший в Царстве Божьем – тот, кто умалится, как дитя. В Царстве Небесном не величаются и не рассуждают, кто почетнее. Там все во всем Господь, а спасенные в восторге духа поклоняются Ему.

Для большей убедительности Христос позвал дитя, «поставил eго посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное; итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше и Царстве Небесном; и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Мат.18:2-5).

Умалиться, как дитя, воспринять без тени недоверия истину о спасении, научиться служить, – вот что необходимо каждому человеку для входа в Царство Небесное.

Обращает на себя внимание еще одна важная истина, сокрытая в словах Христа: «И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает».

Что значит принять дитя во имя Христа? Это сложный вопрос. Ответить на него однозначно невозможно. Кто-то считает, например, что посвятить свою жизнь работе в доме сирот – это и есть исполнение данной заповеди. Но всегда ли это значит принимать Христа? Не говорит ли здесь Иисус об отношении и к тем взрослым, которые в своем хождении перед Богом достигли такой высоты детского смирения, что могут великодушно служить всем, пребывая постоянно в благословенной зависимости от Христа?

Но каким бы ни было объяснение, сердце бодрствующего христианина сжимает тревога: ведь не приняв дитя во имя Христа, мы, фактически, отказываем в приеме не кому-нибудь, а Самому Христу! А евангелист Марк говорит, что, принимая дитя, мы принимаем Самого Бога, Отца Небесного (Марк.9:37).

Какую великую милость дарит Христос тем, кто открывает для Него двери дома и сердца! Он приходит к тем душам не один. «...Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Иоан.14:23). Христос придет с Отцом Небесным и устроит дивный пир вечери! В мире нет большего счастья, как наслаждаться близким общением с Богом и Сыном Его Иисусом Христом! (1Иоан.1:3). Но вся беда в том, что мы сами можем лишить себя этого блаженства.

«Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном; и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает». Думаю, эти слова Священного Писания включают в себя и вопрос деторождения. «Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего Небесного» (Мат.18:10). Что происходит на небе – лучше всех знает Тот, Кто ради нашего спасения сошел оттуда. Слово Христа всегда верно. Воистину Ангелы на небесах видят лицо Отца Небесного, и видят всегда! Они – служебные духи, беспрекословно исполняющие Его волю. Посланные Богом, они видят каждый шаг ребенка и оберегают наших несмышленышей в самых невероятных рискованных обстоятельствах, в чем мы не раз убеждались. Какого внимательного защитника имеют наши дети! Ангелы на то и приставлены к детям, чтобы без воли Божьей никто не прикоснулся к ним. Всем, но больше всего родителям, нужно помнить об этом каждую минуту.

А теперь прямой вопрос к родителям. Когда вы узнаете, что становитесь ответственными еще за одну душу, какие мысли беспокоят вас? «Куда денешься! Грешить нельзя – пусть живет...» Или: «Этим детям ладу не дашь, зачем еще новая обуза?! Не нужен!» Любящие Бога не смогут поступить иначе, как принять и пятое, и десятое дитя во имя Христа и как Самого Христа: «Господи! И эту душу Ты дал! Принимаю и благодарю! Сбереги ее для Себя!»

Приход в семью первенца большинство родителей именно так и воспринимают. А десятого?

Разумеется, если в семье долгие годы нет детей, муж и жена, сознавая, что жизнь дарит только Бог, усиленно молятся, проверяют свое хождение перед Богом и взывают к Нему, чтобы Он послал детей. Но просят ли так о десятом? Желанный ли он?

Мы с женой пережили большое горе: седьмой ребенок родился мертвым. Телеграмму о его смерти мне принесли на борт самолета. Еще немного – и я улетел бы по делу служения в Магадан. Я сдал билет и, подавленный, вернулся. Стали мы с женой проверять свою жизнь: за что судила совесть – каялись.

Ожидание следующего ребенка прервалось в самом начале. Мы еще больше опечалились. И в этот раз осудили себя за посетившие нас мысли при рождении мертвого ребенка. Тогда мы думали: видимо, Господь усмотрел некоторую передышку… И только когда случилась вторая беда, мы поняли, что Бог испытывает нас: желаем ли мы вообще, чтобы наша семья росла? Бог принял наше раскаяние и помиловал: сейчас у нас уже восемь детей.

Бог не посылает нам наследия, не учитывая наших возможностей и обстоятельств. Некоторые родители напрасно ищут оправдание своему нежеланию принимать нового члена семьи. «Хорошо иметь много детей тем, кто здоров и у кого бабушки живые»,– говорят они. В таком случае, нужно откровенно признаться: значит, устали в образе детей принимать Христа. Устали хранить чистую совесть перед Богом и детьми!

Некоторые недоброжелательно смотрят на рост семьи, слыша о смерти многодетных матерей.

Апостол Павел так писал о своем ответственном хождении перед Богом; «Я каждый день умираю...» (1Кор.15:31). Умирать всегда трудно, но напряженная духовная брань заповедана Словом Господа: «…Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14:22). Каждое искушение превозмогается нами не иначе, как решимостью бороться с врагом душ человеческих до смерти. Сатана отступает только тогда, когда ему противостоят твердой верой и готовностью скорее расстаться с жизнью, нежели согрешить. Господь призывает к этому всех Своих чад: «Будь верен до смерти...» (Откр.2:10). Не до десятого ребенка нужно проявлять верность, а до смерти! И если какая христианка в вопросе деторождения не готова лучше умереть, чем согрешить против дитяти, – она не устоит! Любой христианин потерпит урон и потеряет жизнь вечную, если за свою веру в Господа не будет готов заплатить цену собственной жизни.

Не только первый, но и пятнадцатый ребенок – дело творческих Божьих рук. Бог не доверил людям решать вопросы жизни и смерти. Этой областью Он управляет Сам. Его любящие руки трудятся над созданием каждой живой души (Иов.10:8–12), поэтому мы так дивно устроены! Для каждого жителя земли Бог назначил время и место под солнцем. «В твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было», – говорил Давид (Пс.136:16).

Я как-то подвозил на машине мужа с женой. В дороге разговорились. Узнав, что я верующий, попутчица первым делом поинтересовалась:

– Извините, а сколько у вас детей?

– Семеро.

– Ужас! – выдохнула она.– Как же их прокормить в наше время?! Неужели нельзя ничего предпринять, чтобы детей было меньше?

– А у вас есть дети? – задал я встречный вопрос.

– Есть. Трое.

– Скажите, кого из них вы хотели бы лишить жизни? Женщина встрепенулась, по-видимому, представила своих детей, и никого из них ей не хотелось потерять.

– Ну, нет! Зачем? – опомнилась она.

– Хорошо. Со своими детьми вам трудно расстаться. Посоветуйте мне, на кого из семерых я должен был поднять руку, чтобы уничтожить его, когда он еще не увидел света и не успел сделать ни худого, ни доброго? Ведь никто из них не просил стать нашим сыном или дочерью! Разве я вправе одному разрешить жить, а другого лишить жизни? Кто я, чтобы взять на себя такую страшную миссию?! Бог никому из людей не дал такой власти, Бог дает жизнь, Он ей и управляет – это Его Божественное право! Он – единственный Автор всякой живой души.

Моя попутчица выразительно молчала.

Слово Божье говорит: «Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о Прочем?» (Лук. 12:25-26). Каждому понятно, что прибавить себе росту, тем более жизни, никому из смертных не под силу, а вот планировать семью многие, на погибель своей души, отваживаются. Если мы не в состоянии продлить жизнь, то и убавлять не вправе. В какие бы «разумные» формы мы ни старались облечь планирование семьи,– мы вторгаемся в область Божьих прав. «Но «неужели мы решимся раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?» (1Кор.10:22).

Умерла мать одиннадцати малолетних детей. С уст многих готов был сорваться горький возглас: кому теперь нужны эти сироты?! Скажите, кому адресовано это переполненное отчаянием негодование? Служителям? Мужу и убитому горем отцу? – Выше! Укор этот дерзко брошен Богу. Это Ему поставили в вину несвоевременный уход из жизни матери многодетного семейства. Но неужели эта мужественная богобоязненная мать ради сохранения собственной жизни должна была грешить?! Да и можно ли нарушением заповедей Божьих продлить себе жизнь? Двух мнений быть не может.

И все же такой богопротивный, насквозь греховный довод можно встретить даже в современной христианской литературе: «Чем десятерым не дать ума и к Богу не привести, лучше пусть они не увидят света…»

Бог не возлагает на нас бремя больше, нежели мы можем снести. Наше бремя кажется нам чрезмерно тяжелым не потому, что оно в действительности таково, а потому, что наши отношения с Богом неверны. Когда у нас возникают проблемы с планированием семьи – это серьезный сигнал о критическом духовном состоянии, свидетельствующий о том, что душа находится в недолжных взаимоотношениях с Богом. Нужно найти причину, которая привела к греховным мыслям, раскаяться, и Бог сохранит от дальнейшего гибельного шага. Тогда каждый ребенок будет желанным, и нас будет бросать в дрожь при мысли освободиться от него. Мы будем отчетливо сознавать, что, допустив такую греховную мысль, мы рискуем собственным спасением, потому что, расставаясь с ребенком, мы расстаемся со Христом, а без Него жизнь теряет всякий смысл.

Приняв во имя Христа дитя, мы принимаем Самого Христа, а в Нем – источник Божественной премудрости и ведения (Кол.2:3). Господь научит нас и воспитывать детей не воздыхая, и, когда понадобится наказать ребенка, напомнит о том, какими мы были в детстве.

Не всегда на ребенка отрицательно влияет только улица. Иногда дети – наше зеркальное отражение, и нам слишком неприятно видеть в них свое искаженное, как нам кажется, лицо. Оно нам очень не нравится. Но, прежде чем дисциплинировать ребенка, вспомним себя. Мы могли позволить себе немного вольности и сознательного непослушания родителям, а теперь наши грехи в увеличенном размере проявляются в наших детях. Бог не мог тогда достучаться до нашего сознания и привести к раскаянию, неужели и теперь пренебрежем этим наглядным обличением? Возможно, Бог хочет сказать нам, как Нафан Давиду: «Ты – тот человек» (2Цар.12:7), и горе нам, если останемся глухи к голосу Божьему, говорящему через детей. Стоит только нам искренне осознать свои прежние грехи и задолженности, стоит раскаяться, и дети начинают быстрее понимать нас. Бог смиряет их строптивость, потому что прежде привел к покаянию нас.

Один брат как-то рассказывал мне: «Мой пятилетний сын провинился, и я поставил его в угол, сказав, что выйдет, когда попросит прощения. Прошло полчаса, сын молчит. Переживаю, подхожу к нему: «Будешь просить прощания?» – «Нет!» – отрезал он. Мне стало больно. Что делать? Быть непоследовательным и позволить ему выйти из угла я не мог, чтобы не потерять влияние на него, я подождал еще немного. Не нахожу себе покоя, а сын – непреклонен. И тут я вспомнил, что точно так поступал в детстве. Зашел в другую комнату и в сокрушении помолился: «Господи, Ты знаешь, как мне всегда было трудно просить прощения, а теперь я вижу этот грех в сыне. Прости меня…» После молитвы снова подошел к сыну. «Проси прощения, сынок...» Его словно подменили, куда делось упрямство. Прильнув ко мне, он попросил: «Папа, прости…»

В этом житейском случае нет никакого магического воздействия. Это было проявление милости Господа, верного Своему Слову. Искреннее признание давней вины дало Богу возможность расположить сына к покаянию. Упрямство ребенка отец пропустил через свою совесть и увидел в нем свою вину.

«Что стрелы в руке сильного, то сыновья молодые. Блажен человек, который наполнил ими колчан свой! Не останутся они в стыде, когда будут говорить с врагами в воротах» (Пс.126:4-5).

Стрелы – оружие воинов. Но прежде, чем наши сыновья станут защитниками дела Божьего и доставят родителям покой в старости, нужно «наполнить ими колчан» своей семьи, нужно защитить их, и не только от посягательства мира. Не в меньшей мере наши дети нуждаются в защите от вожделений, воюющих в сердцах родителей. Как много отцов осталось в стыде: нет у них достойной старости, потому что не дали Церкви Христовой тех, кто ревновал бы о славе Божьей и отстаивал бы чистоту ее рядов от сильных мира извне и от посягательства лукавых делателей внутри! Не останемся же в стыде и мы, но будем принимать детей во имя Христа и тем самым будем оказывать сердечный прием Самому Господу нашему Иисусу Христу!

Важность и неотложность родительской дисциплины

В наш преступный век родителям необходимо обратить серьезное внимание на свою ответственность за дисциплину в семье.

В первой книге Царств повествуется об одном отце по имени Илий, Его сыновья были священниками, а сам Илий исполнял роль первосвященника и судьи. «Илий же был весьма стар и слышал все, как поступают сыновья его со всеми Израильтян... И сказал им: для чего вы делаете такие дела? ибо я слышу худые речи о вас от всего народа. Нет, дети мои, не хороша молвы, которую я слышу: вы развращаете народ Господень» (1Цар.2:22-24).

Илий предстает перед нами слабым, благодушным отцом. Хотя он и выразил словами протест против нечестивого и безнравственного поведения сыновей, все же не предпринял дополнительных мер в их воспитании. Он даже не пригрозил, что они потеряют священническую должность, если не покаются. Для Илия, вероятно, это было нормой отношения к сыновьям. По-видимому, он с детства не приучил их к повиновению. Слова без соответствующих действий оказываются в воспитании детей совсем неэффективными.

Бог послал к Илию пророка со строгим выговором: «Для чего же вы попираете ногами жертвы Мои и хлебные приношении Мои, которые заповедал Я для жилища Моего, и для чего ты предпочитаешь Мне сыновей своих, утучняя себя начатками всех приношений народа Моего – Израиля?» (1Цар.2:29). Очевидно, Илий хотел сохранить добрые отношения с сыновьями, но в итоге выступил против Бога и оказался на их стороне.

Пророческий приговор говорил о том, что два сына Илия вскоре умрут, причем оба в один день. Вдобавок к этому, все потомство Илия было обречено на умирание в расцвете сил.

Бог еще раз предупредил Илия о наказании: «И сказал Господь Самуилу: вот, Я сделаю дело в Израиле, о котором кто услышит, у того зазвенит в обоих ушах. В тот день Я исполню над Илием все то, что Я говорил о доме его; Я начну и окончу. Я объявил ему, что Я накажу дом его на веки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их» (1Цар.3:11-13).

Бог призвал Илия к ответственности за то, что он не обуздывал своих сыновей. Неспособность Илия отстранить сыновей от священства говорит о том, что он и раньше не в состоянии был остепенять их надлежащими методами. Илий не видел необходимости в родительской дисциплине.

Какое место занимает дисциплина в наших семьях? Позволяем ли мы своим детям недобросовестно учиться или же спать в воскресенье, вместо того чтобы идти на богослужение? Если мы потворствуем этим наклонностям, то причиняем детям огромный вред. Мы занимаем позицию Илия и непременно пожнем горькие плоды.

Важно видеть взаимосвязь между печальным: состоянием детей и невыполненным родительским долгом (1Цар.2:12). Ребенку, который, будучи непослушным, остается без наказания, будет очень трудно покориться Богу и подчиниться власти, данной Богом церкви. И напротив, наученный послушанию с детства окажется сосудом, пригодным для Царства Божьего, и даже в критических обстоятельствах жизни сможет сказать: «Господи, не моя воля, а Твоя да будет!»

Родительская дисциплина обязательна и крайне необходима. Некоторые родители утверждают, что они – хорошие наставники для своих детей и не хотят быть деспотами, наказывая их. Но быть слабым родителем в вопросе воспитания – значит не пресекать грех в жизни детей и допустить их падение, что является прямой виной перед Богом.

Есть в Библии образ еще одного отца. Это царь Давид. Посмотрим, как он относился к одному из своих сыновей, и возьмем урок для себя. «Адония, сын Аггифы, возгордившись, говорил: я буду царем. И завел себе колесницы и всадников и пятьдесят человек скороходов. Отец же никогда не стеснял его вопросом: для чего ты это делаешь?.. И советовался он с Иоавом, сыном Саруиным, и с Авиафаром священником, и они помогали Адонии» (3Цар.1:5-7).

Давид слишком много позволил своему сыну Адонии. Это привело к тому, что Адония дерзко захватил престол, игнорируя волю отца. Ведь он знал, что наследником престола должен быть Соломон.

Когда пророк Нафан узнал о заговоре Адонии, он сразу же приступил к действию. «Тогда Нафан сказал Вирсавии, матери Соломона, говоря: слышала ли ты, что Адония, сын Аггифин, сделался царем, а господин наш Давид не знает О том? Теперь, вот, я советую тебе: спасай жизнь твою и жизнь сына твоего Соломона. Иди и войди к царю Давиду, и скажи ему: не клялся ли ты, господин мой царь, рабе твоей, говоря: "сын твои Соломон будет царем после меня, и он сядет на престоле моем"? Почему же воцарился Адония? И вот, когда ты еще будешь говорить там с царем, войду и я вслед за тобою, и дополню слова твои» (3Цар.1:11-14).

Вирсавия послушно исполнила указания Нафана. В тот момент у Давида хватило решительности издать царский приказ и немедленно помазать Соломона на царство.

Почему же Адония смог так презреть планы отца? Этому, видимо, содействовало то, что отец «никогда не стеснял его вопросом: для чего ты это делаешь?» (3Цар.1:6). Давид разрешал Адонии действовать своевольно, и такой вид воспитания принес в итоге горький плод.

Перед нами пример двух отцов, которые во многих отношениях прожили жизнь, достойную подражания, но которые не обременяли себя родительской обязанностью дисциплинировать детей. Это пренебрежение породило целый ряд трагических последствий.

Есть родители, склонные к чрезмерной строгости, и есть родители все позволяющие. Обе крайности мешают правильному воспитанию детей и никогда не принесут доброго плода.

Жизнь постоянно проверяет и утверждает правдивость мудрых слов Священного Писания: «Розга и обличение дают мудрость; но отрок, оставленный в небрежении, делает стыд своей матери» (Прит.29:15).

Если вы склонны к диктаторскому управлению детьми – помните, что гнев и суровость могут привести в страх, но никак не убедят ребенка в вашей правоте. Больше того, если вы наказываете ребенка в гневе, то вскоре потеряете его уважение, а то и вызовете ответные вспышки гнева и недовольства. А Писание учит нас: «Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Кол.3:21). Дети должны уважать родителей, но покорять их только страхом – неправильно. Страх лишает откровенности – весьма важного элемента во взаимоотношениях родителей с детьми. Дети должны бояться розги, а не отца с матерью.

Желающему избежать чрезмерной строгости в воспитании грозит опасность попустительства. Такую ошибку совершили Илий и Давид. Сегодня весь мир делает ударение на то, что дети должны получить полное право на самовыражение и должны развиваться, как хотят. Соглашаясь с такой точкой зрения, родители лишают себя возможности дисциплинировать детей но Писанию.

Родительская любовь по природе мягкая. И если она не закалена Божественной любовью, то обычно становится все дозволяющей и сентиментальной. Такая любовь ослепляет родителей, и они не видят ошибок своих детей и всегда считают их правыми.

Попустительство родителей может выражаться в разных формах. В одной семье мать, когда дети не слушались, уходила в свою комнату и молилась. Молитвой она старалась заменить строгие способы воспитания. Естественно, такая замена не привела к добрым результатам.

Часто родители говорят ребенку: «Еще раз сделаешь так, я накажу тебя!» Что же случается, когда поступок действительно повторяется? Зачастую за ним следуют дополнительные словесные угрозы. Так слова заменяют розгу, и если такие родители действительно накажут однажды ребенка, это наказание не принесет пользы. Наказание эффективно вовремя. Оно делает свое доброе дело, когда совершается своевременно и правильно.

Если вы позволяете своему ребенку делать то, что он хочет, оставляя его без наказания, то имейте в виду, вас и вашего ребенка ожидает несчастье.

Все люди приходят в мир со своенравной, греховной природой, и если в детстве методами правильной дисциплины не изменить естественное движение ребенка по наклонной, он пойдет в неверном направлении. «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от нет, когда и состареет» (Прит.22:6).

К воспитанию ребенка необходимо приступать как можно раньше. Как только он начинает проявлять признаки эгоизма и гнева, – он уже достаточно вырос, чтобы быть наказанным за это. Приступ раздражения даже у годовалого ребенка должен быть осажен наказанием, чтобы он научился ответственности за свои чувства.

Сегодня очень много говорится о том, что нужно понимать детей, убеждать их, объяснять им мотивы и причины наказания. И это правильно. Когда ребенок начнет понимать слова, объяснению должно быть уделено место. Но своеволие ребенка должно быть сломлено задолго до наступления этого периода. Задолго до того, как вы сможете говорить с ребенком и переубеждать его, вы должны поработать над его характером. Ребенок должен понимать слово «нет» задолго до того, как родители смогут объяснить ему, почему нельзя делать то или другое.

Для плодотворности родительской дисциплины необходимо сотрудничество между отцом и матерью. Если один наказывает, а другой жалеет, исправительное действие будет уничтожено. К тому же это учит ребенка настраивать одного родителя против другого, что приводит к еще большему разрушению единства семьи.

Успех родительской дисциплины зависит от постоянства. Не разрешайте ребенку сегодня делать то, что вы запрещали вчера, и завтра – то, что запрещаете сегодня. Иначе вы создадите неразбериху в его мышлении. Он должен знать установленные родителями границы. Будьте конкретны, тверды и последовательны!

Маленькие дети на богослужениях могут причинять беспокойство окружающим, и родители должны обращать на это внимание. Несмотря на присущую детям неусидчивость, мы должны идти на богослужение вместе с ними. Но при этом дома обязательно объяснять им, как вести себя в церкви. Ребенок должен уяснить, что значит слово «нет», что родители сдержат свое слово и накажут за непослушание. Мамы и папы обычно могут определить, почему плачет их дитя – от неудобства или от каприза. Если очевидно, что он плачет от неудобства, выйдите с ним, чтобы не отвлекать других. Если же ребенок добивается своего, тоже выйдите с ним и найдите место, где его наказать. Но, как раньше было сказано, основное воспитание должно проходить дома.

Несказанно плохо, когда детей за плохое поведение выводят из собрания и разрешают им свободно бегать в вестибюле или в подвальном помещении молитвенного дома. Ребенок, который таким образом добивается своего, повторит свое «представление» и на следующем собрании. Когда плохое поведение награждается свободой, ребенок получает желаемое, но когда его за это накажут, он получает то, что ему нужно. Дети должны понять, что они попадают в худшую обстановку, когда их выводят из собрания.

Если дети после собрания начинают бегать, смеяться и даже кричать, это нарушает благоговение. Для игр у детей должно быть определенное время и место, и не следует позволять им это ни в доме молитвы, ни во дворе.

Плохое поведение детей очень заразительно. Если после собрания вы расслабляетесь и, общаясь с друзьями, разрешаете детям бегать без присмотра, вы осложняете обстановку для тех родителей, которые ограничивают своих детей и не разрешают им развлекаться в молитвенном доме.

Родительская дисциплина требует, чтобы отец и мать были в курсе всех дел, которыми занимаются их дети. Давать подросткам возможность самостоятельно принимать решения и чувствовать на себе ответственность – хорошо, но необходимо оставаться при этом близким наблюдателем, готовым в любой момент прийти на помощь.

Дочь может выбрать себе неприличную одежду, а сын – прийти домой с прической по последней поде. Это как раз те моменты, когда вы должны с любовью и настойчивостью проявить данную Богом власть.

Мудрые родители наблюдают за решениями своих подрастающих детей и предохраняют их от всевозможных соблазнов и прихотей, присущих испорченному сердцу человека.

Занятия детей в свободное время тоже должны быть известны родителям. Возможно, вы радуетесь, что ваши дети много читают, это на самом деле хорошее занятие. И все же оно может превратиться в повод избегать работы. К тому же необходимо обращать внимание и на содержание книг: укрепляют ли они хороший характер, обогащают ли душу, или питают нездоровую фантазию и вместо пользы причиняют вред?

Родители обязаны научить детей бережливости и правильному отношению к деньгам. Если кто-то из ваших детей уже зарабатывает и вы разрешаете им оставлять часть денег себе, научите их жертвовать на дело Божье.

Еще в детстве необходимо научить сыновей и дочерей заботиться о финансовом положении семьи. В послании Тимофею есть такое замечание о взрослых детях: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1Тим.5:8). Мы привыкли относить этот стих к кормильцу семьи, будто это касается его отношений к жене и детям. Но обратим внимание, что здесь сказано: «если же кто...» Согласно контексту, если у вдовы есть взрослые дети и внуки, то они обязаны помогать ей материально, причем их обязанность предшествует обязанности церкви. Это библейский принцип: в материальных трудностях помощь в первую очередь должны оказывать близкие родственники. И это правило, эту заботу необходимо прививать детям.

Родительская дисциплина – один из верных способов избавления души ребенка от преисподней: «Не оставляй юноши без наказания; если накажешь его розгою, он не умрет: ты накажешь его розгою, и спасешь душу от преисподней?» (Прит.23:13-14). Эти слова вносят в воспитание детей характер неотложности. Приступите к действиям тотчас, и вы никогда об этом не пожалеете!

Благость и строгость

«Итак видишь благость и строгость Божию: строгость. к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь в благости Божией; иначе и ты будешь отсечен.»

Рим.11:22

Когда мне предложили написать что-нибудь о воспитании детей, то первое, что Я подумал: «Мне, вроде, нечего писать». Но, поразмыслив, я решил все же поделиться тем, чему научился, прожив уже большую часть своей жизни. Бог дал мне большую семью. Дети уже выросли, почти все живут самостоятельно и сами являются родителями.

Моя жизнь в вопросе воспитания детей была полна искании, находок, а порой разочаровании и движений из одной крайности в другую. И если сказать, что мне нечего написать, то это будет значить, что ничему не научился и нечего сказать молодым родителям. А жизнь – это школа, и плохо, если ты ничему не научился. Хотя, воспитывая детей, мы и делаем ошибки, но все же чему-то учимся. Учимся не только на собственном опыте, но и на опыте других, поэтому полезно перенимать опыт и принимать советы. Иногда я думаю: «Если бы можно было начать жизнь сначала, многое бы теперь делал по-другому, многих ошибок избежал бы...» Но это невозможно, и мне приходится пожинать в своих детях то, что сеял.

Последствия наших ошибок, часто роковых, мы вынуждены принимать со всей их суровостью. Поэтому к воспитанию детей необходимо относиться серьезно.

Сегодня родителям гораздо легче воспитывать детей, чем сорок лет назад: есть духовная литература, есть в журналах статьи о семье, о воспитании детей, в церквах проводятся беседы, воскресные занятия с детьми. И все же нельзя не отметить, что сегодня и искушений много. Воспитывать детей и сегодня трудно.

У родителей всегда были и будут сложные ситуации, требующие решительности, знания, смирения и мудрости. Выработать рецепты на все случаи жизни невозможно, и у родителей, не только молодых, время от времени будет вставать мучительный вопрос: «Как быть?» Но освещать основные принципы воспитания необходимо и рассуждать о них – полезно и назидательно.

В основу своих рассуждений я взял место Писания, говорящее о двух качествах Бога – благости и строгости. Оба эти качества одинаково присущи Богу, только проявляет Он их в зависимости от состояния людей. К тем, кто покоряется Ему, Он благ, а к тем, кто не покоряется, к отпадшим – строг. Родители тоже должны обладать этими качествами и пользоваться ими в воспитании детей.

Благость

Благость – это доброта, говорящая о большой любви. Слово Божье много говорит о благости Божьей: «Благ и праведен Господь» (Пс.24:8); «Вкусите, и увидите, как благ Господь!» (Пс.33:9); «Праведен Господь во всех путях Своих и благ во всех делах Своих» (Пс.144:17); «Благ Господь ко всем...» (Пс.144:9); «Не навек оставляет Господь. Но послал горе, и помилует по великой благости Своей» (Пл.Иер.3:31-32).

Христос сказал однажды богатому юноше, что благ один только Бог. И это так, в абсолютном смысле благ только Бог и только Он – источник благости. Но человек, подражая Богу, тоже может быть благим в той или иной степени. Апостол Павел писал церкви в Риме: «И сам я уверен о вас, братия мои, что и вы полны благости...» (Рим.15:14). Благость – это плод Духа (Гал.5:22; Еф.5:9).

Мы должны являть благость нашим детям, мы должны убедить их, что они любимы нами. Быть добрым к детям – как это много значит! Без большой любви не может быть полноценного воспитания. Здесь невозможна подделка, невозможно сделать вид, что любишь. Дети быстро поймут фальшь, они очень чувствительны к ней. Один отец спросил свою малышку:

– Ты папу любишь?

– Да.

– А папа любит тебя?

– Да.

– А откуда ты это узнала?

– Не знаю.

– Так, может, он не любит тебя?

– Нет, любит!

Умиляет такой ответ. Девочка еще слишком мала, чтобы объяснить, а чувство у нее есть, и оно не обманывает ее.

Если мы достаточно сильно любим детей, то их веру и нашу любовь не разрушит даже наказание. Правда, здесь необходимо доходчиво объяснять детям, что наказывают их тоже из любви. После серьезного наказания я обычно сажал сына или дочь на колени и объяснял, что мне трудно это делать, мне не хочется наказывать, но я должен, потому что люблю их и хочу, чтобы они стали хорошими. Говорил, что буду виновен перед Богом, если не буду наказывать своих детей, потому что Библия учит о необходимости наказания за непослушание.

Любить – значит всегда иметь добрые намерения, делать детям приятное, не раздражаться и обязательно уделять им внимание. Я имею в виду общение с детьми не только во время чтения Библии и совместной молитвы, но и во время игр. Нас должна интересовать не сама игра, а возможность через нее больше сблизиться с детьми.

Говоря о благости, хочется еще привести стих из Притчей Соломона: «Как в воде лицо – к лицу, так сердце человека – к человеку» (27:19). Лицо отражается в воде, как в зеркале: каково лицо – таково и отражение. Наша любовь должна вызывать у ребенка ответную любовь и пленять детское сердце. У любящих родителей гораздо больше преимуществ, нежели у тех, кто владеет только розгой. Дети охотнее слушаются тех, кого любят и уважают. Следовательно, любящий родителям гораздо реже приходится прибегать к наказанию, чем тем, кто отсутствие должной любви пытается восполнить строгими требованиями.

В наказании нужна особая мудрость. Однажды в моей семье произошел такой случай. Дети играли на улице, и вдруг гурьбой забежали в дом и стали наперебой рассказывать, вернее, жаловаться, что самая младшая (ей было годика четыре) сказала неправду.

Спрашиваю ее:

– Ты обманывала?

–Нет.

– А почему все говорят, что ты обманула? Она опять:

– Нет.

Я попросил детей рассказать по порядку, как было дело. После объяснения спрашиваю:

– Значит, ты обманула?

– Нет.

– Тогда получается, что все говорят неправду и их надо наказать,– сказал я.

– Нет,– мотнула она головой.

Ну что с ней делать? Наказать, не добившись признания, не хотелось. Я посадил дочь на колени и стал объяснять, что Бог все видел, и Его невозможно обмануть, за грех нужно обязательно просить прощения. Долго я беседовал с ней, а она все «нет» да «нет». Увидев, что слова не помогают, я опустил голову. Было печально, что дочь так явно обманывает. Я был почти уверен, что она виновата, и все же допускал мысль, что дети наговаривают, не до конца разобравшись. Иначе, почему она так стоит на своем?

Что делать? Я мысленно воззвал к Богу, чтобы Он умудрил меня, как поступить.

– Ну, ладно, иди играй, а я буду плакать,– сказал я наконец.

Дочь резко подняла голову, посмотрела мне в глаза, и как заплачет!

– Иди, иди, доченька, а я буду плакать,– повторил я со слезами.

– Нет! – ответила она, горько плача.

Я понял, почему она стала плакать, и спрашиваю:

– Ты говорила неправду?

– Да.

Конечно, я ее не наказал. Но после этого случая не замечал, чтобы она обманывала. Может, это и случалось, но таких ярких проявлений упорства больше не было. На всю жизнь я запомнил этот случай и понял, что любовь сильна сокрушать и ломать самое жестокое в нашем характере, сильна покорять сердце.

Строгость

Второе качество, на которое хочется обратить внимание – это строгость. Наш Господь одновременно и благ, и строг. Эти качества в сочетании приобретают особую ценность. Но об этом позже, сначала поговорим о строгости.

Некоторые люди считают строгость отрицательным качеством, путая с суровостью или жестокостью. А это вовсе не одно и то же. Строгость – положительное качество, суровость и жестокость – отрицательные. Строгость включает и себя любовь, суровость и жестокость лишены ее.

Как-то я опросил своего пятилетнего внука:

– Папа наказывает тебя?

– Да,– ответил он.

– Это же плохо, правда? – решил я проверить его убеждения.

– Нет,– возразил он,– это хорошо. Папа наказывает, чтобы я стал хорошим и не делал плохое.

– Но это же очень больно! Значит, плохо, – не отступал я.

А он уверенно говорит:

– Нет, дедушка, папа не делает плохо, он меня любит!

Я очень обрадовался этой убежденности внука и похвалил его за то, что он тоже любит папу и доверяет ему, подтвердил, что наказание со стороны папы – это проявление любви.

Строгость выражается не только в наказании, она включает в себя требовательность, принципиальность, последовательность. Поручив что-то ребенку, проследите, чтобы он исполнил задание в точности.

– Дети, как правило, не хотят сразу же слушаться, и, если мы не доводим дело до конца, то есть не остаемся хозяевами своего слова, они быстро усваивают это и потом всегда стараются уклониться от поручения. Это создает новые трудности. А если мы требуем исполнения, дети привыкают к этому и становятся дисциплинированными. Если же наши требования сегодня одни, а завтра – другие, сегодня мы за проступки наказываем, а завтра над этим же проступком, совершаемым в какой-нибудь забавной форме, смеемся, то такая непоследовательность не будет дисциплинировать.

В молодости я делал большое ударение на строгость, думая, что одной строгости достаточно, чтобы хорошо воспитать детей. Мне нравился один пример, как отец воспитывал свою дочь. Когда она пошла в школу и начала учиться писать, он сидел рядом с палочкой в руках. Как только дочь чуть не туда повела линию, он ударял ее палочкой. Отец так вымуштровал девочку, что она научилась писать очень красиво. «Как хорошо быть строгим!» – думал я.

Однажды, наказав дочь, я спросил се:

– Как ты думаешь, папа любит тебя?

– Не знаю,– ответила она.

Я задумался: не слишком ли я строг, если дочь засомневалась в моей любви?

Этот случай, пожалуй, стал поворотным моментом в моей жизни, Я серьезно задумался о методах воспитания и стал глубже исследовать, что говорит по этому поводу Библия. «Не будь слишком строг...» – писал Екклесиаст (7:16). Его высказывание не исключает строгость, но предостерегает от излишней строгости.

Сочетание благости и строгости

Эти два качества, как я уже упоминал выше, прекрасны и ценны в сочетании. Благость дает право на строгость, а строгость родителей помогает детям ценить их благость. Детям, которые в полноте испытывают любовь родителей, легко верить, что наказание – это тоже любовь, то есть что родители наказывают их, потому что любят и желают добра.

Конечно, дети не могут все осмыслить, но они чувствуют и любовь, и заботу, и сильную руку, которая направляет их. Это вызывает чувство удовлетворенности и делает их счастливыми. Таких родителей дети любят по особенному.

Сочетание благости и строгости ценно еще тем, что сохраняет нас от слепой любви и чрезмерной строгости, которая может перейти в суровость и даже в жестокость. Обе эти крайности отрицательны. Слепая любовь балует детей. Если такие дети и обратятся к Богу, то Ему придется много потрудиться над ними, пока они станут полезными для Царства Небесного и для людей.

Чрезмерная строгость, или строгость без достаточной любви, ожесточает детей. Строгость должна быть умеренной, разумной, не доходящей до крайностей. Именно здесь любовь и будет ограничителем, потому что любящий не может быть жестоким.

Я слышал историю об одном матросе, которого никто не мог приучить к дисциплине. Он бессовестно нарушал все уставы и законы. Уговоры и дисциплинарные изыскания не помогали. Однажды офицеры собрались, чтобы решить вопрос об его отчислении. После некоторых рассуждений один из них сказал:

– Я знаю еще одно средство, которого мы до сих пор не испробовали,

– Какое? – удивились присутствующие.

– Прощение.

– Можно попробовать,– согласился капитан.

– Матроса, ожидавшего очередного наказания, простили. С того времени он стал неузнаваемым человеком. То, чего не смог сделать закон, сделала милость. Конечно, нельзя всегда миловать, ведь это значит исключить строгость. Да и милость больше ценится на фоне строгости.

Наказание

«Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой, и доставит радость душе твоей». (Притч.29:17). Наказания могут быть разными. Не обязательно всегда применять розгу. Можно в наказание лишить ребенка того, что ему очень хочется или нравится. Например, не пустить в гости к бабушке, к другу или подруге, запретить на некоторое время кататься на велосипеде или пользоваться любимой игрушкой и т.п. Только советую не лишать еды, разве какого-нибудь лакомства.

Физическое наказание должно причинять боль, иначе это не будет наказанием. Если наказывать строго, то не придется делать это часто, потому что слова в таком случае будут иметь силу.

Некоторые родители, особенно матери, боятся строго наказывать. Во-первых, они жалеют детей, во-вторых, думают, что это не принесет пользы, так как даже при слабом наказании дети злятся и возмущаются. Однако это неверное мнение. То, что дети плачут и кричат, даже когда им не больно, свидетельствует о больших упущениях в их воспитании. Цель наказании – заставить слушаться, покорить, а возмущение – признак непокорности. Если ребенок при наказании возмущается, значит, его мало наказывали и не достигли цели.

Наказывать нужно не в гневе. Я слышал об одном брате, который, прежде чем наказать ребенка, уходил в отдельную комнату и молился.

Много раз приходилось мне беседовать с одной сестрой. Которая говорила, что наказывать физически не нужно. Она считала, что дети должны слушаться со слов. Не убеждало ее даже то, что Слово Божье конкретно говорит:

«Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его» (Притч.19:18); «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Притч.13:24), «Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?» (Евр.12:7), Когда же сестра увидела нежелательные плоды своего воспитания, она стала наказывать, но по-своему. Она кричала на детей, шлепала их, обзывала, иногда гонялась за ними по двору с прутиком в руке и кричала. А крик – это признак бессилия. Дети поняли слабинку матери и садились ей на голову.

Детей наказывать нужно, но при этом нужно объяснять причину наказания. Родители должны быть осторожными, чтобы не наказать ребенка несправедливо. Если нет уверенности в том, что он виноват, лучше не наказать, чем наказать несправедливо.

Воспитание примером

Поступки родителей гораздо больше влияют на детей, чем слова, хотя поучения тоже нужны. Дети очень склонны к подражанию старшим, и особенно родителям. Эта склонность заложена в них Самим Творцом, и нам нужно дорожить этим средством влияния.

Очень важно, что мы сеем в души детей своим личным примером. Если отец говорит детям, что нужно быть щедрым, а сам скуп, то дети не станут щедрыми. Если отец говорит, что Библия – драгоценность и ее нужно читать и изучать, а сам этого не делает, он не научит детей дорожить Словом Божьим.

Пришлось мне как-то быть в одном городе и наблюдать, как по-разному относятся в семьях к посещению собраний. Была пятница, в доме, где я остановился, к вечеру все, от мала до велика, оживились – собираются на собрание. Старшие дети помогают одеваться младшим. Видно, здесь понимают однозначно: раз сегодня собрание, значит нужно идти всем. По пути мы зашли еще в один дом, где тоже жили христиане. Здесь была совершенно другая картина, дети бегали на улице, хозяйка готовила ужин, отца не было. На богослужение никто не собирался. Может, в этом доме не всегда так и данный случай – исключение (хорошо, если так!). А если это правило? – Плоды такого посева не замедлят вырасти и пагубно скажутся на душах детей. В практической жизни наблюдается такая закономерность: как родители относятся к церкви, так и дети. Принимая поведение родителей за норму, дети поступают так же.

Конечно, дети учатся не только у родителей. Свое влияние оказывают на них и окружающие – соседи, друзья, учителя, одноклассники, родственники. Влияние это может быть положительным и может быть отрицательным. Далеко не всегда дети поступают так, как их родители. Хотя степень влияния окружающей среды тоже во многом зависит от родителей. Если пример родителей слаб, то усилится влияние окружающих. На родителях лежит обязанность привить детям здравые понятия, чтобы у них выработалась правильная реакция на влияние извне.

Напоследок хочется сказать еще об одной опасности – бойтесь уповать на свое воспитание, будто оно все во всем!

Я долгое время думал, что из молодого, как из глины, что захочешь, то и вылепишь, как говорит пословица. Но потом понял, что сделать это далеко не просто. Не все можно сделать воспитанием, и унаследованные от родителей черты характера очень стойки в детях. Правда, нельзя допускать и такую мысль, будто воспитание ничего не дает, потому что Слово Божье повелевает нам: «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф.6:3).

И все же главное делает Господь. Это можно сравнить с работой в саду или огороде. Наша обязанность – обрабатывать землю, сеять, поливать, но жизнь семени и способность расти даст только Бог. Если Он не сделает этого – весь наш труд будет напрасен. Апостол Павел говорит: «Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; посему и насаждающий, и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий» (1Кор.3:6-7). «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строющие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс.126:1). Даже ту малую долю, которая возложена на нас в воспитании детей, мы не способны исполнить, если не поможет нам Бог. Поэтому нам жизненно необходимо быть в тесной связи с источником и подателем всех благ.

В родительской практике множество ситуаций, когда не знаешь, как лучше поступить, где проявить благость, а где строгость, или в какой пропорции. Но у Господа достаточно мудрости, и Он хочет наделить нас ею. От нас требуется только послушание Божьему водительству и глубокое смирение перед Господом, потому что «Бог гордым противится, а смиренные дает благодать» (Иак.4:6).

Г. К

Честное слово

Далеко в глубине Шварцвальда, в долине, окруженной высокими горами, поросшими елями и соснами, приютилось небольшое селение Вейль. Домики с красными черепичными крышами и с высокими фронтонами создавали живописный вид. Огромное озеро, поля и луга украшали эту спокойную местность. Здесь не было дымящихся фабричных труб, городского шума и суеты.

Через деревню проходила большая дорога. По ней редко проезжали машины, но зато каждый день можно было слышать жалобный скрип тяжело нагруженных подвод. Они спускались с гор и везли вниз, в ближайший город, бревна и доски.

Гости бывали здесь редко. Если кто-то хотел навестить Вейль, то он должен был с одной станции идти пешком три часа, а с другой - четыре.

В селе была школа с единственным классом, под которым в подвале располагалась тюрьма и мастерская, а над классом, то есть на втором этаже,- квартира учителя. Возле школы стояла небольшая церковь - простое скромное здание. Единственным украшением церкви было цветное стекло в окне, подаренное владельцем лесопильного завода. На стекле красовался белоснежный голубь - символ мира и чистоты. Жители очень гордились этим красивым стеклом, и если кто-то чужой приезжал в село, всегда показывали его как достопримечательность.

Два особенных человека жили в Вейле - Михаил-лекарь и Катерина-швея. Они жили каждый в своем домике, но не в долине, а чуть повыше, на горе. Михаил в молодости занимался сапожным ремеслом, но ему не сиделось на месте - он любил разнообразие жизни, любил путешествовать. До самой старости он ходил по горам из села в село, из города в город, и многие говорили ему, что он ошибся, выбрав себе специальность сапожника.

После долгих лет скитаний Михаил снова пришел в Вейль. Некоторое время он сапожничал, а потом занялся сбором лекарственных трав и стал делать мази. Целыми днями ходил он по лугам и лесам и собирал травы. Составляя мази, Михаил помогал людям и этим зарабатывал себе на хлеб. В доме у него постоянно пропадали деревенские мальчики. Они любили слушать его рассказы.

А девочек тянуло к Катерине. Она не так много видела на своем веку, как Михаил, но умела хорошо рассказывать поучительные истории из своей жизни, хорошо ухаживала за больными и с удовольствием помогала тем, кто в ней нуждался.

Вейль был бы намного беднее без Михаила и Катерины. Вечерами Михаил подолгу сидел над Библией, исследуя ее, а днем старался передать людям то, чему научился в общении с Богом. Катерина тоже была глубоко верующей женщиной, и когда ей предоставлялась возможность указать кому-либо путь к миру и покою, она чувствовала себя счастливой.

Большие события редко случались в этом тихом горном селе. Только мальчики часто шалили. Как и везде, в Вейле они были озорные и непоседливые, за что им всегда доставалось от взрослых по заслугам.

Самым первым заводилой среди деревенских подростков был Густав Хаген, сын владельца лесопильного завода. Он уже несколько раз ездил на каникулы в город к родственникам, видел городскую жизнь, и ему больше не хотелось жить в деревне, ему было скучно дома. Как все мальчики и девочки, он ходил в школу, но еще занимался с учителем дополнительно, потому что хотел поступить в училище.

Густав был зачинщиком чуть ли не всех происшествий в деревне. Конечно, у него были и добрые качества, но он сильно любил похвалиться и всегда, везде хотел быть впереди. С ним мало кто дружил, но почти все мальчики слушали его и помогали ему во всех его проделках. Даже старший сын работника Кунца, Отто. порядочный, тихий мальчик, иногда попадал под влияние Густава.

А Густав, казалось, только о том и думал, как напроказничать или выкинуть какую-нибудь шутку. Он часто приводил работников отца в затруднительное положение, пряча их инструмент. А если вдруг выходил из строя какой-либо станок, то можно было с уверенностью сказать, что это случилось не без участия Густава.

В Вейле не заботились о модных воспитательных методах, но применяли добрые слова или ремень. Каждый раз, когда отец наказывал Густава, мальчик принимал решение измениться, но через пару дней возвращался к прежнему образу жизни.

Однажды Густав возвращался из школы после дополнительных занятий с учителем. На улице ярко светило солнце. Взрослые и дети работали на лугу - стояла пора сенокоса. Густаву хотелось с кем-то поиграть, но с кем? И тут из церкви вышел Отто, с которым у него обычно ничего общего не получалось. Увидев его, Густав разочарованно свистнул и поднял камень. Заметив через дорогу кошку, Густав швырнул в нее этим камнем, по промахнулся… Послышался звон стекла, и в нижнем углу цветного окна церкви появилась дыра...

В паническом страхе Густав подскочил к Отто.

- Отто, молчи об этом! Отец убьет меня, если узнает, что я разбил окно. Молчи, слышишь? Ты ведь тоже бросал камень! Мы вместе будем молчать, понял? Дай руку! Или ты хочешь наябедничать?

Отто растерянно смотрел на Густава, Действительно, он тоже бросил камешек в кошку, но он ведь не попал в окно! Отто молчал, и Густав нетерпеливо прошипел:

- Предатель! Значит, ты хочешь донести? Нет, Отто не хотел этого.

- Я не предам тебя, Густав. Я не доносчик!

- Тогда скажи честное слово! Поклянись мне, что будешь молчать! Или ты хочешь, чтобы отец убил меня?

- Честное слово! - заверил Отто.

- А теперь бежим, пока нас не увидели! В этот момент со двора школы раздался громкий голос учителя:

- Кто разбил стекло? Признавайтесь! - Учитель подошел к мальчикам и строго посмотрел на Густава.

- Я, я! Я разбил! Всегда я! - вызывающе ответил Густав.

- А кто же еще?

- Спросите Отто...

- Отто,- обратился к нему учитель,- кто разбил окно?

Отто опустил голову. Страх сдавил ему горло, данное Густаву честное слово закрыло уста.

- Конечно, все плохое делаю я! - сердито повторил Густав. - Будто никто другой не может сделать то же самое!

Учитель не знал, как быть.

- Отто, скажи, это ты сделал? Действительно, с каждым может случиться такое.

Отто упорно молчал и не поднимал головы. И ласково, и строго пытался учитель выявить виновного, но Отто так ничего и не сказал. Учителю жаль было этого скромного мальчика, он доверял ему, но никак не мог понять, почему он не говорит ни да ни нет.

Учитель отпустил мальчиков, пообещав вернуться к этому разговору. Густав быстро исчез. А Отто поплелся домой, с трудом передвигая ноги, будто у него на самом деле что то лежало на совести.

Из семи детей Эриха Кунца Отто был старший. Его отец работал на лесопильном заводе, принадлежащем господину Хагену, отцу Густава. Эрих строго воспитывал детей и не оставлял бел наказания за малейший проступок. Дети больше боялись его, чем любили. У него были цель - добиться послушания. Ему не приходило в голову, что, кроме этой важной цели, есть еще и другие, не менее важные. О любви и взаимопонимании Эрих Кунц не думал.

Отто содрогался от мысли, что его ожидает, если отец узнает о происшедшем. Никакая просьба матери не поможет. Отто хорошо знал это и боялся идти домой. Ах, если бы он не дал Густаву слова! Он совершенно не виноват, но кто поверит ему? И почему он сразу не рассказал учителю обо всем? Отто не знал, что делать, и буквально дрожал от страха.

К вечеру о разбитом стекле знало вес село. Густав тут и там рассказывал, что кто-то бросил в окно камень, и при этом как бы невзначай добавлял, что учитель серьезно разговаривал с Отто...

Вначале никто не верил, что окно разбил Отто. Но постепенно слух разошелся, и сельчане стали говорить, что тихони тоже иногда способны на зло. Да и отцу Отто нужен урок, чтобы он не думал, что у него в семье всегда все в порядке.

Когда Мария Кунц, мать Отто, узнала о происшедшем она сильно расстроилась, зная жестокий нрав мужа. А Эрих был вне себя от гнева. Не добившись от упорно молчащего Отто признания вины, отец пришел в ярость и сильно избил его, а потом выставил за дверь. Мать плакала, а дети прятались по углам, стараясь не попадаться отцу на глаза.

- Кто должен теперь платить за стекло?! - кричал Эрих.

- У меня и так нет денег, а этот разгильдяй еще не зарабатывает! Теперь все село будет показывать на меня пальцем и говорить, какой у меня сын! Какой позор! Нет, я позабочусь о том, чтобы он больше никогда не разбивал окна!

Когда первая волна гнева улеглась, Мария поставила на стол скромный ужин: картошку в мундире и кислое молоко. Все, кроме Отто, сели за стол. Мария подошла к двери, чтобы позвать сына, но это вызвало у Эриха новую волну гнева.

- Ты еще хочешь кормить этого негодяя?! Пусть останется без ужина!

Мария знала, что сейчас нельзя перечить мужу, и молча вернулась к столу.

Еще никто так мало не ел, как семья Кунц в этот вечер. Жестокое отношение отца к Отто лишило всех аппетита. Эрих тоже чувствовал себя разбитым, снова и снова представляя себе, что будут говорить о нем сельчане. Много значило и то, что разбитое стекло подарил церкви хозяин Эриха, господин Хаген.

В сумерках Отто пробрался на сеновал и лег. Слезы не переставали струиться из его глаз. Он не понимал, почему все так произошло и почему именно ему так плохо. От побоев болело тело, но еще больше болела душа - он чувствовал себя несчастным и одиноким. Густав обещал сделать для Отто все, лишь бы он никому не выдал его поступок. Отто надеялся, что Густав придет к нему вечером, но вокруг было тихо, и ночь все ниже опускалась на землю.

Даже мама не пришла к нему! Значит, он на самом деле никому не нужен, его никто не любит... Совсем тяжело стало на душе у Отто, и он снова горько заплакал.

А Густав в этот вечер был радостнее, чем обычно. Он Много шутил и смеялся, желая заглушить голос совести. Густав рассказал родителям, что Отто Кунц разбил цветное окно в церкви.

Родители вначале не поверили ему. Они уже привыкли к тому, что всегда и во всем был виноват их сын. Но, видя, как весел Густав, они успокоились.

- Хорошо, что не ты виноват, иначе получил бы по всем правилам,- строго сказал отец.- Жаль только отца Отто. Он и так еле-еле сводит концы с концами, а чтобы заплатить за стекло, им придется сильно экономить...

Хотя Густав и радовался, что избежал наказания, он все же не был счастлив. Свет радости померк в его глазах. Долина стала для Густава тесной. Его постоянно преследовала мысль, что вот-вот все узнают о его подлом поступке.

Отто тоже был несчастен. Настали самые печальные дни в его жизни. Отец не мог перенести позора и простить сыну его проступок. Он обращался с ним жестоко и строго. С того злополучного дня Отто должен был после школы работать подручным на лесопильном заводе, чтобы заработать деньги и заплатить за разбитое стекло. Одно счастье было в этом несчастье - стекло разбилось внизу и белый голубь остался невредимым. Стекольщик обещал после сенокоса поехать в город, поискать цветное стекло и исправить повреждение.

Мать Отто меньше всего переживала за деньги. Она готова была экономить на самом необходимое, но не знала, как снять позор с сына. Ведь теперь каждый, кто будет смотреть на окно в церкви, будет вспоминать поступок Отто. Ее материнское самолюбие было ранено - она всегда гордилась сыном и тем, что до сих пор никто не мог сказать что-то плохое о их семье. Как приятно ей было слышать, что Отто ставят в пример! Как она старалась, чтобы ее дети всегда были честными и порядочными! А теперь...

Одно не могла понять Мария, почему Отто ни разу не рассказал, как он разбил окно. Еще она заметила, что Густав избегает ее сына. Это тоже настораживало.

Как-то в воскресенье, после обеда, Мария решила сходить к Катерине. Ей хотелось поговорить с этой богобоязненной женщиной, помолиться с ней, потому что мир покинул их дом. Ее муж часто раздражался, не переставал упрекать Отто за разбитое окно. Уже несколько раз она просила его оставить сына в покое, ведь он уже достаточно наказан. Но Эрих, напротив, возмущался и ругал жену за то, что она поддерживает разгильдяя.

- С семью детьми надо держать строгий порядок в доме - оправдывал он свою жестокость.

В доме Кунцев не слышно было приветливых слов, дети больше не радовались возвращению отца с работы. Все это бременем лежало на сердце Марии, и она много думала о том, как изменить это тяжелое положение. Вспомнив о Катерине, она пошла к ней, надеясь, что старая женщина что-нибудь посоветует, ведь у нее богатый жизненный опыт.

Мария вошла в прибранную комнатку, освещенную золотыми лучами заходящего солнца. «Как прекрасно может быть в этом мире! - невольно подумала она.- Если бы только не этот случай с моим сыном!»

Катерина сидела у окна, созерцая живописный закат. Она приветливо встретила Марию, участливо отнеслась к ее горю и, внимательно выслушав, сказала:

- Мария, в Библии написано: «Возложи на Господа заботы твои, и Он поддержит тебя. Никогда не даст Он поколебаться праведнику». Мы не знаем, виновен Отто или нет, но Бог знает все. Я думаю, что самое лучшее - доверить это дело Господу. Если мы будем просить Его, чтобы Он вывел правду на свет, Он обязательно сделает это в Свое время. Но мы должны терпеливо ожидать от Него милости и научиться тому, чему Он хочет нас научить. Будем молиться, чтобы Бог освободил сердце отца от огорчения и помог ему относиться к детям с любовью, чтобы в вашей семье царил мир и взаимопонимание.

Женщины помолились и обе утешились тем, что над всем стоит всезнающий Бог и Он поможет им в свое время. Марии казалось, что тяжелое бремя свалилось с се Сердца. Она возвращалась домой окрыленная надеждой на милость Божью, с твердым решением делать все возможное, чтобы в их доме было приятно и радостно.

Все это время Отто ходил печальным. Робость и неуверенность овладели им. Он вообще перестал смеяться и только изредка улыбался. Хотя Отто по-прежнему был прилежен и внимателен на уроках, учитель заметил, что он не может открыто смотреть ему в глаза, как раньше, и не мог понять почему.

Михаил не видел в разбитом стекле никакого преступления.

- Мальчишки есть мальчишки,- говорил он.- И разбитое стекло - не разбитая голова, не поломанная нога. Слава Богу, что не случилось чего худшего. Кто ничего не натворил, тот и добра не делает, и никогда ничему не научится. Мальчик должен быть шустрым, но ни в коем случае не трусливым и не обманщиком. Настоящий христианин не будет ходить с грехом на совести, он найдет в себе мужество признать вину перед Богом и перед людьми, даже если это будет грозить наказанием...

Однажды Михаил встретил Отто в лесу.

- Добрый день! - добродушно улыбнулся он и приветливо похлопал мальчика по плечу.- Давно я хотел тебя видеть и сказать: выбрось ты, наконец, все это из головы! У тебя такое лицо, будто ты выпил уксуса! Ты разве не знаешь, как нужно исправлять положение? Будь мужественным, Отто, у нашего Бога много милости!

«Хорошо вам говорить!» - подумал Отто и молча посмотрел Михаилу в глаза.

Увидев бездонную печаль в глазах Отто, Михаил покачал головой и подумал: «Да он, похоже, вообще разучился радоваться!»

Так ничего и не сказав Михаилу, Отто пошел дальше, на почту, чтобы отнести письмо учителя и этим самым заработать десять пфеннигов. Деньги на новое стекло он складывал в копилку.

День выдался жарким, и Отто захотелось немного отдохнуть. После школы ему приходилось много работать, поэтому он сильно уставал. Отто свернул с дороги и сел под большой елью. Слова Михаила не выходили из головы. Он снова вспомнил все происшедшее, и накопившееся горе с силой вырвалось наружу. Отто, который так долго сдерживал себя, плакал теперь так, что, казалось, разорвется сердце. Пережитая несправедливость вновь встала перед ним, как великан, угрожая раздавить. Ему хотелось крикнуть на весь Вейль: «Не я, а Густав во всем виноват! Оставьте меня, наконец, в покое!» Но обещание, данное Густаву, придавливало его, как огромная гора, и заставляло молчать.

Отец больше не упрекал Отто, но стал намного строже относиться к детям, и это причиняло Отто немалую боль. Как ему хотелось уехать куда-нибудь далеко-далеко, где его не знают! Но ему всего тринадцать лет, его никто никуда не отпустит. Хорошо Михаилу, его никто не обижает, а если кто то и скажет ему злое слово, то он только улыбнется в ответ.

«О, если бы я мог быть таким, как Михаил!» - всхлипывал Отто. Немного успокоившись, он поднялся и пошел дальше, раздумывая над словами Михаила. Действительно, как долго еще он будет ходить унылым? Ведь можно все это доверить Богу, попросить у Него помощи и простить Густаву!

Отто вспомнил стих, который они учили в школе: «Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня».

«Надо больше молиться,- подумал он. - Если отец не понимает меня и не любит, то Бог точно любит и поможет мне выбраться из этой беды».

Отто свернул с дороги, встал на колени в густой высокой траве и стал горячо молиться. Он рассказал Богу все, что волновало его и беспокоило. Встреча с Михаилом не была напрасной, Отто серьезно задумался о своем состоянии.

Кончился учебный год. Густав с гордостью уехал в город учиться. Он не нашел в себе мужества попрощаться с Отто и теперь, не видя его, чувствовал себя спокойнее.

Вкусив свободы, Густав часто спрашивал себя, как мог так долго выдержать в скучном Вейле. Он окунулся в учебу и по-прежнему ходил с гордо поднятой головой.

Только изредка Густав вспоминал родительский дом и наставления отца с матерью. Тогда ему становилось не по себе. Он чувствовал, что многие его поступки родители не одобрили бы. Густав знал и то, что Бог видит его и все о нем знает, но старался отогнать от себя эти мысли и жить, как ему нравится. Совесть осуждала его, он принимал добрые решения, но они так и оставались неисполненными.

По дому Густав совсем не скучал. В городе он был более свободен, чем дома. В Вейле его все знали, здесь же никто не вмешивался в его жизнь. Иногда он позволял себе выпить в компании стакан вина, закурить, посидеть вечером о кафе. Его жизненным девизом было продвижение вперед. Он хотел стать образованным и не гнуть спину из-за куска хлеба.

В Вейле редко кто вспоминал Густава. Доброго он ни кому ничего не сделал, а зло умные люди всегда стараются забывать. На каникулы Густав приезжал к родителям, но с Отто даже не здоровался. Нелегко это было для Отто, и он прикладывал немало усилий, чтобы не вспоминать прошлое и не сердиться на Густава.

Весной Отто должен был закончить школу. Он хорошо учился и особенно успевал на уроках по изучению Библии. Его привлекали духовные истины, он заучивал тексты из Слова Божьего и старался исполнять то, что ему было понятно.

На одном из уроков учитель беседовал с учениками о несправедливости, о том, что лучше невинно пострадать, чем согрешить. Он говорил, что не нужно считать себя мучеником, когда с тобой поступают несправедливо. Пока мы живем на земле, нам нужны не только солнечные дни, но и тяжелые испытания и бури. Кто не видел большую крепкую ель? Она стала такой лишь потому, что десятки лет выдерживала бури, если бы только солнце светило на ель, она засохла бы. Ей нужны дожди и ураганы, и чем больше бушует непогода, тем глубже пускает ель свои корни в землю, чтобы устоять. Так и мы должны поступать, встречая жизненные переживания. Наше дело - довериться Господу и корни своей веры пускать в Его обетования и уповать на Его милости.

Самый яркий пример перенесения несправедливости - наш Господь. Чтобы спасти людей, Божий Сын невинно пострадал и умер на кресте.

Отто казалось, что учитель говорит только ему. Совсем по-другому стал он понимать то несчастье, которое причинил ему Густав, иначе стал смотреть и на страдания Господа. Он начал сравнивать свою жизнь с жизнью Иисуса Христа, и все эти сравнения были не в его пользу. Как часто он был упрямым и озлобленным! Думая об отце, Отто вдруг понял, что он не относился бы к нему так строго, если бы знал, что Отто не разбивал окна. И вообще, Отто сам во всем виноват, потому что никому не рассказал, что произошло между ним и Густавом.

Отто сильно изменился. Его молитвы стали осознанными и целенаправленными. Он стал замечать, что Бог дает ему силы побеждать гордость и обидчивость. Его сердце наполняла тихая радость, к отцу он теперь относился с любовью.

Мария первая заметила перемену в сыне и радовалась этому, но ничего не говорила ему. У них в доме на духовные темы вообще не говорили. Мария нередко плакала от сознания, что так мало содействует духовному становлению своих детей.

Эрих решил, что Отто после школы будет работать на лесопильном заводе. Спрашивать Отто, кем бы он хотел стать, отец не считал нужным.

Учитель Отто был другого мнения. Он видел, что мальчик мал ростом и не очень крепкий, но у него хороший почерк, он может хорошо считать, поэтому лучше всего ему было бы работать в конторе. Учитель думал, что медлительность, присущая Отто, пройдет, как только он освоится с работой. Зная, что Отто мечтает о такой профессии, учитель решил поговорить об этом с его отцом.

Эрих не согласился с планами учителя. Ему было важно, чтобы сын как можно быстрее зарабатывал. Ведь у него самого в молодости не было выбора, и он ничего не знает, кроме работы и усталости. К тому же Эрих не мог представить себе, что его сын станет конторским работником. Нет, не нужно подогревать в нем желание возвыситься над другими!

До окончательного решения оставалось еще время, и учитель, услышав, что господин Хаген хочет весной взять ученика в контору, предложил ему Отто. «Если он согласится, то и Эрих не будет против»,- думал учитель. Но господин Хаген только недовольно покачал головой, вспомнив историю с разбитый стеклом, а также мнение Густава, который называл Отто лицемером. Да господин Хаген и так считал, что молчаливые и тихие всегда замышляют что-то недоброе, и лучше держаться от них подальше.

Отто надеялся, что после школы ему не придется работать пильщиком, но учитель дал ему понять, что его надежды могут не оправдаться и что история с разбитым стеклом играет здесь немалую роль. И хотя Отто уже по-другому думал о несправедливом страдании, он почувствовал, как внутри снова поднялась волна горечи. О, если бы он знал, что одно-единственное необдуманное обещание повлечет за собой такие серьезные последствия!

Понадобился не один день, чтобы Отто снова успокоился. Когда ему становилось слишком тяжело, он утешался тем, что не всегда будет жить в Вейле, Он мечтал заработать много денег и пойти путешествовать, как Михаил.

Наступило Рождество. В церкви звучали проповеди о безграничной любви Божьей, которая открылась в Иисусе Христе. Он пришел на землю ради нашего спасения. Рождество - это праздник любви, праздник примирения и прощения...

Выходя из церкви после рождественского богослужение, Отто увидел Густава. Вначале он растерялся, но потом, под впечатлением услышанной проповеди о прощении, подошел к Густаву и протянул ему руку. Тот сильно смутился и неуверенно подал руку. Разговора не получилось, но поступок Отто был дли Густава довольно красноречивым.

Отто больше не угнетала мысль, что весной придется идти на завод рабочим. С тех пор как из сердца исчезли злые чувства, ему было легко и радостно. Правда, дома царила мрачная атмосфера - у отца не бывало солнечного настроения, а озабоченной матери было не до радостей. Отто в свободное время всегда старался чем-то порадовать своих братьев и сестер, придумывал разные игры.

В марте, в один из выходных дней, товарищи Густава решили спуститься в ближайшее ущелье.

Ярко светило солнце, в воздухе пахло весной. Со смехом и шутками ребята весело спускались по горной тропинке. Через час, дойди до небольшого лесного озера, они поневоле остановились, любуясь бирюзовой гладью. Увидев рыб, быстро исчезающих в глубине и снова поднимающихся наверх, один из мальчиков поежился:

- Бр-р р! В такой холод меня никто не загнал бы в воду! Товарищи рассмеялись,

- А я не боюсь холода! - высокомерно заявил Густав.- Я могу по пояс зайти в воду!

- Я тоже могу, только летом! - отозвался кто-то из друзей.

- Не верите? - выкрикнул Густав.

- Докажи! А ну, докажи!.. - зашумели ребята. И вдруг Густав скинул куртку, решительно снял сапоги, брюки, рубашку и кинулся к воде.

- Густав, очнись! - испуганно закричали вдогонку товарищи.- Ты в своем уме? Остановись!

Густав засмеялся и, с трудом удерживая равновесие, с Разгону прыгнул в ледяную воду. Решив, что этого еще недостаточно для доказательства его смелости, он зажал нос и нырнул. Затем, фыркая, выскочил на берег и вызывающе посмотрел на ошеломленных друзей.

- Довольны? - только и спросил он.

Ребята промолчали. К счастью, солнце пригревало по-весеннему. Густав постепенно согрелся, и мальчики пошли дальше.

- Густав, я бы никогда не подумал, что ты залезешь в воду! - через время заговорили товарищи.

- У тебя кожа, наверное, как у морской собаки!

Густав, как всегда, был на высоте. Только потом ему пришлось дорого заплатить за свое хвастовство.

Ночью Густава начали знобить. Тетя, у которой он жил, напоила его горячим чаем и накрыла еще одним одеялом, но он не мог согреться. Рано утром вызвали доктора, и он определил воспаление легких.

Несмотря на все старания тети, Густаву лучше не становилось. Пришлось вызвать родителей. Отец и мать по очереди дежурили у постели сына, но ему становилось все хуже и хуже. Временами, особенно по вечерам, Густав бредил и часто произносил имя Отто.

Однажды, думая, что Густав спит, мама заплакала:

- Сыночек, мой милый сыночек! - Неужели ты умрешь?

Господин Хаген старался утешить ее, хотя сам тоже сильно переживал. Но Густав не спал. От услышанных слов у него чуть не остановилось сердце.

«Я могу умереть?..» - с ужасом подумал он.

Родители продолжали молиться и просить у Бога милости для сына. После долгих томительных дней ожидания врач сказал, что есть надежда на выздоровление. И действительно, состояние Густава стало улучшаться.

Перед отъездом господин Хаген сел у постели сына. Сейчас, когда Густаву стало намного лучше, он хотел серьезно поговорить с ним. Густав был на грани смерти из за своего хвастовства. В детстве отец нередко наказывал его за это, но он не хотел оставлять полюбившийся грех. Господин Хаген говорил, что Густав будет пожинать плоды своих дел, пока не осудит это зло и не оставит его. Бог не хочет нашей гибели, и в Своей любви будет наказывать нас, чтобы мы смирялись и поступали в этом мире так, как Он учит.

Густав чувствовал, что слова отца наполнены любовью, чувствовал, что он прав, и молчал. В его сердце происходила тяжелая борьба: сейчас или никогда! Давнишняя история с разбитым стеклом все еще мучила Густава, Он не мог избавиться от осуждения совести и от мысли, что должен признаться в обмане. «Сейчас или никогда...» - снова подумал он и взволнованно произнес:

- Папа, прости меня за разбитое окно в церкви! Отец замер от неожиданности.

- Папа,- продолжал Густав,- это не Отто Кунц, а я попал камнем в стекло. Я боялся наказания и заставил Отто поклясться, что он будет молчать. Я обманул. Я согрешил, папа... Я больше никогда так не сделаю...

Господин Хаген сначала возмутился, но потом понял, что пришел момент, когда он или приобретет сына, или потеряет его доверие навсегда. Зная упрямый характер Густава, господин Хаген понимал, что его исповедь - это геройство, которое стоило ему тяжелой борьбы.

- Густав, это правда? - спросил он.

- Правда, папа,- закрыв глаза, прошептал Густав.- Мне очень стыдно, что я такой... Я хочу исправиться. Прости меня, папа, за все...

- Я от сердца прощаю тебе, сын мой, но ты должен наладить отношения и с Отто, и с другими ребятами. Густав крепко сжал руку отца.

- Да, это нелегко. Но Господь поможет. Сам ты много раз принимал решение исправиться, и не мог, а Бог - всемогущий, Он меняет сердце и дает силу жить свято. Разбитое окно - не так страшно. Но ложь и наговор на Отто!.. Сколько он перестрадал! Он должен был нести твою вину! Как жестоко обращался с ним отец! Как тяжело и много работал Отто, чтобы отдать деньги за стекло!

- Да, папа, я виноват. Я обязательно попрошу у Отто прощения... - Густав сильно волновался.- Папа, я думаю, что Иисус поможет мне сделать это. Я просил Его, чтобы Он омыл меня Своей Кровью и принял в число детей Своих...

Господин Хаген весьма обрадовался этому свидетельству сына. И в то же время, чем больше он размышлял над его словами, тем больше видел свою вину. Да, он очень легко раздражался и с его уст часто срывались резкие слова. Из-за его чрезмерной строгости сын стал обманщиком...

Господин Хаген с сожалением думал о большом упущении в воспитании сына. Немного бы мягкости, побольше любви - и как помог бы он сыну судить себя, признавать вовремя свою вину! Как еще милостив Бог к ним - Он сохранил жизнь Густава и дал ему покаяние! Это особенная благодать.

Отец привез Густава домой, когда было совсем тепло. Уже на следующий день он сказал сыну:

- Сегодня мы пригласим к себе Эрика Кунца с Отто. Ты не забыл, что должен попросить у них прощения?

Густав покраснел. Нет, он не забыл об этом.

Не зная, как расценивать приглашение хозяина, Эрих переживал за свое рабочее место. А может, его сына, закончившего школу, не хотят принимать в ученики на завод?

- Если я услышу от господина Хагена что-нибудь плохое,- сказал он сыну дорогой,- тебе придется оставить дом. Второй раз я не потерплю позора из-за тебя!

Отто молчал. Что он мог ответить на это?

Когда господин Хаген рассказал, зачем он позвал их, Отто не мог поверить своим ушам. Неужели перед ним гордый и самоуверенный Густав? Неужели он просит прощения?

- Я тебе уже давно простил,- тихо ответил Отто на просьбу Густава.

Эрих удивленно смотрел на ребят. Сам он еще никогда ни у кого не просил прощения. Поссорившись с кем-нибудь, он обычно некоторое время избегал этого человека, не разговаривал с ним, а потом все как-то само собой становилось на свои места.

Густав назвал случившееся ужасной несправедливостью с его стороны, рассказал, как Бог дал ему милость увидеть свой грех и раскаяться. Потом господин Хаген отдал Эриху деньги за стекло и сказал, что он хочет взять Отто учеником в контору.

Эрих опешил. Неужели его сын будет работать у господина Хагена?! Это было сверх его ожиданий и планов. Он не находил слов, чтобы выразить благодарность.

А Отто был весьма счастлив. Исполнилось его горячее желание, от которого он уже почти отказался.

По дороге домой Эрих виновато сказал сыну:

- Ты уже, небось, забыл все, что было у нас из-за этого окна... Я же не знал, что ты невиновен...

Долго они шли молча. Каждый думал о своем. Наконец отец снова заговорил:

- Никому не рассказывай, что сейчас слышал. Каждый человек должен пройти в жизни долину унижения. Ни от тебя, ни от меня люди не должны узнать, что Густав был виновником этого дела.

Отто был согласен с таким мнением. А Эрих даже не подумал о том, что он тоже должен просить у сына прощения. Он, видно, не знал, что научить послушанию и приобрести доверие ребенка нельзя без настоящей любви. Верно говорил Лютер, что около ремня должно лежать яблоко.

Вечером того же дня Мария Кунц поспешила к Катерине. Она должна была поделиться с ней своей радостью. Слушая ее, Катерина плакала. Ее умиляло милосердие Божье.

Просьба матери

«Скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем».

(Матф.20:21)

О матерях очень много написано. Материнская любовь, преданность, жертвенность воспета во многих песнях. Об одной из таких прекрасных матерей, о матери сыновей Зеведеевых, мы знаем из Евангелия. Она, как и все матери, очень любила своих сыновей – Иоанна и Иакова. И вот однажды, как повествует евангелист Матфей, она с сыновьями своими приступила к Иисусу и «чего-то просила».

О чем может просить мать, отдавшая Иисусу своих сыновей? Может быть, она говорила Ему: «Господи, я отдала Тебе самое дорогое – детей моих. Я пожертвовала для Тебя всем. Какая мне за это будет награда в Царстве Твоем?» Подобный вопрос задавал уже Иисусу Петр: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?» (Матф.19:27). Но нет, не об этом просила мать. Она не сказала и таких слов: «Господи, я отдала Тебе свою будущую опору: и старшего, и младшего. На чьем содержании я буду жить в старости?» Заботясь о своих сыновьях, она могла бы еще и такую просьбу изложить: «Учитель благой! Ты знаешь, что сын мой, Иоанн, самый молодой из учеников. Ты не возлагай на него тяжелого бремени, чтобы он не надломился...» Но и этого она не сказала.

«Чего ты хочешь?» – спросил Христос. Она говорит Ему: «Скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем» (Матф.20:21). Мать хотела, чтобы у Христа, когда Он прославится и займет Свой престол на небесах, справа и Слева сидели ее дети.

Многие осуждают мать сыновей Зеведеевых за такую просьбу. Не будем торопиться с выводами. Ведь и Христос не осудил ее. Он только сказал ей и сыновьям: «Не знаете чего просите». И тут же пояснил, какой ценой приобретается это почетное место. «Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?» (Матф.20:22). Другими слонами: «Чтобы сесть со Мной рядом, надо пройти тем же путем, каким прошел Я; надо пить ту же чашу, которую буду пить Я; надо креститься тем же крещением, которым крещусь Я. Вам нужно пройти трудный путь. Сможете ли вы пить эту чашу?»

И мать, и сыновья ответили: «Да». Иисус и в этот раз не осудил их. Он только пообещал: «Хорошо. Чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит. Этим ведает Отец Небесный».

Обратите внимание: за свое желание мать и сыновья согласны платить высокую цену, о которой предупредил их Христос. Хочется подчеркнуть здесь особое усердие матери. Не только сыновья, но и она сама согласна была платить эту цену.

«Пусть мои дети пьют чашу страданий,– решилась мать,– пусть крестятся огненным крещением, то есть пусть пройдут тем же путем, каким и Ты, Господи, прошел. Пусть они будут также отвержены, лишь бы конец их был благословенный и они сели у Тебя в Царстве Твоем по правую и по левую сторону».

Именно на это я и хотел обратить особое внимание дорогих читателей. Думаю, что это не было временным порывом, и мать не находилась под впечатлением проповеди или беседы, которую только что услышала. По всей вероятности, этот вопрос она заранее согласовала с сыновьями. Где-то они разговаривали по душам, все взвесили, решились на все и пришли к Иисусу втроем, потому что сказано: «Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими…» И на вопрос Христа не мать ответила, а все вместе сказали: «Можем!» Все было продумано, согласовано.

Второе, на что хочу обратить ваше внимание, как отнесся Иисус к братьям после их просьбы. Они до этого были в тесной связи с Ним, Он брал их на гору Преображения, А после этого серьезного разговора была Гефсимания. Иаков и Иоанн вместе с Петром снова удостоились чести быть с Господом. Здесь они увидели уже не славу Учителя, а скорбь и тоску. Они увидели горечь Его чаши страданий.

Всем известно, что после вознесения Христа, когда Церковь стала распространяться по всей земле, первым мучеником из Апостолов стал старший сын Зеведеев – Иаков. Мать его лишилась сына. Я представляю, как стояла она над обезглавленным трупом и вспоминала свою просьбу, с которой пришла ко Христу. Могла ли она теперь сказать Иисусу: «Господи, я доверила Тебе своих сыновей, а Ты не сохранил их»? Нет, она не могла говорить так. Она должна была сказать: «Благодарю Тебя, Господи, что Ты сохранил в верности сына моего, Иакова, и он запечатлел любовь свою к Тебе, приняв мученическую смерть. Славлю Тебя, Господи, за моего дорогого сына! Благодарю Тебя за жертву, которую Ты принял от меня. Я отдала Тебе самое дорогое, что было у меня».

Что касается Иоанна, младшего сына, то, по-видимому, мать не дожила до его кончины. Иоанн отошел в вечность в старческие годы. Его жизнь также была тяжелой, но очень благословенной. И один и другой сын Зеведея закончили свою жизнь, испив чашу страданий, мучений и гонений.

О, эта благословенная мать! Какой подарок преподнесла она Церкви! Нам сейчас трудно представить себе Евангелие без трудов Иоанна. Иакова мы знаем мало. Он ничего не успел написать. (Послание Иакова, помещенное в Новом Завете, написал другой Иаков – пресвитер Иерусалимской церкви.) И о характере Иакова Зеведеева мы ничего не знаем. А вот об Иоанне мы знаем много из Евангелия, которое он написал, из трех его посланий, из Откровения. В них мы видим его характер, его преданную Господу жизнь, и умиляется сердце наше. Глядя на его жизнь, мы можем судить и о матери: как она воспитала сына, вложила столько доброты, любви в его сердце.

Я искренне удивляюсь, как могла мать расстаться с таким любящим, нежным сердцем, с самым дорогим для нее? С тех пор сыновья уже не принадлежали ей. Они совершали служение во славу Господа и не оставили его до конца своей жизни. Они приняли крещение Иисуса и чашу, которую Он пил, разделили вместе с Ним.

Я знаю, что все матери любят своих детей. Эта любовь вложена в их сердце Самим Богом. Но любовь от любви разнится.

Однажды я спросил сестру-старушку:

– Почему вы не посещаете собрания? Мы давно не видим вас на богослужениях.

– Не могу, брат.

– Почему?

– Мой сын – полковник, служит за границей. Ему должны скоро присвоить звание генерала. Сейчас беспокойное время – на богослужения приходит милиция, часто переписывают, спрашивают домашний адрес, паспорт и т.д. И если меня запишут и узнают, что сын служит за границей, ему никогда не видать генеральских погон.

Похожа ли эта любовь на любовь матери сыновей Зеведеевых? Мать-старушка заботится о том, чтобы ее сын получил генеральские погоны, а вместе с этим – повышенное жалованье, почет и славу. В обществе он будет иметь вес. В конечном итоге и матери, будет хорошо с этим сыном. Он всесторонне поддержит ее в старости. Если сравнить ее с матерью сыновей Зеведеевых, то это – полная противоположность. Первая заботится, где будут ее сыновья, когда Христос воцарится, а вторая думает только о том, чтобы ее сыну было хорошо при этой жизни, а вместе с ним и ей.

Через некоторое время я вновь зашел к этой старушке. Спрашиваю:

– Как ваш сын?

– Слава Богу.– говорит,– он уже генерал! Стала мать хвалить сына, что проявляет заботу о ней, присылает одежду и прочее.

– Ну, а вы хоть в письме напоминаете ему о Господе, о вечной жизни? – спросил л.

– Нет, там же проверяют письма, нельзя...

В целом она была довольна сыном. Да, руководимая слепой любовью, старушка-мать собирала себе и сыну сокровища там, где моль и ржа поедает и истребляет.

Возвращаясь от нее, я думал: одни матери живут в довольстве и радуются, получая от сыновей посылки, а другие сами из года в год посылают передачи своим сыновьям в тюрьмы. Их сыновья долгие годы томятся там за Слово Божье. А матери благословляют их и говорят: «Крепись, сынок, мужайся, выдержи ради Иисуса Христа! Все проходяще, не робей! Потеряешь здоровье во имя Господа – не жалей. Семья твоя и церковь всегда помнят тебя в молитвах. Крепись, сынок!»

Какие это удивительно благословенные матери и как их много в наши дни!

Но иногда приходится слышать и такие рассуждения: «Да мне уж не до многого, я согласна быть хоть у порога, лишь бы в Царстве Небесном». Другими словами, лишь бы получить спасение, а на престоле не обязательно сесть, лить бы огонь, который никогда не угасает, меня не достал, и червь, который не умирает, не касался меня. А зачем мне честь в Царстве Небесном? И так будет хорошо. Вот какая у некоторых забота!

Почему бытуют такие суждения? – Потому что к престолу подняться и сесть рядом с Иисусом – это жизнь подвига, жизнь полной отдачи Господу, жертвенная жизнь, а люди хотят жить на земле без лишении, хотят, чтобы во всем им была удача. «Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем…» (Откр.3:21). И если будешь ревновать о том, чтобы сесть рядом с Господом на Его престоле славы, то будешь вести победную жизнь со Христом уже здесь, на земле, побеждая в себе страх, греховные привычки и все плотское.

Однажды, прочитав детям притчу о богаче и Лазаре, сестра спросила: «Кем бы вы хотели быть: богачом или Лазарем?» Кто как говорил. А один мальчик откровенно признался: «Я бы хотел на земле быть богачом, а в Царстве Небесное – Лазарем». Взрослые не осмелятся так сказать, но глядя на жизнь многих христиан, можно сделать вывод, что они думают и поступают именно так, забывая о конечной участи – между богачом и Лазарем лежала пропасть, перейти которую было невозможно. В небе мы получим соответственно тому, что делали на земле: доброе или худое.

Мать сыновей Зеведеевых показывает нам, как горячо любила она своих детей, любила разумной любовью, пожертвовав их для славы Господа. Осталась ли она в ущербе? Думаю, что она – одна из самых счастливых матерей в Царстве Небесном. Хотя, видя трудности ее жизни, многие могут называть ее несчастной, неразумной, тщеславной, потому что она беспокоилась о почетном месте для своих сыновей. Но я очень рад тому, что Христос не сказал ей: «Хорошо, один сын сядет у Меня по левую сторону, а другой – по правую». Он оставил эти места свободными. И Отец Небесный также еще не сказал Своего последнего слова, кто где сядет. Слава Ему! Это распределение будет с нашим участием, чтобы и сегодняшние матери ревновали о своих детях, как мать сыновей Зеведеевых, желая их высоты в Царстве Небесном, а не здесь, на земле. А для этого нужно отдать их на служение Господу. Отец Небесный по справедливости укажет каждому из нас то место, которого мы окажемся достойны.

Да благословит Господь дорогих матерей жертвенно любить Иисуса, чтобы эта любовь была видна в исполнении воли Его, в жертвенном хождении перед Господом!

М. X.

Отделен ли он для Господа

«Юра у нас хороший,– часто говорила молодая мать,– он никогда не приносит в дом неприятностей. Вон Ваня у Левшиных такой негодный мальчишка, да и Коля у Алфеевых – все им дома не сидится, так и ищут, где бы напроказничать. А наш – совсем не такой!»

Михин Юра действительно во многом отличался от своих сверстников. Он держался обычно особняком.

Жили Михины на краю села. Сразу за домом начинались бескрайние поля и полосы лесонасаждений, куда Юра очень любил ходить.

С малых лет его влекло на природу. Он мог часами ходить по околице, рассматривая траву и цветы, наблюдая за букашками, степными зверюшками и птицами. Особенную радость он испытывал, если удавалось увидеть подбежавшего близко к селу зайца или лису. Ради этого Юра мог подолгу сидеть в засаде.

За селом, на колхозных полях, росли огурцы, помидоры, морковь, и детвора нередко ходила туда поживиться. Проходя шумной ватагой мимо дома Михиных, мальчики звали Юру, но он обычно отказывался – то не хотел попасться в руки сторожу, то находил какое-нибудь неотложное дело. Родителям это нравилось. Они учили сына не участвовать в затеях местных заводил и вообще держаться подальше от других детей, потому что общение с ними ни к чему хорошему не приводит. Родители хвалили Юру за послушание и всегда ставили его в пример.

А Юра вел обособленный образ жизни вовсе не потому, что боялся греха или старался быть послушным. Просто у него были свои удовольствия и радости.

Зимой, когда сельские дети катались с ледяной горки, играли в снежки и резвились на снегу. Юра уходил в поле. Надев лыжи, он с удовольствием обходил знакомые места. Покрытое снегом поле казалось безжизненным, погруженным в глубокий сон. Но это только для поверхностного наблюдателя. Для Юры же там открывался таинственный мир следов.

Вон стремительно проскакал заяц. А вот тянется узенькая цепочка мелких следов. Это пробежала полевая мышь. Вдруг цепочка прервалась, рядом в снегу виднелась дырочка – мышь от кого-то пряталась. Иногда эти следы обрывались пятнышком крови и крупными длинными полосами на снегу. Это сова, схватив мышь, оставила следы своих мощных крыльев. Юра часами мог ходить по полям и читать тайную книгу следов, мечтая поймать какого-нибудь зверька.

Прошли годы. Юра стал взрослым. Многие его ровесники покаялись, приняли крещение, приобщились к служению в церкви. Юра тоже покаялся, хотя и не считал себя особым грешником. От пристрастия к полю он так и не освободился. Нет, Юра не был ни вором, ни пьяницей, ни курильщиком. Он был охотником, и это занятие стало его страстью, поработило его.

Юра ничем не интересовался, кроме охоты. Он с трудом выдерживал два часа в доме молитвы и, как только кончалось собрание, спешил домой. Если была зима, он надевал белый маскировочный костюм и шел на охоту в ставшее родным поле. Можно ли сказать, что такой образ жизни угоден Господу?

Немало молитв вознесла церковь за Юру, прежде чем он обратил внимание на увещание служителей и друзей и увидел опасность своего положения. Он покаялся, встал на верный путь, но взлелеянное с детства увлечение осталось для него источником постоянных искушений.

Чуть ли не все родители стараются отделить, оградить своих детей от недоброго влияния улицы, от плохих друзей и считают это великим достижением. Правильно, оградить детей от улицы необходимо, потому что «худые сообщества развращают добрые нравы» (1Кор.15:33). Но необходимо помнить и то, что святой – это не просто отделенный, но отделенный для Господа.

Отделить ребенка только от негодной среды – это половина того, что требует от нас Господь. Культурный грешник – все равно грешник и нуждается в прощении и соединении с Господом. Мы призваны вводить своих детей в общение с народом Божьим с малых лет, чтобы они как можно раньше осознали нужду в Спасителе и поняли, что церковь – их родной дом, это место, где должна проходить их плодотворная деятельность, где должны быть сосредоточены их интересы.

Л.О.

Молитвенная корзина

Как нам поступать с младенцем сим и что делать с ним?» (Суд.13:12),– спрашивал у Бога Маной, услышав, что у них родится сын. Ребенка еще нет, а у отца уже трепещет сердце: как поступать и что делать с младенцем?

Это насущный, постоянный вопрос всех благочестивых родителей. Как правильно воспитать ребенка? Как научить его доброму, посеять в его сердце семена жизни, привести его к Богу?

Маной нашел правильным метод: он молился. Этот метод не устарел и сегодня. И если мы будем взывать к Богу о помощи. Он даст нам мудрость в любой момент и научит, как правильно поступить.

Воспитание ребенка начинается надолго до его рождения. И в какую обстановку он приходит – много значит. Любовная атмосфера в семье благотворно влияет на малыша и значительно облегчает его воспитание.

Однажды я стал свидетелем такой картины. Мужчина, уже в возрасте, стоял возле родильного дома и, чуть не прыгая от радости, счастливо улыбался, глядя в окно,– ему показывали младенца. Какая-то женщина, проходя мимо; спросила: «У вас, наверно, первенец под старость родился?» А он, такой счастливый, отвечает: «Нет, одиннадцатый!» Удивительно слышать такое. Но если принимать детей от Бога, тогда и одиннадцатый и пятнадцатый будет радостью. Родители, принимающие дитя с любовью, способны верно отнестись к своей ответственности за него. Они, подобно Маною, обязательно будут молиться об имеющем родиться младенце.

Как-то один брат делился со мной своими переживаниями и рассказал немного о судьбе своего младшего сына. У брата была большая семья, и все дети стали христианами, кроме последнего. Он полюбил мир. Сколько родители ни молились, сколько ни беседовали с ним, он все дальше и дальше уходил от Бога. Тогда брат и его жена в глубоком смирении обратились к Богу с просьбой, чтобы Он указал им причину, почему сын не пошел путем веры. И Бог открыл им вину многолетней давности. Они вспомнили, что приняли этого сына с ропотом.

То было очень трудное время – семья большая, нужда, и, узнав еще об одном дитяти, родители возроптали на Бога, ребенок показался им непосильным бременем.

Поняв свою вину, родители искренне раскаялись перед Богом. После этого брат пошел к сыну, обнял его и сказал: «Сын мой, прости меня, что я не смог воспитать тебя христианином». Эти слова так повлияли на него, что он упал отцу на плечо и зарыдал: «Прости меня ты, папа! Я столько горя и слез причинил вам с мамой!» По милости Божьей душа была приобретена, но каким трудным путем пришлось идти и родителям, и их сыну!

С нежеланными детьми возникает много трудностей, и трудностей почти непреодолимых. Бог хочет, чтобы мы принимали детей, как Его дар, с радостью и с трепетом. И тогда Он благословит, наделит разумом и силой для их воспитания. А если кто уже сделал эту большую ошибку и с ропотом принял дитя, то выход один – молитва. Только молитва покаяния и прошение о милости может исправить дело. Господь простит и окажет милость и родителям, и обделенному их любовью ребенку.

Мне представляется, что молитвы родителей – это своего рода корзина, в которой покоится ребенок в море зла. Мать Моисея осмолила корзину и поставила в реку, туда, где сплошная опасность, куда на верную гибель бросали еврейских мальчиков. Но корзину она поставила с верой, и младенец, был сохранен.

Наши молитвы ограждают детей от злого влияния мира, как корзина хранила Моисея от воды. А если наша молитвенная корзина прохудилась? Если к ребенку приблизилось зло и он, не в силах противостать ему, утопает в этом зле? Кто виноват?

Когда я был подростком, мне сильно хотелось пойти в кино. Одноклассники часто рассказывали интересные истории из фильмов, и мне хотелось хоть раз сходить в кинотеатр. Я знал, что папа не пустит меня, знал, что кино смотрят только неверующие, знал, что это грех, но желание посмотреть фильм не проходило. Однажды я набрался храбрости и попросил у папы пятнадцать копеек на билет в кино. К моему удивлению, папа, не сказав ни слова, дал мне деньги, и я пошел.

В кино я опоздал. Пришел, когда в зале было уже темно, на экране мелькали какие-то картины. Не знаю отчего, но мне вдруг стало так плохо, что я не мог держаться на ногах. В глазах потемнело, закружилась голова. Я с трудом выбрался на улицу, дав себе слово, что больше никогда не приду сюда. Позже я узнал, как трудно было отцу давать мне деньги, и как горячо они с мамой молились, когда я ушел. Молитва родителей оградила меня от влияния фильма, враг не смог уловить меня в свои сети.

Есть в Библии повествование о переживаниях матери, сыновей которой заимодавец хотел взять в рабство. Беззащитная вдова с воплем обратилась за помощью к Елисею, человеку Божьему. Конечно, она очень любила своих детей и не хотела, боялась отдавать их в рабство.

Враг человеческой души и поныне ходит вокруг наших семей и хочет взять наших детей в рабство. Как мы переживаем за них? Спешим ли мы к Богу за помощью, видя опасность, или остаемся беспечными?

Когда моя первая дочь пошла в школу, мы постоянно молились, чтобы Господь сохранил ее там от зла. Помню, в первый день жена пошла вместе с дочерью, а я стоял у окна, смотрел им вслед и плакал. Я понимал, что дочь пошла в такую среду, где много грязи, греха, искушений и соблазнов. И это побуждало меня больше молиться, больше переживать. Недавно я с ужасом заметил, что теперь совсем не так переживаю за своих школьников. Почему? Ведь сегодня опасностей не меньше, чем раньше. Напротив, они увеличиваются, в последнее время враг стал еще яростнее. Я должен усилить молитвы!

Возьмем себе в пример мать, которая с воплем просила у Елисея, не желая отдать детей в рабство. Молитвенная защита весьма необходима. Будем пораньше вставать и с самого утра молить Господа о милости, чтобы Он защитил наших детей и в школе, и дома, и где бы они ни находились. Мы не можем везде сопровождать их, не можем наблюдать за ними, когда они вдали от нас, не можем проследить за всеми их желаниями и поступками, но мы можем оградить их молитвой, и это очень значительно. Молитва поможет нам понять, какой метод воспитания необходим в том или ином случае, и поможет достичь сердца ребенка.

Как-то раз я зашел в дом, смотрю – один из моих сыновей бьет младшую сестренку. Это был упрямый сын, он очень редко признавал свою вину, всегда оправдывался, и если я конкретно не знал о его проступке, всегда сваливал вину на другого. Но в этот раз ему некуда было деться. Вина налицо. Я взял ремень и повел сына в спальню. Пока шел, молился: «Господи, научи меня, как его наказать! Что сделать, чтобы он понял свою вину?»

Когда мы зашли в комнату, у меня пропало желание наказывать. Я сел с сыном на диван, обнял его и говорю: «Сынок, тебе хотелось бить сестричку?» А он вдруг как заплачет и говорит: «Папа, прости меня!»

Это была победа. Попросить прощения для этого ребенка всегда было неимоверно трудно. Мне очень дорого стало то, что Господь помог мне, научил, как достичь упрямого сердечка. Конечно, наказание ремнем – на своем месте, но в этом случае нужен был именно такой подход.

Пренебрежение молитвами за наших детей чревато тяжелыми последствиями. В течение жизни мы непременно столкнемся с большими трудностями и утратами, если оставим молитву. Был у меня в жизни и такой случай. Вернулся я с поездки под утро. Жена с детьми была у родителей. Я лег спать и, проснувшись через час, подумал: «Не буду сегодня вставать для молитвы, посплю немного, а потом помолюсь...»

Мы с женой всегда вставали рано утром и молились возле детских кроваток. О каждом ребенке по отдельности мы возносили молитвы Господу, но в этот раз я пренебрег утренней молитвой, хотя Господь и пробудил меня для этого. Я опять уснул и проснулся, когда нужно было уже бежать на работу. Коротко помолившись, я поспешил на смену.

День прошел, как обычно. Вечером прихожу домой, а там – крик, плач. Самому маленькому сынишке, который еще не ног ходить, упала на ногу скамейка и отбила ноготь на пальчике. Всю ночь я не сомкнул глаз, Я носил сына на руках и молился, просил прощения за небрежность и лень. Я, я виноват в том, что поленился встать и испросить охраны Божьей для своих детей!

Мне было больно, что из-за моей небрежности страдает ребенок. Ведь это я достоин наказания! Но Бог знает, что для нас лучше. Мы охотно взяли бы на себя болезни детей, лишь бы они были здоровы. Но Господь разговаривает с нами именно таким образом, и это достаточно впечатлительно.

На каждом из нас лежит большая ответственность – молитвами оградить своих детей от влияния зла. Будем просить у Господа силы и мудрости так воспитывать их, чтобы они все стали детьми Божьими, чтобы могли ясно определить путь Господень и пойти по нему.

В. Г.

Шипы жизненных роз

«Да будет милость Твоя, Господи, над нами» (Пс.32:22). Эти слова из книги Псалмов выражали наше искреннее желание, и мы написали их на брачной пригласительном открытке. Божья милость сопровождала нас в юности, и мы желали видеть ее и на новом для нас, совместном пути. Об этой чудной милости нашего Господа и хочется рассказать.

Оглядываясь на короткую совместную жизнь (всего четырнадцать лет), мы сердечно благодарим Небесного Отца за трудные уроки, за многочисленные милости, да беспредельное терпение и верность.

С появлением в семье сына ко мне пришло материнское счастье. «Господи! Ты – Бог мой; превознесу Тебя, восхвалю имя Твое, ибо Ты совершил дивное» (Ис.25:1). Этот стих был моим гимном хвалы Господу, когда у нас родился мальчик. Как добр к нам Господь – Он подарил нам здоровенького ребенка!

В нашем доме часто останавливались братья и сестры, труженики братства, и нам очень хотелось, чтобы они хорошо отдохнули. А наш первенец «распевался» – плакал часто, и днем и ночью. Чтобы успокоить сына, мы но несколько раз в день, и даже ночью, купали его. Эту процедуру он любил и после нее мог несколько часов спать. До десяти месяцев он плакал, мы спали ночью по два-три часа – все ходили с ним, успокаивали. Некоторые друзья с улыбкой говорили нам: «Не расстраивайтесь, восьмой или десятый точно будет спокойным».

Вскоре я узнала, что Бог дарит нам еще одно дитя. Представляя себе двух малышей, кричащих день и ночь, я думала, что не выдержу такой нагрузки, и некоторое время даже недовольствовала на Господа, не могла согласиться с тем, что так скоро должен родиться второй ребенок.

Рассказала я о своих переживаниях одной пожилой сестре, а она мне говорит: «Ты что, из-за этого вздумала плакать? Нет, дорогая, за это благодарить Бога надо и радоваться! Вспомни, как ты согласилась на этот путь, как хотела исполнить волю Божью! Он дает детей, а ты принимай с надеждой, что Он и вырастить их поможет».

Мы вместе молились. Я просила у Господа прощения за недовольство и недоверие Ему. Действительно, мне всегда хотелось охотно исполнять Его волю, почему же я захныкала при первых трудностях? Во время молитвы меня озарила мысль, что я могу просить у Господа спокойное дитя. Вера, что Он услышит меня, придала сил, ободрила.

Год с небольшим было нашему первенцу, как мы уже держали на руках девочку. Здоровенькую, а главное – спокойную! Дочурка хорошо спала ночью и днем по три-четыре часа. Разве это не милость Господа?! Мы радовались Божьему вниманию, чувствуя, что над нами греет солнышко благодати. Детки росли хорошо, мы тоже были здоровы.

Неожиданно я почувствовала, что при чтении у меня болят глаза. Со временем стало хуже – начали течь слезы, появилась сильные головные боли. Я себя не узнавала – хорошее и крепкое здоровье вдруг стало таять.

«Наверное, много читаю, потому голова и глаза болят,– думала я.– Пройдет!»

Вскоре я поняла, что Бог творит во мне новую жизнь, и успокоилась, связав свое недомогание с вынашиванием ребенка.

«У других бывает еще хуже, потерплю немного, и все пройдет,– говорила я себе.– Не всегда же должно быть одинаково!» Тогда я еще не знала, что это было только начало, что трудное ждало впереди. Как хорошо, что Господь многое не открывает нам сразу, и мы не знаем свой путь наперед?

Спустя десять лет, в день юбилея нашей совместной жизни, я сказала мужу:

– Если бы я знала, что меня ждут такие трудности с вынашивнием детей, наверное, не согласилась выходить замуж...

Но с Господом можно идти по жизни без уныния, даже когда очень трудно. И я делала с Его помощью шаг за шагом.

Здоровье мое ухудшалось. Глаза болели все больше. Головные боли не проходили. В больницу мы не спешили обращаться – не любители по врачам ходить. Молились сами, молились с друзьями. Но, увы! При чтении Библии все строчки сливались, я уже не могла читать. Не понимая, что происходит, я пошла к окулисту. После обследования врач направил меня к невропатологу.

Невропатолог попросил сделать снимок головы и, посмотрев его, сказал, что нужно срочно делать операцию.

Меня направили в республиканскую больницу на прием к профессору.

Мы приуныли. Всевозможные вопросы теснились в голове, лишая покоя.

В неврологическом отделении много народу, со всей республики. Кто о чем разговаривает. Мы сильно переживали. Что нам здесь скажут?

Профессор был немногословен. После тщательного обследования он сказал:

– Необходима срочная операции, так как на глазном нерве у вас опухоль. К вашему счастью, в хирургическом отделении есть места, можете прямо сейчас ложиться.

Это предложение было для нас неожиданным, и мы попросили отсрочку на три недели.

Непривычно молча ехали домой. Что это за болезнь? Насколько она опасна? А может, это рак?

Господь далеко не всегда отвечает на наши молитвы сразу. Думаю, что для каждой семьи у Него есть Свой, особый путь, и Он хочет помочь нам пройти этим путем. Здоровому человеку трудно согласиться с болезнью, он начинает бороться. Своими «почему» я много огорчений причиняла и мужу, и Господу. Но Бог, по милости Своей, достигал во мне Своей цели. В скорбях я начала больше ценить жизнь и здоровье, потому что раньше принимала это как само собой разумеющееся. Когда была здорова, я просто не замечала больных вокруг себя, а их, оказывается, так много!

Через три недели мы снова пришли к профессору. На этот раз взяли с собой детей – не с кем было оставить.

После обследования профессор сказал:

– М-да... Зрение стало намного хуже. Вы слепнете, так как опухоль прогрессирует. Срочно на операцию! – взглянув на детей, он добавил: – Какие у вас красивые дети! Им нужна здоровая мама!

Выписав направление, он коротко пояснил:

– Ваш корпус за нашим зданием.

Мы с мужем не могли сообразить, что ответить. Мне стало жутко. С детства я не принимала никакие таблетки, всегда боялась больницы. А тут вдруг не просто в больницу лечь, а согласиться на операцию головы! Что делать? Тут я вспомнила, что мне нельзя делать операцию, потому что я беременна.

– Почему вы молчите? – спросил профессор у мужа.– Это очень опасно для вашей жены.

– Я не могу идти сейчас на операцию,– сказали я,– потому что беременна. Может, подождать? Профессор привстал:

– Вам ни в коем случае нельзя рожать! Делайте аборт! Разве мало двоих детей? И сын есть, и дочка!

От переживания меня начало трясти. Внутренне помолившись, я постаралась успокоиться. Мы с мужем сказали, что не согласны на аборт, потому что это грех.

Как это возмутило профессора! От его вежливости не осталось и следа, когда он раздраженно выпалил:

– Вам осталось жить не больше двух лет! Ваши дети останутся сиротами, а мужу не нужна слепая жена! В этом кабинете все слушаются моего совета, а вы самовольничаете!

По дороге домой меня не покидали слова: «Вам осталось жить не больше двух лет! Вы ослепнете!» Если бы не Господь, допустивший все это, я бы не перенесла такого потрясения. В скорбях мы льнем ближе к Богу, и когда врачи бессильны помочь, вся надежда только на Него.

После этого я еще раз пошла к окулисту. Проверив меня, врач испуганно сказала:

– Вы же слепнете на один глаз!

Дома я со слезами передала это мужу. Он немного помолчал, а потом обнял меня и сказал:

– Не переживай, дорогая, в три глаза мы еще сможем видеть!

Это сильно ободрило меня. Мы вместе помолились, снова предали себя и свою семью в руки Господа.

Когда у нас бывали братья, мы просили их молится о нашей семье, И они всегда поддерживали нас. Особенно мне запомнились слова одного служителя:

– Сестричка, как ты думаешь, братьям в тюрьмах легко, особенно когда им дают повторные сроки без выхода на свободу? А как некоторые умерли там за имя Господа? Братья умирают, но на компромисс не идут. Путь в небо всегда и для всех был трудный, У вас, сестер, другая доля – в скорбях вынашивать детей под сердцем. Не страшись. Господь ведь не оставляет Своих. Крепись, но на сделку с грехом не иди!

Это наставление многие годы придавало мне силы и бодрости.

Время шло. Мне приходилось много лежать из-за сильных головных болей, иногда все кружилось перед глазами, и я падала. Но Господь не посылает нам страданий сверх сил. Когда мы доходим до определенной Богом границы. Он говорит: «Довольно, отдохни!» И все же в скорбях легко не бывает.

Мы с мужем усиленно молились, чтобы с ребенком было все хорошо. За два три месяца до родов меня предупредили, что будут делать кесарево сечение. Внутренне я не соглашалась. Мы с мужем решили ждать до последнего. Но за три дня до срока мне стало так плохо, что пришлось ехать в больницу.

Меня беспокоил вопрос стерилизации. Я слышала, что некоторым это делают без согласия.

Пока мне делали операцию, муж стоял в коридоре и умолял Господа о милости. Он первый и увидел нашу дочурку. Слава Богу, она была совершенно здорова!

А меня отправили в реанимацию. Долго была без сознания. Через сутки врачи обнаружили заражение крови, стали делать переливание, но буквально через несколько секунд после первых капель крови меня стало трясти. Несовместимость крови! Давление упало, вены пропали, и потеряла сознание.

Когда я открыла глаза, около меня стояло несколько врачей. Один мерил давление, другие сосредоточенно наблюдали за капельницей. Они обрадовались, что я пришла в себя, и сказали, что теперь будет легче.

К вечеру ко мне впустили мужа. Это было очень неожиданно и сильно ободрило меня. Он сказал, что моя жизнь висела на волоске, все сильно переживали. Но я почти ничего не помнила.

На следующий день мне снова стало плохо, врачи встревожились. Помню, я сказала им:

– Оставьте меня, я уже устала от всех процедур. Пусть будет, как будет!

Завотделением посмотрел на меня серьезно и сказал:

– Боюсь, что тебя вынесут вперед ногами.

На шестой день не только мне, но и моим родным, и врачам казалось, что наступил мой конец. Однако по Божьим планам мой час еще не пришел, и Он не замедлил послать облегчение. Еще через шесть дней, по молитвам церкви, друзей и родных Господь исцелил меня.

Врачи удивлялись такому быстрому выздоровлению. А я говорила им, что это Бог отвечает на молитвы святых. Разве это не чудо, разве это не милость Его к нашей семье?! Слава Ему за это! Достоин наш Господь славы и благодарности!

Как мне хотелось поскорее почти на собрание, особенно на сестринский молитвенный час! Он бывал только один раз в месяц. Перед тем как идти в больницу, все сестры просили Господа благословить меня и сохранить от зла. Теперь мне хотелось вместе с ними благодарить Его за услышанные молитвы. Дивный Господь? Сколько у Него любви к нам? Сколько милосердия!

После всех этих событий мы переехали на новое место жительства, где столкнулись с новыми трудностями. Знакомых и друзей у нас там еще не было, с жильем – большие проблемы. Без труда в церкви, без друзей мы приуныли. Теснота жилища дополняла все неудобства.

В таком унылом состоянии и узнала, что ношу под сердцем Божий подарок. Но это меня не обрадовало, я была недовольна всем, и этой новостью тоже.

«Так рано! – досадовала я.– Дочке всего восемь месяцев, в таких условиях живем...» Удивительно, но в памяти всплывали только трудности, связанные с последним ребенком. Как будто и не было милостей Божьих, будто не совершал Он никаких чудес... Трудно, очень трудно было сказать: «Боже, как хочешь Ты». Исчезли искренние, горячие молитвы. Душа попала в плен равнодушия. Какое это страшное состояние! Меня ничего не радовало. Опять болели глаза и голова.

Сколько напрасных слез пролила я! Но Господь видел мое состояние и через письма друзей начал Свою работу во мне. Нет, Он не заставлял меня говорить: «Как хочешь Ты». Нет! Он только с любовью перевязывал мои раны, напоминая о Своей верности и любви. Сердце мое затрепетало и с раскаянием вновь повернулось к Богу.

«Жертва Богу – дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже». На душе у меня стало теплее и светлее. Обстоятельства жизни стали выглядеть иначе, когда спала ноша недовольства и ропота. На спевку в новой церкви я еще не ходила, но стала петь дома. Брала молодежный сборник и все гимны, которые знала, пела по порядку. Это приносило радость; страх и паника постепенно ушли, хотя переживания оставались.

Новому врачу я не говорила, что было со мной в последний раз. Состояние мое сначала было хорошее. Зрение на этот раз не ухудшалось, головные боли можно было терпеть. В этом тоже была явная милость и забота Господа. Но к концу срока в крови вдруг стали развиваться белые тельца, поднялось давление. Врачу мы сказали, что я хочу сама родить, если смогу. Он долго возражал, но потом согласился, предупредив, что мы рискуем.

В последнее время я слышала несколько проповедей о доверии Господу, и мое сердце откликалось, загоралось желанием всецело доверять Ему. Очень хотелось, чтобы в жизни моей все шло по Божьему плану, хотелось покориться Господу и этой покорности научить детей. Он – Бог, Он лучше знает, как надо и что для меня надо. «Он все усмотрит»,– успокаивала я себя.

И вот я снова в больнице. Анализ крови был плохой, и мне предложили раньше времени вызвать роды. Я радовалась возможности самой родить, но сильно переживала: смогу ли? Все усилия и попытки на этот раз оказались бесполезными.

Хоть было тяжело и больно, но через пару дней я попросила повторить все сначала, так как одна женщина из моей палаты сама родила после первого кесарева. Врач и на этот раз согласился, только сказал: «Зачем вы мучаете себя схватками?»

На следующее утро я опять была под капельницей, намного сильнее прежней, но и в этот раз ничего не получилось. Поднялось давление, мне стало плохо. «Действительно, зачем мне все это? – думала я, стиснув зубы от боли.– Я не лучше других...» И все же я сделала все, что могла, совесть не осуждала меня. Тут медсестра заметила, что сердцебиение у ребенка становится все реже и реже. Пришлось и на этот раз все прекратить. Почему так, я не знала и сейчас не понимаю, но уверена, что за всем этим следит Господь, ожидая нашей верности и доверия Ему.

Так мне второй раз сделали операцию. Ребенок был живым и здоровым, да и я чувствовала себя намного лучше, чем прошлый раз. Бог не послал сверх сил и сейчас.

Через две недели я была дома. После больницы наша комнатка казалась такой уютной! Хотя свободное место ночью оставалось только под кухонным столом, на сердце было тепло и тихо.

Мы молились о другой квартире и вскоре подучили трехкомнатную. Какая она была большая по сравнению с той, в которой мы жили! Одно только неудобство было в ней – сильная сырость. Дети стали болеть, и муж оформил документы на постройку своего дома...

Время шло. Дети росли. После дождливого и холодного лета пришла осень. Стала болеть голова, и опять заболели глаза. Врач выписал капли и таблетки. Но принимать их не пришлось, потому что мы опять ожидали ребенка.

Хвалиться нечем. На этот раз мне тоже было нелегко согласиться с волей Божьей. Разумом все хорошо понимала, но смиряться было трудно. По человечески это казалось не под силу – всего через два с половиной года идти на третью операцию! И мне стало жалко себя. Почему у меня так? Неужели все это от Господа? Мрачные мысли терзали мою душу: «Ты не выживешь. На кого оставишь этих маленьких детей?»

В это время в какой-то книге я прочитала заметку одной миссионерки. Она писала примерно так: «В своей жизни я еще ни разу не благодарила Бога за шипы, а роза ведь без них не бывает. Каждый христианин, желающий получить саронскую розу, должен прикоснуться к шипам».

Значит, это были мои шипы! Мои, и я должна через них пройти, чего бы мне это ни стоило. И опять Господь не замедлил прийти на помощь. Он смог утешить меня Своим утешением. Ведь чем больше наша немощь, тем больше мы нуждаемся в Боге, дорожим Его вниманием, Его голгофской жертвой.

Подруга написала мне в пожелание слова гимна: «Не ужасайся, не страшись. Бог сохранит тебя...» В трудные минуты я пела этот гимн и утешалась моим любящим Господом.

Здоровье на этот раз резко ухудшилось, зрение опять начало падать. Посты, усиленные молитвы к Врачу всех врачей, искренние ходатайства друзей не прошли бесследно. Господь опять сделал чудо. Зрение перестало падать (я уже почти не видела на один глаз), но головная боль, высокое давление и судороги приносили страдания. Спать могла только полусидя из-за частых судорог.

Врач ничего утешительного не могла сказать, но, узнав, что у меня уже дважды было кесарево, возмутилась. Она каждый раз выговаривала мне так, что я без слез не уходила от нее. Уже к середине беременности она сказала:

– А вы знаете, что ребенок скорее всего будет урод, недоразвитый? У него увеличивается голова, а туловище не развивается!

«О ужас! – кричало у меня вес внутри.– Неужели ребенок будет урод? Господи, не допусти! Окажи Свою Божественную милость!»

Моя душа искала покой у груди Христа.

Муж, тоже немало переживая, утешал меля тем, что будет все не так, как врачи говорят, а как наш Господь усмотрит. Это было для меня веско, этим я и утешалась. Понимание мужа, его внимательность облегчали страдания. Я видела, что он переживает, но чем он мог помочь? И все же он старался это делать. Принесет, бывало, посреди зимы букет цветов и с любовью подарит. Ему тоже было нелегко – тяжелая работа на производстве, стройка дома. Спал мало, сильно уставал. Но он всегда старался уделить мне внимание, ободрить.

За ребенка мы переживали и много молились, Я чувствовала, что он развивается очень слабо. Судороги стали беспокоить меня все чаще, причиняя сильную боль.

Но во всех трудностях Господь не оставлял. Он даже дарил минуты отдыха и блаженства, после чего хотелось еще больше любить Его. Один раз, после очередного приступа, я горько плакала от бессилия: муж на работе, дети голодные, я не могла подать им обед. Дети тоже плакали, глядя на меня.

В это время пришел почтальон и принес письмо от одного старца-служителя. Для меня это было чудо Божьей милости. Слова утешения были бальзамом для моей истомленной души. Я снова плакала, но уже от сознания, что меня, такую слабую и никчемную, любит великий Бог! Мне казалось, что Сам Господь отвечает на мои вопросы. И сердце вновь загорелось желанием терпеть и переносить все, что предопределила Его Божественная воля.

По словам врачей – я играла с огнем. Со мной, а главное – с ребенком было очень плохо.

Разговоры в кабинете врача не проходили бесследно. В больнице я еще крепилась, как могла, а дома давала волю слезам. Я поверила, что в этот раз могу умереть, и каждый день пела полюбившиеся мне гимны – «Мой дом на небе, да облаками» и «Отчизна моя в небесах».

В этот раз уходила в больницу необычно. Позвонила друзьям, попросила, чтобы молились. Молились и в церкви. В квартире с помощью мамы, мужа и детей убралась. Каждому приготовила одежду и маме осторожно сказала: «Мама, я очень люблю голубой цвет... Если со мной что случится, то голубое...» Мы обе заплакали. Материнское сердце знало, как нелегко мне.

Перед выходом из дома муж прочел слова из книги Псалмов: «Благословен Господь всякий день. Бог возлагает на нас бремя, но Он же и спасает нас. Бог для нас - Бог во спасение; во власти Господа Вседержителя врата смерти» (Пс.67:20-21). Второй стих он прочитал дважды.

На улице: была весна во всей своей красе. Я ехала и думала: «Увижу ли еще такую весну? Может, это последняя в моей жизни?..»

В этот раз у нас не было ясности в отношении стерилизации, хотя мы знали, что этот вопрос непременно встанет. Как поступить? Я чувствовала какую-то раздвоенность. Согласиться – не было уверенности, что это хорошо и правильно. Не соглашаться?

Мы много молились об этом, но ответа так и не получили. Чуть ли не каждый день мы с мужем спрашивали друг друга: «Что будем делать?» Врач категорично заявила, что мне больше нельзя иметь детей.

В больнице отнеслись ко мне вежливо, со вниманием. Операцию назначили на утро. В палате профессор и еще несколько врачей поинтересовались моим самочувствием, спросили, с кем остались дети. Меня бросало то в жар, то в холод. Я ждала, что сейчас мне зададут вопрос, на который я не знаю ответа.

«Господи! Помоги мне!» – взывала я.

Профессор, напомнив, что мне нельзя больше рожать, подал мужу бумагу и сказал, что мы должны дать согласие на стерилизацию. А муж – то ли от волнения, то ли от растерянности – посмотрел на меня и говорит:

– Как она хочет, так пусть и будет.

– Нет, ты решай! – испуганно покачала я голорой.

И тогда он как-то тихо, но очень уверенно сказал профессору, что мы верим в Бога, верим, что жизнь детям дает Он, и не хотим вмешиваться в те вопросы, где хозяином должен оставаться Господь. Мы верим, что наша жизнь полностью в руке Божьей,

Естественно, профессор сильно и долго возмущался. По его словам, мы были первыми среди верующих, кто так упорен в своих понятиях. Многие, мол, соглашались на это даже после первой операции, не: говоря уже о второй.

Когда первый порыв его гнева утих, он вдруг мирно сказал:

– Если вы боитесь, что кто-то узнает, я даю вам слово, что это останется в тайне.

Меня сразу пронзила мысль: «Это же коварство…»

Затем профессор дал нам двадцать минут для окончательного решения и вместе с врачами вышел.

Мы остались одни решать свою трудную задачу. Несмотря на решительный и конкретный ответ мужа, я все же колебалась. В душе шла борьба. Мне казалось, что тонны груза лежат на мне. Враг души был тут как тут. Он стал напоминать мне все мои грехи: «Ты же и так много грешить. Одним грехом больше, одним меньше, все равно! Что здесь такого, подпишись, и все!»

– Что молчишь? - спрашиваю я мужа.– Как быть? А он мне в ответ:

– А ты сама как думаешь?

У нас было напряженное состояние.

– Ты, как муж, скажи последнее слово! Ты же видишь, что мне и так тяжело,– с горечью сказала я.

– Как ты решишь, так и будет,– твердо сказал он. Я не выдержала:

– Тогда езжай домой. Я и без тебя справлюсь с этим вопросом!

Муж молча вышел из палаты. Я осталась одна. В душе – мрак и пустота. Я была в тупике. А времени оставалось всего пять минут. Вдруг дверь медленно открылась и вошла заведующая отделением.

– Я думаю, что у вас достаточно было времени обсудить все,– обратилась она ко мне.– А где ваш муж?

Я пожала плечами.

– Это, может, и лучше. Мы, как женщины, лучше поймем друг друга.

Я смотрела на нее, но ничего не слышала, думая об одном: «Что мне отвечать? Господи! Не оставляй меня! Помоги, так трудно на душе!»

Врач что-то долго объясняла.

– Вы что, не слышите меня? – вдруг дошло до меня,– Почему не отвечаете? Или вам плохо?

Я хотела что-то сказать, но звук застрял в горле.

– Нет! – хриплым и каким-то чужим голосом наконец проговорила я. - Я не согласна!

Как только я произнесла эти простые слова, сердце наполнилось неописуемой радостью. С меня будто сняли огромный тяжелый мешок, так легко стало на душе и удивительно спокойно. Слезы счастья потекли по щекам. Я сердцем почувствовала, что Господь со мной, и заулыбалась сквозь слезы.

– Я не пойду на этот шаг! – уже спокойно сказала я врачу. – Господь поможет мне. А если придется умереть, значит, такова Его воля, я и на это согласна!

– Чему вы радуетесь? – удивилась заведующая.– Кому ваши дети нужны? Да и у вас ведь жизнь в самом расцвете!

Не понять ей было моего состояния – и почему я улыбалась, и почему о смерти говорила спокойно. А Тот, Кто с любовью наблюдал за мной, наполнил мое сердце покоем и миром. Его слова: «Не бойся, Я с тобою, Я не оставлю тебя!» – пришли мне на память и моментально заглушили всю боль, озарили душу светом.

Не ожидая такого ответа, врач снова постаралась переубедить меня, внушая всякие страхи. Но для меня мнение Господа было так ясно, что сомнениям не оставалось места.

– Документы я оставлю на столе, может, надумаете,– разочарованно произнесла заведующая и вышла из палаты.

Как только она вышла, вошел мой муж. Он ничего не спросил, а я ничего не сказала ему. Только слезы мои сказали ему о многом. Уже когда я была дома, он сказал:

– Когда я вошел в палату, то сразу понял, что ты не согласилась. Ты была такой спокойной и даже сияющей! В коридоре я усиленно молился за тебя.

Ночью я еще раз убедилась в правильности своего выбора. Мне приснился сон, будто все врачи стоят около моей койки и завотделением говорит моему мужу: «Посмотрим на тебя, когда она умрет, какой ты будешь герой! – потом поворачивается ко мне и добавляет: – Ну что? Помог тебе твой Бог? На кого ты всех оставляешь? Подумай, еще не поздно!» И после этих слов я услышала жуткий хохот. Я проснулась в холодной поту, не в силах сразу понять: сон это или действительность. Постепенно до моего сознания дошло, что дьявол прилагал все усилия, чтобы уловить в свою сеть, но Господь помог мне сделать правильный выбор.

Утром меня отвезли в операционную. Я переживала, но всем улыбалась. Врачи считали, что я просто не сознаю всей опасности. Операция прошла благополучно. Ребенок был живой, только сам не мог дышать и сердечко у него было слабое. Два дня девочка была на грани смерти, и это время не прошло бесследно. Трудно, очень трудно было сказать: «Господи! Да будет воля Твоя!»

И все же милость Господа неизреченно велика. Состояние нашей дочери, живой, полноценной, хотя и слабенькой, постепенно улучшалось. Врачи очень удивлялись, что ребенок вообще выжил. А мы видели в этом чудную милость Божью.

Через полгода девочка заметно окрепла, стала хорошо расти и кушать.

Очень часто на словах легче следовать за Господом, чем на практике. Каждый раз, когда я вспоминаю свой ропот и сомнения, сердце мое трепещет перед необъяснимой любовью Божьей. Господи, я недостойна всех Твоих милостей, всей Твоей отцовской любви и заботы! Я способна так быстро забывать Твои милости, роптать из-за малейших трудностей, быть недовольной и гордиться тем, что Ты дал. Твою славу так часто хочу приписать себе и повеличаться этим. Прости, прости меня! Омой мое сердце Своей Кровью! Тебе, моему Господу, хочу служить я, как бы ни было трудно. Верю, что доведешь нас и деток наших до желанной цели!

Нашей малышке шел второй годик. Она училась делать первые шаги, лепетала нескладные слова, когда мы узнали, что Бог хочет подарить нам еще одно дитя. Разум задавал тревожные вопросы, но уныния не было. Утешало то, что над нами владычествует Господь и Он знает, что делает. В то время мне особенно полюбился гимн «Невидимые руки» и стихотворение «Следы на песке». Я чувствовала, что могучие руки Бога несли меня через трудности.

Никто из родственников и знакомых не подозревал, что мы ожидаем ребенка, так как мое здоровье было нормальное. Мы с мужем рассказывали все свои переживания только Господу и воочию видели Его заботу, получая просимое.

На Новый год, когда сердце с каким-то волнением настроено слышать Бога, я получила в ободрение такие слова: «Вот, во благо мне была сильная горесть, и Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за хребет Свой. Ибо не преисподняя славит Тебя, не смерть восхваляет Тебя, не нисшедшие в могилу уповают на истину Твою. Живой, только живой прославит Тебя, как я ныне» (Ис.58:17-19). И еще: «Ибо Я – Господь Бог твой; держу тебя за правую руку твою, говорю тебе: "не бойся, Я помогаю тебе"» (Ис.41:15). Это обетование давало мне силу в самые трудные моменты.

Когда все узнали, что мы ожидаем дитя, мы с мужем стали темой разговоров. Некоторые друзья даже с пренебрежением говорили: «Зачем ты себя мучишь? Что, решила рекорды побить?» и многое другое. Слышать такое от своих, от верующих, было, конечно, очень тяжело.

К концу беременности у меня начались судороги, сильно болел шов, внутри все горело. Я боялась идти к врачу, боялась упреков. Но Господь защитил меня! Упреков почти не было. Врач только сказал:

– Это ваше личное дело – иметь детей или нет, хотя и ваш огромный риск.

«Господи, если со мной что и случится,– молилась я,– то сделай такую милость, чтобы ребенок этот был в утешение семье, чтобы он был молитвенником...»

Как никогда был внимателен ко мне муж. Его заботу я не забуду никогда. В кухне, на столе, у меня всегда стоя ли свежие цветы. Нарциссы и тюльпаны сменялись хризантемами, гвоздиками, розами. Цветы стоили дорого, но для меня они в то время стоили намного дороже.

В этот раз мы не рассуждали, как быть дальше. Прошлое решение осталось в силе. Муж только сказал: «В этом вопросе последнее слово за тобой. Я знаю, что ты поступишь правильно!»

В больнице в этот раз ко мне отнеслись предельно вежливо, я даже не ожидала такого. Операцию делал тот же профессор. Он спокойно спросил, не изменилось ли наше мнение в отношении стерилизации и, услышав возмущение врачей, сказал им:

– Если они так решили, не трогайте их больше. Им Бог помогает. Она выглядит в этот раз прекрасно, с ребенком тоже все в порядке. Сейчас тоже все будет хорошо, только молитесь,– обратился он к нам.

Такое свидетельство очень обрадовало меня и укрепило. Дальше все шло очень быстро. Уже в операционной профессор сказал мне:

– Теперь молись своему Богу. Операция будет сложная, потому что внутренний шов частично разошелся.

Через короткое время наша семья увеличилась – появилась на свет прекрасная и здоровенькая дочурка. Благодарение любящему Богу за это!

После операции профессор, поздравив меня, сказал, что шов разошелся почти на пять сантиметров и, если бы мы приехали на час позже, вся помощь была бы для меня и ребенка, бесполезной.

Да, в этот раз Бог тоже совершил чудо. Слава Ему! Это была еще одна особая милость от Господа. По-человечески невозможное возможно Богу. Для Него нет ничего трудного.

Перед больницей я часто напевала хоровой псалом «Душа моя, покойся в Боге». Мне казалось, что это моя душа сочинила такой трогательный гимн, так он был созвучен моему состоянию! После больницы, когда я пришла на собрание, этот гимн пели первым. Как трепетала моя душа! Великий Бог! Сколько у Него милосердия! Как низко склоняется Он к любящим Его!

Только с Его помощью и по Его великой милости был пройден этот короткий путь.

Слова Апостола Павла, пережившего неимоверные трудности в служении Богу, отражают и мое внутреннее состояние: «Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых, Который и избавил нас от столь близкой смерти и избавляет, и на Которого надеемся, что и еще избавит, при содействии и вашей молитвы за нас, дабы за дарованное нам, по ходатайству многих, многие возблагодарили за нас» (2Кор.1: 9-11).

Слава, честь и благодарение нашему Господу Иисусу Христу! Что ожидает впереди – не знаю, но верю: Тот, Кто начал так заботиться о нас, поможет пройти этим путем до конца и прославить Его в своей жизни.

Будут иметь скорби

Первую семью на земле Бог предупредил, что в совместной жизни они будут иметь трудности. «Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей… Адаму же сказал… проклята земля за тебя; со скорбию будешь питаться от нес во все дни жизни твоей... В поте лица твоего будешь есть хлеб...» (Быт.3:16-19).

Новый Завет говорит, что вступающие в брак «будут иметь скорби но плоти» (1Кор.7:28).

Страдания в жизни человека неизбежны. Даже о Христе сказано, что Он страданиями приобрел навык послушания (Евр.5:8). Сына Божьего, Который обитал в неприступном свете, Которому пели Ангелы при Его воплощении, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, Вождя спасения нашего, Бог совершил через страдания (Евр.2:10). Апостол Петр пишет, что «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Петр.2:21).

Апостол Павел, увещая верующих в Коринфе, напоминал, что спасение и страдания взаимосвязаны: «Скорбим ли мы, скорбим для вашего утешения и спасения, которое совершается перенесением тех же страданий, какие и мы терпим» (2Кор.1:6).

Страдания семейных людей предсказаны. Если бы не было этого предупреждения, нам гораздо труднее было бы переносить их. Вступающие в брак должны знать об этом заранее.

Страдание Иова, отца десятерых детей, было весьма велико. Он лишился всего – и богатства, и детей, и здоровья. «О, если бы верно взвешены были вопли мои, и вместе с ними положили на весы страдание мое! Оно верно перетянуло бы песок морей!.. Страдания мои тяжелее стонов моих»,– говорит Иов (6:2-3; 23:2).

Иаков особой любовью любил Рахиль и детей от нее, но она рано ушла из жизни. Подобные страдания и горькие утраты могут посетить любого человека, никто от них не застрахован.

Некоторые семьи настигают страдания, вызванные несогласием между супругами, как было у Исаака и Ревекки. Из-за простой, кажется, прихоти (Исаак любил Исава, потому что ему нравилось кушанье, которое он готовил) впоследствии разыгралась семейная ссора, которая окончилась печально для всей семьи. Иакову пришлось долгие годы скрываться от гнева Исава. Родительская привязанность послужила тому, что в сердце одного из сыновей поселилась смертельная ненависть к брату. Очень опасно, когда у родителей нет согласия по вопросам воспитания и отношения к детям. Это приводит к большой напряженности и серьезным трудностям как родителей, так и детей.

Трудности в семье бывают и материальные. Священное Писание и эту сложность не обходит стороной. Нам памятна семья Ноемини и Елимелеха. Голод на родине побудил эту чету отправиться на чужбину, чтобы пережить лихое время. И умер там Елимелех, муж Ноемини. И осталась она одна с двумя сыновьями. Они взяли себе жен из моавитянок. Но потом и оба сына ее умерли. Нам легче, когда за наши грехи Бог взыскивает с нас самих. Но когда за неверные шаги страдают наши дети, а в случае с Ноеминью, даже и снохи, – пережить такое непросто. И благо нам, если Господь пошлет такой дух сокрушения, какой был у Ноемини! Когда она вернулась в Вифлеем, весь город пришел в движение, а она не побоялась многолюдства и сказала жителям Вифлеема: «Не называйте меня Ноениныо (Приятная), а называйте меня Марою (Горькая); потому что Вседержитель послал мне великую горесть» (Руф.1:20).

Сегодня из-за материальных трудностей покидают родные места многие христиане. И не по двое детей умирают духовно на чужбине, как у Ноемини, а гибнут семьи, в которых по десять и больше детей. Но кто слышал, чтобы матери сокрушались, как Ноеминь: «Не называйте нас христианами после того, как мы презрели Господа и в час испытаний повернулись к Нему спиной!»

Одна из величайших трудностей для родителей – не просто вырастить детей, но верно воспитать их. Вспомним детей Иакова, которых привел к преступлению завистливый, непримиримый нрав. Чтобы раз и навсегда избавиться от человека, который не только не одобрял их поступки, но и обличал их, – они продали родного брата. Долгие годы они носили в сердце камень жестокой неприязни к Иосифу, и кто знает, исповедали бы когда-нибудь этот тяжкий грех, если бы Господь не потеснил их голодом и не заставил бы идти к брату, которого они возненавидели.

Родители, дети которых, вопреки наставлениям, выбирают злой путь, могут понять томление духа Иакова. Какое это непрестанное мучение сердцу!..

Мы знаем еще одного отца, плачущего о своевольном сыне. «И смутился царь, и пошел в горницу над воротами, и плакал, и, когда шел, говорил так: сын мой Авессалом! сын мой, сын мой Авессалом! о, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой, сын мой!» (2Цар.18:33). Трудно найти более выразительный пример родительской скорби о погибшем сыне, чем вопль Давида. Он, по-видимому, вспомнил свой грех с Вирсавией, а теперь такая тяжелая расплата – он должен расстаться с сыном навсегда... Для многих родителей непокорные лети – это незаживающая рана.

Родители переживают о детях до конца жизни. Когда они малы, родители беспокоятся об их здоровье, потом – чтобы они обратились к Господу. Если Бог помилует и дети придут в церковь, родители несколько успокоятся. Но вот дети ушли в самостоятельную жизнь, – и начинается второй круг забот и непрестанных молитв: чтобы не забыли Господа их взрослые сыновья и дочери и привели ко Христу своих детей. И так до смерти: увещание, молитва, бодрствование и снова молитва, молитва.

Семейная жизнь – это постоянное духовное и физическое напряжение. Сколько в ней стрессовых ситуаций, когда душевные и физические силы не выдерживают напора страданий, выпавших на долю мужа и жены! Это не только болезни, материальные трудности и непослушание детей. Главное в семейной жизни – это непрерывное духовное бодрствование и молитвенное подвизание, чтобы главой семьи был Бог.

Апостол Петр говорит о христианской жизни так: «И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое...» (1Петр.2:5). Бог строит Небесный храм, а мы – живые камни, которые Он использует для строительства. Путь обычных камней начинается с каменоломен. Там мощные взрывы дробят скалу на бесформенные глыбы. Затем их везут в мастерские, где подвергают длительной обработке. Так и нас с вами Бог берет каждого в отдельности, когда духовно мы похожи на бесформенные глыбы. Сколько в нас ненужного, что необходимо отсечь, невзирая на стоны и плач плоти! Чтобы употребить нас в храме, на определенном Богом месте, поставить под ту нагрузку, которая нам по силам и благодаря которой мы прославим Господа, нас прежде нужно сокрушить. Мы знаем, что все, над чем трудятся созидающие персты Божьи, – прекрасно и хорошо весьма. Тем более Небесный храм! А мы? Какие же мы строптивые, мятущиеся, не умеющие уповать на Бога! Как много с нами работы! Какое нужно проявить долготерпение, чтобы нас обтесать, отшлифовать, украсить и положить на нужное Богу место!

Все сложности в духовной обработке создаем мы, а не Бог, поэтому напряженность семейной жизни не должна нас удивлять. Она закономерна, – ведь в обработке находится не один человек, а целая семья: дети, родственники мужа и жены. Характеры всех должны притереться, отшлифоваться до блеска, чтобы созидался духовный дом! Обратите внимание на поведение: «Устрояйте из себя дом духовный». Иными словами: активно участвуйте в обработке, будьте податливы, не сопротивляйтесь, не гордитесь, прилагайте все старание, чтобы созидать величественный храм Божий!

Есть еще одна трудность. Для многих вступивших в брак она неожиданная, а для кого-то, возможно, и странная, – это духовное одиночество семейных людей.

Между богобоязненным Иовом и его женой явно не было единства во взглядах. Бог отметил праведную жизнь Своего раба и нашел нужным провести его через большие страдания. Жена Иова возмутилась и не поддержала мужа, она даже подстрекала его к богохульству. По-видимому, она всегда так относилась к Богу, а не только в час испытания. Каково было Иову изо дня в день жить с женой, которая говорила, как одна из безумных?! Вот они, страдания семейных людей. Не вступившим в брак нужно бы знать, что и семейные люди порой всю жизнь бывают одиноки в своей преданности Богу.

Ученики Христа не расставались с Учителем, хотя у Петра и у других Апостолов были семьи. Они оставили все и последовали за Учителем (Матф.19:27). Где они жили, если, по словам Христа, Сыну Человеческому негде было приклонить голову? (Матф.8:20). Чем они питались, если им приходилось утолять голод колосьями? (Матф.12:1). И не от материального избытка, конечно, Петр после воскресения Христа пошел ловить рыбу (Иоан.21:3). Ему было знакомо бремя материальных забот о семье, он чувствовал ответственность за нее. Но когда учеников позвал Господь, они пошли за Ним. Их семьи, жены, дети оставались одинокими, терпели нужду, но, последовав за Господом, ученики не возвратились к прежней жизни.

И Авраам в решении некоторых вопросов был одинок. Но это одиночество было иное, и оно тоже должно быть знакомо семейным. Авраам с Исааком должны были по повелению Господа идти на гору Мориа, где единственному и долгожданному сыну надлежало стать жертвой. В Священном Писании нет прямых объяснений, знала ли об этом Сарра. По всей видимости, Авраам не открыл эту тайну ни жене, ни рабам своим, ни даже сыну. Он шел на гору с сыном и двумя отроками, которые ничего не знали о предстоящем. Никто не ободрил, никто даже понимающим взглядом не утешил Авраама.

Есть такая духовная брань, которую Господь определил нести отцам семейств в полном одиночестве. Господь желает научить отдельно мужа и отдельно жену быть наедине с Богом, понимать Его волю, слышать Его тихий голос. Это нам крайне необходимо.

Проблем семейной жизни неизмеримо больше, чем сказано выше. Не в этом суть. Хочу обратить внимание на то, как Священное Писание объясняет причины, которые обуславливают эти проблемы. Бог не оставляет Своих детей блуждать во тьме и хочет, чтобы они знали о назначении трудностей в семейной жизни.

Трудности являются следствием нашей греховной природы. Сыновья Иакова сделали великое зло своему брату Иосифу, продав его в рабство. И то обстоятельство, что они так долго носили в сердце груз вины, еще раз убеждает нас в крайней испорченности человеческой натуры. Нередко грехи юности, которым мы не придавали значения, настигают нас в семейной жизни. Наше «я», с которым мы не хотели бороться, когда были бессемейными, впоследствии приносит беду уже большему числу людей (муж, жена, дети, родственники), распространяя на них пагубное влияние.

В Псалме 80 мы читаем: «Но народ Мой не слушал гласа Моего... Потому Я оставил их упорству сердца их, пусть ходят по своим помыслам» (12–13 ст.).

«Я оставил их упорству сердца их…» К сожалению, и в нашей христианской среде можно встретить семьи, которых Бог оставил жить по упорству сердца их и ходить по своим помыслам.

В одной беседе я услышал: «Пусть даже я погибну, все равно буду поступать так!..» Как Бог должен относиться к такому упорству? Сколько долготерпения Он должен проявить к тем, которые стремятся во что бы то ни стало добиться своего? Причины семейных трудностей в большинстве своем кроются в нашей испорченности.

Есть трудности иного порядка. Ученики Христа, встретив человека, слепого от рождения, спросили: «Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Иоан.9:2–3). Больной ребенок – горе для семьи. Но в этом ответе Христа сокрыто утешение для скорбящих. Самая тяжелая ноша теряет непосильность, как только мы узнаем, что «это для того, чтобы... явились дела Божьи». И если мы смиряемся перед Богом, Он непременно даст нам в трудностях Свое утешение, ибо Господь весьма милосерд и сострадателен (Иак.5:11). Сам о Себе Господь свидетельствует, что Он «Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный» (Исх.34:6). Сыны Кореевы прославляли Бога, Который был для них прибежищем и силой, скорым помощником в бедах (Пс.45:2).

Многострадальный Иов, утешенный Богом, мог испытать на себе, что Бог «причиняет раны, и Сам обвязывает их; Он поражает, и Его же руки врачуют» (Иов.5:18).

Одно из утешений, которое Господь в Своей любви дарит нам в дни испытании, заключается в том, что Он показывает нам цель, ради которой были допущены испытания. Он открывает нам Себя. Бог хочет, чтобы мы понимали суть постигших нас испытаний. Иногда Он находит нужным скрыть от нас Свое лицо, и мы некоторое время томимся во мраке одиночества. Но чаще всего Бот тревожит нашу совесть, которая обличает нас, в чем наша жизнь не согласуется с Его волей. И тогда нам становятся ясней Божьи планы, которые несут нам благо, и мы понимаем, что Бог допустил страдания, желая освободить нас от какого-либо порока. Укрепившись в молитве, мы благодарим Небесного Отца, что Он скрыл от нас Свое лицо и научил живому упованию. Лицо наше светлеет, мы смиряемся, готовые претерпеть любые трудности, только бы не потерять спасение и сохранить верность Богу.

В глубоких страданиях мы полней понимаем Бога. Иов после больших потрясений признал, что до этого слышал о Боге лишь «слухом уха». Величайший праведник, боящийся Бога человек, говорил о себе, что он знал Бога понаслышке. Страдания открыли ему Божье величие, и он воскликнул: «Теперь же мои глаза видят Тебя» (Иов.42:5),

Через скорби Бог испытывает нашу веру. Так было с Авраамом, когда он вел своего сына на гору Мориа. После этого испытания, которое Авраам выдержал, несмотря на всю его тяжесть. Бог дал ему чудесное обетование, которым пользуемся ныне и мы (Быт.22:18).

Справедливо наказывая нас, Бог освобождает нас от строптивости. «Прежде страдания моего я заблуждался» (Пс.118:67), «Благо мне; что я пострадал...» (Пс.118:71).

Через трудности семейной жизни Бог очищает нашу душу, чтобы сделать нас более пригодными для служения.

Я знал довольно благополучную, как я мне казалось, семью, не знающую проблем. Детей у них много, и рождение каждого ребенка они воспринимали безропотно. Но вот однажды мать этого семейства встретила меня на улице. Она была в полном отчаянии.

– Придите срочно в наш дом! – попросила она со слезами.– Дальше жить невозможно! Нет никаких сил! Я еле стою на ногах...

– Что случилось? – спрашиваю. – Уже поздно. Чем я сейчас помогу? Я приду к вам завтра.

А была там вот какая беда: дети без видимой причины (будто чем-то испуганные) вдруг начинали истошно кричать. Сутками напролет в доме стоял неистовый крик. Ничего не помогало. Ночью не спали ни дети, ни родители. Мать не могла их успокоить, отец не мог, бабушка тоже.

Внутренне подготовившись, я пришел к ним, стал беседовать. Дети окружили меня, стоят спокойно, разговаривают. Мать удивилась:

– Почему же вы сейчас не кричите?

– Этот дядя хороший… – отозвалась старшая девочка.

– Не могу понять, – недоумевала мать, – обычно, кто бы ни пришел, – часами кричат!

Долго пришлось беседовать. Выяснилось, что отца этих детей, когда он был ребенком и тоже много кричал, водили к бабке, чтобы она успокоила. Она что-то пошептала, и крик прекратился. Теперь то же произошло с его детьми, и бабушка с дедушкой настаивали и убеждали молодых родителей пойти к знахарке. После беседы мы вместе помолились. Я убеждал их, что нужно, уповая на Господа, твердо противостать натиску сатаны, так как это духовная брань, от которой зависит судьба и родителей, и детей. Благодарение Богу, они не побоялись ослушаться пожилых родителей и воззвали к Богу. После этого дети стали хорошо вести себя, перестали кричать. Слава Богу, все прошло!

Бог допустил эту беду в семью, чтобы уберечь от губительного шага. Иногда в полном неведении, а иногда и по малодушию христиане прибегают к гадалкам и живут, не раскаявшись в этом страшном грехе. Сколько Богу приходится вразумлять, а иногда наказывать родителей, чтобы освободить их от пороков!

Хочу поделиться утешительной мыслью: в страданиях Бог даст нам новую надежду. Почему новую? – Потому что мы в своих переживаниях очень часто совершенно теряем упование, отчаиваемся. Нам кажется, что выхода из затруднений нет. Но Бог знает выход. После перенесения скорбей Он обогащает нас новой надеждой. Это прекрасно!

Разговаривая с Моисеем, Бог открыл, что Он наказывает детей за вину отцов до третьего и четвертого рода (Исх.34:7), а милует до тысячи родов. В жизни часто приходится наблюдать, как дети повторяют ошибки родителей. Это не может не удручать. Что делать? Как изменить такое положение? В свое время пророк Исаия призывал: «...Разреши оковы неправды, развяжи узы ярма... раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, – одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя. Тогда ты воззовешь, и Господь услышит... Ты восстановишь основания многих поколений, и будут называть тебя восстановителей развалин, возобновителем путей для населения» (Ис.58:6-9,12). Когда мы искренне раскаивается за прегрешения, когда в молитве сокрушения приходим к Богу и открыто признаем, кто мы есть на самом деле и в чем состоит наша вина (а такое признание вырывается из сердца порой после серьезных потрясений), Бог обогащает нас новой, лучшей надеждой, Он освобождает нас от вины и делает это с отцовской любовью. С обновленной надеждой нам легче идти. А без надежды человеку невозможно жить.

Я был знаком с одной семьей. Сестра-христианка вышла замуж за неверующего. Долгие годы она провела вдали от Бога, потом раскаялась, ее приняли в церковь. Но и после возвращения к Богу в семье оставалась напряженность, виной которой в большей степени была сестра. И вот случилась беда. Муж покончил жизнь самоубийством. Через несколько дней после похорон душу вдовы словно тисками сдавило отчаяние.

Когда я пришел в дом, увидел довольно-таки жуткую картину: грязь, полумрак, духота. Никогда там такого не было. Сестра ходила из угла в угол в каком-то отупении. Казалось, никакие слова ей не помогут. В сильном трепете, и даже страхе, я заговорил с ней. Господь побудил меня прочитать ей слова Самуила„ которые он сказал народу израильскому после того, как они выпросили себе царя: «Не бойтесь, грех этот вами сделан, но вы не отступайте только от Господа, и служите Господу всем сердцем вашим. И не обращайтесь вслед ничтожных богов, которые не принесут пользы и не избавят; ибо они – ничто?» (1Цар.12:20-21). Сестра угасающей верой ухватилась за эту надежду и постепенно вышла из духовного кризиса.

Подобное случается и в наших семьях, когда мы слишком; поздно приходим в себя и начинаем понимать, что причиной всех сложностей, неурядиц, а иногда и трагической смерти любимых был не кто иной, как мы сами. Это прозрение страшно, но не безнадежно, если Бог посетит душу сокрушением. По Своей милости Он даст такой душе новую надежду и обогатит новым упованием.

Апостол Иаков увещал: «С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение (1:2-3). Апостол Павел хвалился скорбями, потому что «от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда» (Рим.5:3-4). Иногда нас невозможно ввести в лучшую надежду, как только через жгучие страдания.

Есть христиане, которые, встречаясь с трудностями семейной жизни, пытаются разрешить их сами. Но источник силы не в нас. Он выше нас! Если ниши взаимоотношения с Богом верны, Он поможет преодолеть все трудности. Бог силен обогатить нас надеждой, силен научить нас любить, смиряться, видеть свои недостатки. Если мы каемся, если в скорби льнем к Богу, Он преображает нас в Свой образ и ведет путем освящения. Когда мы в смирении простираемся к Богу, тогда наша непостоянная, хрупкая и неустойчивая любовь соединяется с Божьей любовью, которая явлена нам на Голгофе. Тогда наша воля уступает воле Божьей, тогда воля мужа и воля жены как бы упраздняется и действует единая, благая и совершенная воля Божья. Только эта святая воля проведет наш утлый челн через рифы и подводные камни семейной жизни и не даст ему погибнуть.

Мы ублажаем Иова за терпение и видим, что Бог благоволит к этому страдальцу больше, нежели к его друзьям. Бог сказал, что примет только молитву Иова о них.

Не так легко и нам без гнева, без тени неприязни молиться о тех, которые нанесли нам глубокую рану. Эту милость может послать нам только Бог, когда проведет нас через страдания.

Как принимать страдания? Примером в этом служит Иисус Христос. Посмотрите, как Он принимал страдания: «Господь Бог открыл Мне ухо, и Я не воспротивился, не отступил назад. Я предал хребет Мой бьющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания» (Ис.50:5-6).

Какого бы характера ни были трудности, посылаемые Господом, никогда не нужно противиться им, не нужно отступать. Избегающие страданий, вне всякого сомнения, причиняют вред своей душе, своей семье. Покоримся Господу, и Он достигнет в нас полноты благодати, которую мы не можем даже представить себе.

Еще раз напомню: сложности семейной жизни создаются не трудностями или страданиями, выпадающими на нашу долю, а нашим отношением к ним. Справедливо высказывание человека, глубоко чтущего Бога: «Есть только одно подлинное бедствие в жизни – это потеря доверия Богу». Воистину это так! До тех пор, пока мы доверяем Богу, никакие бедствия не заставят нас свернуть с пути истины, не разрушат в нас веру и не лишат Божьих обетовании.

В заключение напомню слова Анны, матери Самуила, которые она сказала священнику Илию: «Нет, господин мой; я – жена, скорбящая духом, вина и сикера я не пила, но изливаю душу мою пред Господом; не считай рабы твоей негодною женщиною; ибо от великой печали моей и от скорби моей я говорила доселе. И отвечал Илий, и сказал: иди с миром, и Бог Израилев исполнит прошение твое, чего ты просила у Него» (1Цар.1:15-17). Анна со скорбью стояла перед Богом. Много она пролила слез от уничижений Феннаны. Но вот она принесла свою скорбь Господу. Это первое, что нужно делать, когда беда постучала в наш дом. Мы должны спросить у Него: «Господи, что Ты хочешь сказать моему сердцу этой болью?» Мы должны проверить, где поступили неправильно, и раскаяться.

Посмотрите на смирение Анны. Наверное, она, как и многие в народе израильском, знала, каким человеком был священник Илий. Дом его был неустроен, сыновья бесчинствовали, и Бог впоследствии строго наказал их. Поступки сыновей, думаю, были известны Анне. Но она, молясь в храме, все же называет Илия господином, она благоговеет на святом месте. А сколько обвинений срывается с наших уст, когда мы изнемогаем и скорбим? Как часто мы виним другого, а не себя!

Будем помнить, что мы всегда стоим перед Богом, видящим нас. И никто в наших печалях не виновен, кроме нас самим. Никто не должен сетовать, что его жизнь сложилась именно так, а не иначе.

Не будем также пренебрегать служителями церкви, которых Бог поставил «блюстителями, пасти Церковь Господа» (Деян.20:28), хотя поступки служителей могут казаться нам непонятными, иной раз даже жесткими. Вспомните Анну, которая прошла путь смирения до конца, и какой благословенной была вся ее, последующая жизнь! Взгляните на Самуила! Он стал великим пророком Божьим, молитвенником и ходатаем за свой народ. Верность Самуила, бескомпромиссность, последовательность – удивительны.

Воистину, непостижимые драгоценные благословения наследует тот, кто без ропота переносит испытания. Такой человек, подобно Анне, получит ответ от Бога, у него будет, что отдать Богу!

То, что мы отдаем Богу, останется вечно, а то, что присваиваем себе, – погибнет. Ахан присвоил золото, драгоценные одежды и погиб. Авраам отдал Исаака и что приобрел? – Благословение. «Благословятся в нем все на роды земли» (Быт.18:18). Анна отдала Самуила и взамен получила трех сыновей и двух дочерей (1Цар.2:21). Так будет и в нашей жизни при терпеливом перенесении скорбей. Поэтому «не умножайте речей надменных, – говорит нам Писание через уста смиренной женщины, – дерзкие слова да не исходят из уст ваших; ибо Господь есть Бог ведения, и дела у Него взвешены» (1Цар.2:3).

Сохраним же веру и верность Богу во всяких трудностях и прославим Его за нашу долю, за наш узкий путь, за наши скорби, которые приближают нас к Нему.

П. И.

Библия о покрытии головы

Коринф во время Апостола Павла был огромным городом. Его население насчитывало более семисот тысяч человек. Поскольку город находился на узком перешейке, соединяющем южную часть Греции с ее северной частью, все движение с севера на юг сосредотачивалось в Коринфе – другого пути не было. Такое географическое положение сделало Коринф одним из важных торговых центров древнего мира.

Коринф был самым богатым и самым большим городом Греции. Население жило в роскоши, а роскошь и материальное процветание всегда идут рука об руку с неправедностью.

Именно в этот город и пришел Апостол Павел в 51 году и в немощи и страхе проповедовал Евангелие. Спустя некоторое время Павел написал христианам этого города два послания. В первом он затронул ряд насущных проблем, одной из которых является требование к сестрам-христианкам покрывать голову.

Учение Павла – это не утверждение древней еврейской традиции. Покрытие головы отличалось от существовавших в то время традиций, оно символизировало великий принцип христианской веры. Повеление относилось именно к христианам. Рассмотрим принцип, на котором оно основано, а также появившиеся в связи с этим проблемы.

Апостол Павел излагает Божью точку зрения вполне конкретно: «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог» (1Кор.11:3).

Глава – это руководитель, вождь. Христос является руководителем мужа, а муж – руководителей жены. Всякий мужчина, спасенный Иисусом Христом, должен подчиняться своему Спасителю и Господу. А каждая христианка должна с радостью признавать свою подчиненность мужу, установленную самим Богом.

Головной убор не делает женщину равной мужчине, как трактуют некоторые. Напротив, если женщина покрывает голову, то она признает свое неравенство перед мужчиной и выражает согласие на его главенство.

Покрывая голову, жена-христианка может с дерзновением, как и муж, подходить к трону Божьему и молиться непосредственно Богу. Муж и жена обладают равными правами в отношениях с Богом, но что касается устройства семьи, то они не равны.

В соответствии с Божьим законом, главой семьи является муж. Ему принадлежит последнее слово в принятии решений. Жена должна признать и согласиться с позицией лидерства мужа. Это Божественное установление не может служить оправданием жестокости и нетерпимости мужа к жене. Он не должен думать, что все в доме должно вращаться вокруг него и в угоду ему.

Главенство – не то же самое, что господство. Муж не должен становиться тираном. На нем лежит большая ответственность. Муж должен признавать свою подчиненность Христу, а жена – свою подчиненность мужу. Таков принцип главенства.

Порядок главенства – не вопрос превосходства, а вопрос власти. Когда эта власть руководима страхом Божьим, она производит гармонию, благословение и мир. Чтобы яснее понять значение главенства во взаимоотношениях мужа и жены, проследим взаимоотношения Бога и Христа.

Иисус сказал: «Я и Отец – одно» (Иоан.10:30). Это говорит о равенстве. В другом месте Иисус говорил: «Разве ты не веришь, что Я в Отце, и Отец во Мне?.. Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела» (Иоан.14:10). Это говорит о сотрудничестве. В третьем случае Иисус засвидетельствовал: «Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодной (Иоан.8:29). Это говорит о подчинении Сына. Во взаимоотношениях Отца и Сына видно обоюдное понимание, или признание, что конечная власть принадлежит Отцу, Отец обладает приоритетом.

Если главенство и руководство нужно и полезно в Божественных взаимоотношениях, то насколько это важнее и нужнее в человеческом обществе! Муж и жена только тогда выполнят свое предназначение, когда с радостью займут то положение, которое Бог определил для них.

«Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову; и всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая» (1Кор.11:4-5). Муж показывает свою подчиненность Христу тем, что во время молитвы или проповеди снимает головной убор. А жена показывает свою подчиненность мужу в том, что во время молитвы или пророчества покрывает голову. В таком виде жена должна идти в присутствие Божье, чтобы получить Его благословение. Покорная Слову Божьему жена имеет право на все обетования Божьи, данные человечеству при искуплении.

Сформулировав принцип, Апостол Павел излагает несколько причин, по которым женам-христианкам следует растить волосы и покрывать их.

Обнажать голову - стыдно

«Ибо, если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется, а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается» (1Кор.11:6). В дни Апостола Павла люди понимали, что женщине стыдно быть остриженной или обритой. Короткие волосы повсеместно считались признаком бесстыдства и блуда, и только падшие женщины стригли волосы. Длинные полосы были признаком добродетели. Нежелание покрывать голову в знак подчинения мужу, по Писанию является таким же постыдным поступком, как и стрижка волос.

Бог нашел нужным употребить видимый знак для того, чтобы напоминать нам о Божественном порядке во взаимоотношениях между мужем и женой. Этим знаком должны быть длинные, необрезанные волосы у жены и покрытая голова.

Требование установленного Богом порядка

«Итак муж не должен покрывать голову, поточу что он есть образ и слава Божия, а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа (1Кор.11:7-9). Павел напоминает, что при создании мира между мужчиной и женщиной была положена разница, в силу которой мужчина должен главенствовать над женщиной. Бог создал сначала Адама, а затем Еву. Покрывало на голове жены является символом того, что она придерживается установленного Богом порядка и чтит мужа как главу.

«Посему жена и должна иметь на голова своей знак власти над нею, для Ангелов» (1Кор.11:10). Ангелы ополчаются вокруг боящихся Господа и избавляют их, как говорит об этом псалмопевец (Пс.33:8). Бог посылает Ангелов на служение тем, кто наследует спасение (Евр.1:14).

На основании вышеприведенных мест, Ангелы на небесах заинтересованы в физическом и духовном благополучии Божьих детей. Женщины, которые добровольно носят на своей голове знак власти, подлежат небесной охране. О, как это нужно в наши дни! Кому не хочется жить безопасно в современном обществе? Это возможно для тех жен, которые повинуются Божьему порядку главенства и видимых образом показывают это.

Покрывало на голове является знаком, который равным образом относится и к земной жизни, и к небесной. Он показывает, что жена занимает определенное место в порядке Божьего мироздания. Если же она не хочет признавать власть мужа, отказываясь носить знак его власти над собой, она пренебрегает повелением Бога.

Требование приличия

«Рассудите сами, прилично ли жене молиться Богу с непокрытою головою? Не сама ли природа учит вас, что, если муж растит волосы, то это бесчестье для него, но если жена растит волосы, для нее это честь, так как волосы даны ей вместо покрывала?» (1Кор.11:13-15). У всех людей есть врожденное чувство того, что хорошо и что плохо, и наш здравый смысл свидетельствует, что длинные волосы – честь для женщины.

Мы с женой никогда не стригли своих дочерей, искренне желая, чтобы они приняли Христа, когда вырастут. Нам хотелось, чтобы им не было трудно следовать Его учению. Однажды мне пришлось услышать, как какая-то женщина сказала нашей дочери: «Никогда не разрешай маме с папой подрезать тебе волосы!» Несмотря на то, что наша культура развивается в совершенно другом направлении, противоречащем установленному Богом порядку, и у многих нет никакого уважения к Божественному закону, – все же у людей достаточно здравого смысла, чтобы понять, что длинные волосы – честь для женщины.

Так учит сама природа

Природа – хороший учитель. Она подсказывает нам, что женщина должна иметь длинные волосы, а мужчина – короткие. Многие искренне заявляют: «В Писании не говорится, какой длины должны быть волосы у женщин!» В рассматриваемом нами тексте Писания Павел использует три слова для описания длины женских волос: обритые, остриженные и длинные. Какие волосы считаются длинными? – Те, которые не брили и не стригли.

«А если бы кто захотел спорить, то мы не имеем такого обычая, ни церкви Божии» (1Кор.11:16). Если кто-то остается глух к здравому смыслу и не может убедить себя в силе данной аргументации, ему надлежит просто молчать, в силу апостольской власти. Павел говорит, что ни он, ни основанные им церкви не позволяют женщине молиться или пророчествовать с непокрытой головой.

Покрытие головы – повсеместная практика апостольской церкви. Римские катакомбы, скульптурные барельефы на стенах зданий, ранние исторические документы – все свидетельствует о том, что жены в древности покрывали голову. Это было повсеместной практикой во всех церквах Греции, Рима, Антиохии, Африки.

Некоторые считают, что Павел позволяет не соблюдать данные им указания в случае несогласия, если это учение вызывает споры. Но это неверно. Разве может Святой Дух вначале говорить о том, зачем и почему жена должна покрывать голову, а потом сказать, что это не нужно делать, если появятся споры?

Многие утверждают, что покрытие головы – устаревший обычай и не относится к ним сегодня. Однако такой оговорки нет в Слове Божьем. Все Писание богодухновенно и актуально лично для нас. Апостол Павел говорит: «Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни» (1Кор.14:37).

Истинное счастье приходит от правильных взаимоотношений с Богом Отцом и Его Сыном Иисусом Христом. Эти взаимоотношения поддерживаются при нашем исполнении воли Бога, выраженной в Слове Его. Оно учит, что жена должна быть подчинена мужу. Ей заповедано носить на голове видимый знак подчинения. Этот знак влияет на молитвы жены, потому что Бог рад ответить на просьбы той женщины, которая в смирении, с радостью покоряется Его установлению. Такая жена получает благословение и находится под защитой Самого Бога.

Покрывало на голоде жены говорит также о ее чистоте и скромности. Оно является видимым свидетельством действия благодати Божьей, которая произвела в сердце свою работу. Жена, которая покрывает голову и в то же время проявляет гордость, самолюбие и господствующий дух, – бесславит Бога и церковь.

Библия не говорит конкретно, как сделать покрывало или как носить его. Но она учит, что голова жены должна быть покрыта. Следовательно, покрывало должно быть достаточного размера, чтобы покрыть природную славу женщины, то есть ее волосы, и чтобы окружающим было видно исполнение Божественного принципа подчинения жены.

Сегодня много жен-христианок, которые не покрывают голову. Они преподают в воскресных школах, свидетельствуют другим о Боге. Не кажется ли вам странным, что многие, называя себя христианами, хотят делать великие дела для Бога, но не хотят исполнять небольшие Его повеления и этим доставить Отцу радость? Будем же помнить предостерегающие слова нашего Господа: «Не всякий, говорящий Мне: "Господи! Господи!" войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного?» (Матф.7:21).

Дорога к свету

«Какое горячее солнце!» – вздыхали крестьяне, изнывая от палящих лучей. Луга пожелтели и высохли, земля потрескалась, а с юга постоянно дул горячий ветер. Верующие села Хандох собирались в небольшой церкви и молились о дожде, хотя соседи насмехались над ними, утверждая, что никакие молитвы не помогут, пока дует ветер с долины.

Жители этого горного села считали себя благочестивыми, и никому не приходило в голову, что Бог может за что-то гневаться на них. И вдруг эта засуха, это жгучее солнце! За что? Они же ничего плохого не сделали! Многим казалось, что Бог поступает с ними несправедливо.

В Хандохе жила молодая семья Ремпелъ – Яков и Роза. Этим летом у них родился сын, и не было, на их взгляд, на свете людей счастливее, чем они. Они любовались друг другом, любовались своим малышом, и им было все равно: светит солнце или идет снег. Они принадлежали друг – другу, и все остальное уходило на задний план и не волновало их.

В детстве мать каждый день рассказывала Розе об Иисусе Христе, учила молиться. Но потом она неожиданно умерла. Вначале Роза постоянно молилась, но постепенно все реже стала прибегать к Богу, а затем и вовсе перестала молиться. Встретившись с Яковом, она вообще забыла о Боге, перестала нуждаться в Нем. Сильные руки Якова были и глазах Розы надежной защитой и для нее, и для Андрюши – их маленького сына.

Несчастье случилось после обеда. Роза дремала, укачивая ребенка, как вдруг за окном раздалось:

– Пожар! Пожар!

Тихое село ожило. То тут, то там раздавались испуганные вопли и крики.

Яков молнией влетел в дом. У него не было времени подготовить Розу и спокойно вывести на улицу. Он бросил на нее одеяло и вместе с сынишкой вынес на улицу.

– Село горит, но ты будь спокойна, дорогая! С тобой ничего не случится. – приговаривал он.

На крыше красивого, только что выстроенного дома Ремпелей танцевали красные языки пламени. Тушить дом не было смысла – горело все село. Когда Яков кинулся к дому, чтобы взять самое необходимое, рухнула крыша и погребла под собой все имущество молодой семьи.

Со всклоченной головой, в порванной рубашке, Яков в отчаянии смотрел на побелевшую от страха Розу. Он раздумывал, куда бы определить жену с ребенком, как вдруг услышал слова пробегающего мимо мальчика:

– Господин пастор сказал, чтобы все, у кого нет дома, шли к нему, в церковь!

Церковь и дом пастора стояли на холме, и пожар не коснулся их. Семье Якова пастор выделил отдельную комнату.

Это был ужасный день и ужасная ночь. На рассвете почти все крестьяне пошли к своим домам посмотреть, что осталось от них. Многие впали в отчаяние. Не одна рука сердито сжималась в кулак и поднималась к небу, не с одних уст срывалось проклятие в адрес Бога. Христиане же в эти трудные дни смиренно склоняли голову и по долгу стояли перед Богом на коленях, умоляя о милости.

Вскоре начала приходить помощь из города. Погорельцам посылали продукты, одежду, постель и деньги. Жители лежащих в стороне от села домов, которые сохранились от пожара, делились с несчастными тем, что у них было, принимали их в свои дома, помогали очищать дворы от мусора, подвозили стройматериалы, чтобы успеть к зиме выстроить новое жилье.

На следующий день после пожара пошел долгожданный дождь и быстро затушил тлеющие кое-где очаги. Дождь всю неделю не переставал, как это обычно бывает в горах. На третий день горное озера переполнилось и выбросило желтую мутную массу в реку, которая ревущим потоком побежала через долину. И если неделю назад многие были недовольны солнцем, то теперь с таким же возмущением смотрели на облака. Строительство домов не продвигалось, а совместное проживание в тесноте было нелегким.

Только в одном доме, самом маленьком и отдаленном, не ощущалось трудностей. Здесь жил страдающий подагрой седоволосый старичок Кольман. Среди сельчан ходил слух, что у старика не все в порядке с головой. Многие боялись проницательного, хотя и доброго взгляда его голубых глаз, слова его казались им странными. Но после пожара мнение о старике резко изменилось, В его доме тоже нашли приют погорельцы и, к своему счастью, получили больше, чем кров и необходимое для жизни. Спустя несколько дней они говорили своим знакомым:

– Пойдите, послушайте, что знает Кольман! Он читает Библию и так просто объясняет ее!

Люди стали приходить к богобоязненному старику. Приходили не только отягченные заботой мужчины и женщины, но и дети. Два мальчика, спавшие у него на сеновале, приглашали своих сверстников:

– Дедушка Кольман знает такие интересные рассказы, что можно слушать до утра!

Кольман же ко всем относился приветливо и внимательно. Он не считал, что говорит и делает что-то особенное. И собравшимся в его доме крестьянам он не говорил ничего нового, кроме того, что написано в Слове Божьем, которое проповедуется на земле уже сотни лет.

После пожара Роза почти два месяца лежала с высокой температурой. Когда же ее удалось наконец сбить, больная, казалось, потеряла последние силы. Она едва могла приподнять голову, чтобы посмотреть на сына, которого Яков подносил к ней.

– Разве бывает температура в глазах? – тревожно спросил Яков у пастора.

– Да, это воспаление глаз,– серьезно ответил пастор.– Ей нужен покой и темнота. Будем надеяться на милость Божью...

С тех пор Яков не мог освободиться от страха, что вот-вот потеряет Розу навсегда. Когда она жаловалась, что видит все как бы сквозь пелену, а его узнает только по фигуре, Яков пытался успокоить ее, что это от слабости и скоро пройдет, нужно только потерпеть. Сам же он был близок к отчаянию.

«Будем надеяться на милость Божью! – вспоминал Яков слова пастора и с горечью думал:

– Легко говорить так тому, кто не пережил подобного горя! Разве Бог из любви так поступает с нами? – Конечно нет! Что толку, что я в школе учил стихи и песни, читал Библию... Если бы Бог любил нас, то сияющие глаза Розы не ослепли бы... Какой я несчастный!..»

– Яша, я думаю, что больше никогда не буду видеть, – сказала Роза! однажды вечером.– Не успокаивай меня. Я думаю, мы давно уже знаем об этом... Но, Яша, я не перенесу этого! Ради тебя я молчала. Но больше молчать уже невозможно. Я чувствую, что ты тоже понимаешь все. Сегодня я вспоминала о твоем дяде, он может молиться, как молилась моя мама. Пойди и попроси его прийти ко мне. Может, он поможет! Это моя последняя надежда...

Старый Кольман, дядя Якова, бедный и больной, не получал от своего племянника никакой помощи. Поэтому Якову не очень хотелось идти к нему, но он не мог отказать своей любимой жене. Он был готов идти куда угодно, лишь бы она стала здоровой.

На беззубом лице Кольмана засияла улыбка, когда он увидел племянника. Выслушав его, он сказал:

– Знаешь, Яша, я очень медленно передвигаюсь на костылях, но завтра постараюсь прийти, если Бог позволит.

На следующий день дедушка Кольман сидел у постели больной. Яков оставил жену с дядей и пошел на стройку. В обед, вернувшись домой, он нашел Розу заплаканной.

Услышав шаги мужа, она тут же пожаловалась:

– Неправду говорят люди, что дядя Кольман может утешать! У него совсем нет сострадания! Он отчитывал меня, как маленького ребенка, и хотел напомнить все мои грехи. Но когда я сказала ему, что не для этого позвала его, он стал говорить про какие-то новые заплаты на старом платье, что прежде всего нужно получить новое сердце, а потом только Иисус сможет что-то сделать для нас. Мне совсем не понятно, что он хотел этим сказать, но его слова почему-то не выходят у меня из головы. В конце он хотел помолиться, но я сказала ему, что если он не может молиться о чем я прошу, то пусть идет домой. Это, наверное, было нехорошо с моей стороны...

Роза волновалась и говорила очень быстро. Яков несколько раз пытался прервать ее, чтобы успокоить, но не мог. Кончив рассказывать, она зарыдала:

– Яша, спаси меня! Я не хочу быть слепой, я не перенесу этого! Нет, я не хочу оставаться в темноте!

Яков повез Розу в город, к хорошему доктору. После тщательного обследования врач сказал Якову, что болезнь его жены неизлечима.

Вскоре все сельчане узнали о том, какое горе постигло молодую семью. Старик Кольман, услышав эту печальную новость, покачал головой и не сказал ни слова. А потом, оставшись один, он упал на колени и стал умолять Бога о милости.

– Господи! – шептали его бесцветные губы.– Ты взял Розу в Свою школу. Помоги ей прийти к Тебе, ведь у Тебя достаточно света и для слепых глаз!

Прошло три года. Яков построил новый, очень уютный дом. Старый Кольман иногда посещал их, говорил о Боге. Роза осталась слепой. Желание дяди Кольмана еще не исполнилось, но Роза все же стала тише и спокойней. Она уже не так часто плакала, иногда выглядела даже счастливой, особенно когда Андрей рассказывал ей о своих делах или, подражая отцу, старался что-то помочь.

Роза любила мужа больше всего, для нее он был дороже, чем Бог. Иногда она забывала даже про сына, когда Яков был дома. Он тоже любил ее больше всех на свете. Он варил и убирал, хотя сильно уставал на работе. Стоило Розе только намекнуть на что-то, он тут же исполнял ее желание. Она издалека слышала его шаги и встречала у калитки. В минуты печали он утешал ее, как ребенка. Его горячий, суровый характер был незнаком Розе, для нее у него была только любовь.

Роза не могла жить без Якова, эгоистично предпочитая его всему на свете. Поэтому, когда дядя Кольман однажды начал говорить ей о милости Божьей, которая ведет к покаянию, Роза ответила:

– Мне никто не нужен, кроме Яши! Меня ничто не интересует, кроме любимого мужа!

– Яша, останься дома, – просила Роза, держа мужа за руку. – Пусть другие идут. Мне страшно думать, что ты должен делать такую опасную работу. Останься дома, прошу тебя, останься ради меня!

– Что же будет с нашим лесом? – серьезно спросил Яков.– Его ведь нужно доставить домой! Не переживай, милая, ничего ведь не случилось при рубке, и теперь все будет хорошо. Надо доверять Богу и своей собственной силе, тогда все будет отлично! Ну, до свидания! Не успеешь оглянуться, как пройдет пять дней. Только не переживай, Роза. Думай о том, что я люблю тебя!

Яков ушел. Роза долго еще стояла у дверей, прислушиваясь к его уверенным шагам. Затем она тихо пошла в свою комнату, села на стул и стала думать о муже: «Хотя бы с ним ничего не случилось! Может, помолиться за него? Но что это даст? Бог ведь не исцелил мои глаза!» Тут в ее памяти всплыли слова дяди: «Тебе нужно позаботиться о новом сердце, иначе Бог не ответит на твои просьбы».

Розе показалось, что голос дяди Кольмана звучит еще и сейчас: «Наше "я" должно умереть».

Она с горечью рассмеялась:

– Ну, это уже выполнено. Я ведь ничего собой не представляю, ничего не значу без Яши, он стал моим «я», моими глазами, моими руками, моей душой!

Прошло три дня. И сердце Розы все кипело и бушевало. Она не могла ни спать, ни есть и каждого, кто приходил проведать ее, просила описать погоду.

Оттепель. Какие, наверное, скользкие доски, по которым Яков должен ходить! Еще целых два дня, пока он вернется...

Наконец наступил пятый день. На улице было пасмурно и холодно. Роза уже давно была на ногах.

«Еще немного и кончатся мои переживания», – подумала она и радостно сказала:

– Андрюша, сегодня наш папа придет!

В обед на улице послышались громкие шаги и хлюпанье талого снега. Роза сразу поняла, что идет не Яков.

Шаги затихли. Перед дверью остановилось несколько лесорубов. Как тяжело было им сообщить слепой женщине о случившемся!

В последнее утро Яков поскользнулся и упал со скалистого берега в воду. Товарищам удалось вытащить его, но он был весь изранен. Мужчины сделали из веток носилки, положили на них Якова и принесли домой.

Услышав страшную весть, Роза в изнеможении опустилась на стул и, закрыв лицо руками, зарыдала:

– Неужели это правда? Неужели правда? Я даже не могу посмотреть на него! Случилось то, чего я боялась!..

Мужчины сняли с Якова мокрую одежду и уложили его в постель.

Узнав о несчастье, пришел пастор со своей экономкой Марией, которая частенько бывала у Ремпелей. Они помыли Якова, перевязали ему раны. Яков пришел в себя и тихо застонал. Роза в отчаянии склонилась на колени у его постели и, схватив его руку, шептала слова, полные сострадания и любви.

Видя весьма тяжелое состояние Якова, пастор сказал, что нужно обязательно вызывать врача.

Когда все ушли, Мария вышла с Андрюшей в зал, оставив Розу и Якова наедине. Розе казалось, что она стала зрячей, так ясно она чувствовала малейшее движение и дыханье мужа. Она почувствовала, что он открыл глаза, и тихо спросила:

– Яша, ты меня узнаешь?

Он ответил пожатием руки и через несколько мгновений прошептал:

– Роза! Я, наверное, уйду от тебя! Путь передо мной так темен… Роза, я никогда не думал о Боге, а теперь уже поздно: я не умею молиться, в моей голове все перепуталось… Я всегда думал, что буду служить Богу, когда состарюсь, но смерть пришла неожиданно!.. Ах, Роза, моя Розочка, ищи Господа... Только Он поможет тебе, когда меня не станет!..

Яков приподнялся, впившись глазами в губы жены. Он ждал от нее ответа. Сердце Розы сжалось. Сейчас, именно сейчас она должна довериться Богу, когда Он, на ее взгляд, так сурово поступает с ней?! Она считала, что Богу нет дела до них, до Якова, который так мучается. Нет, она не согласна с Богом!

– Яша, ты выздоровеешь! Ты должен остаться со мной! – простонала она.

Яков взял ее руку. Если бы она была зрячей, то увидела бы, что тень смерти уже витает над ним. В этот момент в комнату вошла Мария с Андрейкой.

При виде сына светлая улыбка скользнула но лицу умирающего.

– Сынок, рано ищи Иисуса,– проговорил он дрожащими губами. – Ищи Его сейчас, пока ты не стал грубым и жестким, как твой отец. Ты сделаешь это, Андрейка? Ты хочешь любить Иисуса?

– Да, я хочу любить Иисуса, – серьезно кивнул Андрюша, хотя и не до конца понимал значение просьбы отца. – Иисус любит папу и маму.

Мария часто рассказывала мальчику об Иисусе, и он знал Его лучше, чем мама, душа которой не могла согласиться с последней просьбой мужа.

– Роза, ты слышишь, что говорит наш сын? Ищи Иисуса! Пообещай мне...

Роза почувствовала, как Яков отпустил ее руку, и услышала его тихий шепот:

– Будь милостив ко мне, Боже! Прости меня...

– «При ходящего ко Мне не изгоню вон», – уверенно сказала Мария, склонившись над умирающим. – Господь сказал, что Кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха.

Яков глубоко вздохнул, и сияние внутреннего мира озарило его лицо.

После смерти Якова прошло много лет. Возле дома Ремпелей под тенью яблони сидела женщина. Высокий молодой человек с косой на плече подошел к ней и положил на колени большой букет. Все цветы, которые он приносил матери, должны пахнуть, потому что она слепая и может ощутить только их запах.

– Правды хорошие, мама? – весело спросил он, вешая косу на место.

Женщина, которой едва исполнилось пятьдесят, радостно подняла убеленную сединой голову:

– Да, Андрюша! Спасибо. Заходи в дом, поешь.

Через короткое время Андрей сидел уже возле матери, прислонившись усталой спиной к дереву. На коленях у него лежала Библия. Возле них собралась группа сельчан. Они пришли навестить Розу и послушать, что прочитает Андрей из Библии.

Становилось темно, а они все еще сидели, рассуждая о великой милости Божьей, проявленной к людям в Иисусе Христе.

– Роза, расскажи нам, как у тебя получается всегда радоваться, хотя тебе досталась тикая трудная доля,– попросила женщина, сидевшая рядом со слепой.

– Когда Господь забрал Яшу, мое сердце было упрямым и гордым, – вздохнула Роза.– Я обещала Яше, что буду искать Христа, но не могла перебороть себя, не могла смириться и поверить, что Бог любит нас. В тот момент, когда Бог забрал моего мужа, мне казалось, что я еще раз ослепла. И тогда Андрюша помог мне. – Слепая нащупала руку сына.– Он каждый день говорил, что его папа пошел на небо и живет там с Иисусом.

Однажды ночью на меня напал сильный страх от сознания, что Яша на небе, а я никогда не приду туда. Дядя Кольман говорил мне, что у того, кто долго противится Богу, сердце ожесточается, и он может никогда не покаяться. Я переживала об этом, но искать Бога не хотела. В ту ночь меня осенила мысль, что я никогда не подумала бы о Боге, о спасении и о небе, если бы Яша был со мной.

Конечно, Бог хочет, чтобы муж и жена любили друг друга, ведь брак – это Божье установление. Но ни муж, ни жена не должны быть препятствием в принятии Господа и в получении спасения. Яков же был моим кумиром, поэтому Бог вынужден был забрать его у меня.

С тех пор я стала серьезно думать о Боге. Сначала только из-за Яши, желая быть с ним после смерти. Не сразу все стало у меня хорошо. Не сразу я начала радоваться. Долго еще Господь учил меня, потому что я хотела достичь праведности собственными усилиями.

Иногда я приходила в отчаяние, не видя никакой пользы от своих стараний. Я принимала благие решения, но снова и снова грешила, снова впадала в разные искушения. Я готова была все бросить и больше не искать Бога, но Он озарил душу мою светом и сказал через людей, что я иду не тем путем. Только в Иисусе Христе залог победы, только в Его праведности мое спасение. Я вдруг увидела свою греховность и поняла, как долготерпелив ко мне Бог, поняла, что ни в чем и нигде невозможно найти истинное счастье – оно только в Боге! Господь не хочет, чтобы мы сами исправляли свои грехи, латали свои лохмотья. Он хочет Сам исцелить нас и дать нам новое сердце.

Роза выпрямилась. Светлая радость сияла на ее лице.

– Теперь я жду того часа, когда увижу моего Господа своими глазами. Это будет великий день для меня. Тогда уже ничто не разлучит нас. Да, только когда наше «я» умирает, в сердце освобождается место для Бога и Он творит с нами чудное.

Лучшее благословение

Во времена Давида священники были распределены на двадцать четыре чреды (Iпар.24:1-4). Каждая чреда священников в течение недели исполняла все служебные работы при храме. Священники поддерживали огонь на жертвеннике днем и ночью (Лев.6:12; 2Пар.13:11), подливали масло в лампады светильника (Исх.27:20), приносили утренние и вечерние жертвы, хлебное приношение и возлияние (Исх.29:38-41), учили израильтян уставам Господним (Мал.2:7), разрешали спорные вопросы (Иез.43:23-24), исследовали различные виды проказы (Лев.13-14 гл.), трубили в серебряные трубы, на войне ободряли народ. Трудно было определить кто лучше, а кто хуже исполнял свою работу. И только Господь доподлинно знал состояние каждого. Из многих черед священников Он выделил сыновей Садока, доверил им стоять на страже святилища и предстоять перед Ним. Почему? – Потому что во времена всеобщего отступления, когда Бог испытывал сердце каждого, они проявили верность.

Служение Садока проверялось не в каких-то особо созданных для него обстоятельствах. Он был испытан имеете с другими священниками, когда на царя Давида восстал собственный сын Авессалом. Давиду пришлось спасаться бегством, а священники поступили как каждый считал нужным. Многие разбежались, чтобы переждать лихую годину: царь в изгнании, время неспокойное...

Что же делал в это время Садок? Он взял святое святых, ковчег Господень и пошел за Давидом. Царь остановил его: «Нет, Садок, не делай этого! Отнеси ковчег на место. Если Богу будет угодно, я еще вернусь сюда и поклонюсь Богу». И Садок спокойно, не пререкаясь, вернулся, не думая, что скажет о нем народ (2Цар.15:25-29). Если Давид сказал, значит, так нужно. С одной стороны, Садок поступил решительно – пошел за царем-изгнанником, а с другой – проявил спокойствие и послушание и много потом помогал Давиду из Иерусалима.

Не буду останавливаться на подробностях жизни и служения Садока. Напомню лишь основные моменты. Перед смертью Давида, когда сын его Адония вероломно объявил себя царем, многие военачальники участвовали в этом торжестве. Из священников же только один Садок, а из пророков – Ванея и еще несколько человек не были на стороне Адонии.

На что рассчитывал Садок, противостав мятежникам? На покровительство царя? – Царь вот-вот умрет. (И действительно, Давид вскоре умер.) Войско ли защитит его? – Главнокомандующий войсками – опора Адонии! Священники поддержат? – Они укрепили руки непослушного сына.

На кого же полагался Садок? – На Бога! Заговорщики могли убить его, но он безбоязненно помазал Соломона в цари. И, посмотрите, что произошло! Бог повернул сердце всего народа к Соломону, «И затрубили трубою, и весь народ восклицал: да живет царь Соломон! ...И весьма радовался, так что земля расседалась от криков его» (3Цар.1:39-40). Что не способны были сделать люди – ни огромное войско, ни священники,– то сделал Бог! Всевидящий Властелин Вселенной, Который обозревает всю землю, чтобы поддерживать тех, чье сердце вполне предано Ему (2Пар.16:9), видел поведение Садока, его верность, мужество и за это благословил не только отца, но и все его потомство на годы! «Сыны Садока... будут… служить Мне…» (Иез.44:15).

Садок, верно закончив жизненный путь, оставил в наследство детям самое драгоценное – Божье благословение. Не только дети, но и внуки, и правнуки удостоились великой чести: стоять перед лицом Господа. Суть благословения Господнего не в том, чтобы дети были богаты, здоровы, талантливы, а чтобы Бог благоволил к ним. Может ли быть большее счастье, чем знать, что из поколения в поколение на твоих потомках будет почивать Божье благословение?!

Исполнил ли Господь Свое слово? Какими были внуки Садока? Один из них – священник Ездра. Он известен как благословенная личность. Когда Навуходоносор уводил народ израильский в Вавилон, Ездру младенцем вынесли из Иерусалима. Отца Ездры, первосвященника Сераию, Навуходоносор казнил в Ривле, в земле Емаф (4Цар.25:18-21). Ездра остался сиротой. Кто позавидует его доле? Но придет время, и мы увидим, что этот человек будет весьма благословен, потому что он из потомков Садока!

Прошло долгих семьдесят лет. Ездра не знал своего отца, и все же избрал путь служения Господу. Находясь в плену, он искренне расположил свое сердце к толу, чтобы возбудить дух народа выйти из Вавилона. Великое множество пришло с Ездрой в Иерусалим к родным развалинам, чтобы сокрушаться и плакать. Это были люди нового поколения, которые только от стариков могли услышать, что был храм.

Придя в Иерусалим, Ездра не стал искать могилу отца, а поспешил прочитать перед всем народом закон Господень, который некогда читал его отец. И вот на том месте, где 70 лет назад провозглашалась истина, Ездра встал на возвышение и от рассвета до полудни читал закон Божий, говорил о великих делах Божьих, а весь народ стоял и слушал (Неем.8:1-5).

Если бы жив был Садок, как он обрадовался бы, что обетование Божье исполнилось: сыны Садока служат Богу!

А вот еще один из потомков Садока – священник Азария. Это был мужественный служитель. Он не побоялся воспротивиться царю Озии, когда тот вошел в храм воскурить фимиам на алтаре кадильном. «Не тебе, Озия, кадить Господу, – сказал Азария, – это дело священников... выйди из святилища, ибо ты поступил беззаконно, и не будет тебе это в честь у Господа Бога» (2Пар.26:18). Этот правнук Садока не только сам служил Богу безбоязненно, но собрал вокруг себя 80 других священников, людей отличных. Они действовали единодушно.

Радуется дух, когда читаешь об этих святых мужах! Как много значит благословенное хождение одного человека, каким был Садок!

Невозможно обойти молчанием и праправнука Садока – первосвященника Хелкию. Царь повелел ему пересчитать серебро, принесенное в дом Господень. Занимаясь этой работой, Хелкия нашел книгу закона и передал ее царю. Он обратил внимание на свиток, цена которому оказалась выше золота. Это поистине была жемчужина! «Когда услышал царь слова книги закона,– читаем мы,– то разодрал одежды свои. И повелел царь Хелкии… Пойдите, вопросите Господа за меня и за народ... потому что велик гнев Господень, который воспылал на нас за то, что не слушали отцы наши слов книги сей...» (4Цар.22:11-13).

Великое сокрушение было в Израиле по прочтении книги закона: из храма были вынесены, сожжены и стерты в прах все идолы, были разрушены блудилищные дома; никто не проводил детей своих через огонь Молоху; низвержены были все идольские жертвенники, изломаны статуи и срублены дубравы. Иосия заколол всех жрецов высот, истребил всех волшебников, а всему народу повелел совершить Пасху. Какое пробуждение охватило весь народ!

У потомков Садока, как мы видим, была одна характерная особенность: они не отступали от Бога ни при каких обстоятельствах. И это не случайно. Однажды, в самое смутное время, когда все духовные вожди повернулись к Богу спиной, Садок проявил верность, и за это Бог благословил все его потомство ясностью ума и мужеством.

Все сыны Садока были бодрствующими служителями у алтарей Господних!

«Грехи некоторых людей явны и прямо ведут к осуждению, а некоторых открываются впоследствии. Равным образом и добрые дела явны; а если и не таковы, скрыться не могут» (1Тим.5:24-25). Этот стих Священного Писания непосредственно относится к нашей теме. Совершенное родителями влияет не только на их жизнь, но и на жизнь их детей, внуков и правнуков. Если, делая добро, при жизни мы не увидим благословений, то, верен Бог, оно все равно придет и явится на сынах и на внуках наших. Пройдут годы, и посеянное родителями, доброе или худое, – все вырастет. Будем помнить при этом, что наш посев будут пожинать наши дети и внуки.

Как прискорбно вспоминать сокрушение Давида: «Сын мой Авессалом! сын мой, сын мой Авессалом! О, кто дал бы мне умереть вместо тебя…» (2Цар.18:33). Какую жестокую жатву пришлось пожинать отцу!

Сегодня многим родителям нужно бы вопиять: «Господи, исправь наши кривизны, пока посеянное нами не принесло горького плода! Окажи милость: выкорчуй, вырви недобрые всходы!» Тех, кто сознает свою вину, свою неверность, кто исповедует ее, Господь простит и помилует. Если садовник держит в руке нож для очищения – это отрадно. Значит, еще не все потеряно.

Может быть, какая-то мать в безвыходном положении, как женщина хананеянка, – ее дочь или сын жестоко беснуются; может, у кого-то, как у Иаира, вообще дети духовно мертвы, – вспомним, что мы сеяли? Как мы прожили жизнь? Сумели ли мы накопить столько благословений, чтобы дети наши были под ними, как под шатром? Совершали ли мы подвиги во имя Христа, чтобы дети продолжили наш подвиг? Или им нечему подражать? Будут ли наши дети в числе святых мужей, для которых заповеди Божьи – превыше всего? Не забудем, что за праведность родителей Бог окажет милость и детям: «Я Господь, Бог твой... наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милости до тысячи родов любящим Меня н соблюдающим заповеди Мои» (Исх.20:5-6).

И сохрани нас Бог сказать, как некогда Езекия: «Мир благосостояние пребудут во дни мои» (Ис.3:8). С успокоенным духом он произнес эти слова, когда ему объявили, что за его неверность сыновья его будут пленниками у вавилонского царя. Он не встревожился, что будут терпеть его дети, не принял это близко к сердцу, не походатайствовал за свое потомство, не оплакал своего греха. Поэтому Манассия, сын его, в бесстыдном идолопоклонстве бесславил Господа больше всех царей иудейских.

Боящиеся Бога родители беспокоятся о своих детях, как Иов (1:5). Сознавая, что благословение семьи зависит от их верности Богу, они хранят святость, как Садок. И потому отец и мать, исполненные страхом Божьим, услышат, как некогда Ной, Божье приглашение: «Войди ты и все семейство твое в ковчег; ибо тебя увидел Я праведным предо Мною в роде сем» (Быт.7:1).

М. X.

Или Библия или телевизор

«Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас.»

(Матф.24:4)

Марк Вагнер со своей семьей переселился на юг страны, где жил его двоюродный брат Генрих Пек. Марк и его жена Галина были членами церкви, но довольно слабыми в вере – духовному росту мешали плотские привязанности.

Генрих и его жена Ирина тоже считали себя верующими, но идти за Христом узким путем им не хотелось. Они любили приятно проводить время, вкусно есть, хоте ли брать от жизни все прелести, а на узком пути всему этому нет места. Генрих приобрел телевизор, считая, что детям нужно всесторонне развиваться.

И без того духовно слабую семью Вагнеров Генрих с Ириной поспешили увлечь за собой. Марк со своей женой и пятью детьми с удовольствием ходил к Генриху смотреть телевизор, дети увлеклись видеофильмами. Попав под влияние родственников, Вагнеры стали менять свой внешний вид. Галина постригла волосы, стала подкрашивать брови и ресницы, у нее появились модные платья. Марк купил элегантный костюм, сделал модную стрижку.

Вскоре Вагнерам надоело ходить к родственникам смотреть телевизор, и они приобрели свой.

– Правильно Генрих говорит, что телевизор нужен в доме, – одобрял свой поступок глава семьи.– Ведь там можно столько интересного увидеть! Слушая последние известия, будешь в курсе всех событий, будешь знать, что в стране делается, что в мире происходит. А сколько интересного там для детей!

В семье Вагнеров стало весело. Телевизор работал с утра до позднего вечера, собирая вокруг себя всю семью.

– Вот здорово! – говорил Марк жене.– Никуда не нужно идти, и дети всегда дома.

Время шло. Телевизор стал частью жизни семьи, а если точнее сказать, стал для них настоящим идолом.

Не желая отстать от Генриха. Марк решил купить видеомагнитофон, «Должны же дети развлекаться», – старался он успокоить свою совесть, отправляясь в магазин.

Возвращаясь домой, Марк встретил одного брата из церкви и вдруг почувствовал, что лицо его стало бордовым от стыда, будто его уличили в каком-то непристойном поступке.

«Гм, – странно, – подумал он, – и почему это мне так стыдно стало? Я же ничего плохого не сделал! Разве это грех? Сегодня у многих есть видеомагнитофоны. По крайней мере, дети будут дома сидеть. Они же должны чем то заниматься!»

Краска стыда скоро сошла с лица, и Марк перестал думать о своем поступке.

Думать особенно и некогда было – свободное от работы время посвящалось телевизору, а он направлял мышление так, чтобы не оставалось времени для души.

Дети Марка, с Галиной на самом деле никуда не ходили – разве только к другу кто-нибудь сбегает поменять видеокассету. Утром первый долгом включали телевизор. Старшая дочь Вагнеров готова была всю ночь сидеть перед экраном. Родители перестали вникать в интересы детей.

И все же детям скоро надоел сидячий образ жизни. Вспомнив былые времена, они хотели поиграть с отцом, побегать по улице. Но не тут-то было. Однажды сын подошел к отцу и попросил:

– Папа, пошли с нами на улицу! Погуляем немного, куда-нибудь сходим. Пойдем, а?

– Сынок, отстань, пожалуйста! Не мешай! – не отрываясь от телевизора, ответил отец. Мальчик ушел от него опечаленный, В следующий раз к отцу с просьбой подошел другой сын:

– Папа, пойдем поиграем немного на улице! Мы уже так давно не играли!

Отец скривился, будто у него заболел зуб, и недовольно покачал головой.

– Ну пойдем! – жалобно протянул сын.

– Беда с вами, да и только! – проворчал отец.– Стоит мне только присесть, вам, как назло, что-нибудь нужно. Не дадите спокойно отдохнуть. Оставь меня в покое!

Так было не раз. Иногда дети не выдерживали и начинали укорять отца за то, что из-за телевизора он совсем не уделяет им внимания.

Такие высказывания сильно раздражали отца.

– Вы еще учить меня будете?! Марш отсюда! Я сам знаю, что надо делать!

Галина тоже стала иногда высказывать мужу свое недовольство:

– Нет, Марк, ты стал просто невозможным! С тобой уже ни о чем не поговоришь. Ты, кроме своего телевизора, больше никого и ничего не видишь. Никто тебе не нужен, ничто тебя не интересует. Как так можно? Не понимаю!

– Галя, перестань ворчать! Занимайся своими делами,– недовольно отвечал Марк, прекрасно понимая, что его привязанность к телевизору стала причиной разлада в семье.

При всем этом по воскресеньям Вагнеры регулярно посещали церковь. По вечерам они всегда читали Библию, вместе молились. Правда, делали это с большой поспешностью, В пятнадцатиминутную паузу между фильмами они успевали почитать Библию и помолиться. Это свидетельствовало об их духовной нищете и легкомысленном отношении к Богу.

Подобное уже было в истории народов, о чем сказано в книге Царств: «Господа они чтили, и богам своим они служили по обычаю народов….» (4Цар.17:33). Но такое состояние не приводит к духовным высотам. Христос говорил: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Лук.11:23),

Очень редко бывали в семье Вагнеров такие дни, когда они, выслушав последние известия, выключали телевизор и проводили домашнее собрание. Мать брала в руки мандолину, отец – гитару и вместе с детьми пели гимны. Петь они любили, особенно под музыку. Потом Марк читал Библию, вся семья рассуждала о прочитанном, а в конце беседы молились.

После таких собраний у Марка обострялось чувство духовной неудовлетворенности, совесть твердила ему, что он живет неправильно. Он понимал, что теряет что-то важное. За последнее время Марк сильно изменился – стал раздражительным, недовольным. С Галиной отношения у него тоже не теплые. А дети? Он перестал интересоваться их проблемами, да и они больше не тянутся к нему, живут как им хочется.

«Неудивительно... – с горечью думал Марк. – Я сам их оттолкнул от себя! У них появились такие словечки, что слушать стыдно, одеваются по последней моде... А сколько грязи они увидели по телевизору! Да я и сам день и ночь сижу возле этого ящика, как обреченный. Надо что-то делать…»

Марк понимал, что его семью ожидает духовный крах, катастрофа, что виной всему этому – телевизор, но признаваться в этом ему не хотелось. Он пробовал говорить об этом с Генрихом и с некоторыми друзьями, но они предлагали одно – научиться управлять телевизором и своим временем.

– Ты не все подряд смотри, а выбирай только то, что тебе нужно, – советовали Марку друзья.

И Марк старался. Он изо всех сил старался что-либо предпринять, чтобы управлять и своим временем, и телевизором, но из этого ничего не получалось. Пристрастие к телевизору росло. Какая-то магическая сила тянула Марка к нему. Он чувствовал, что его воля парализована и он не может противостать этому тяготению. Забыв обо всем на свете, он, как завороженный, просиживал у экрана до глубокой ночи.

Однажды родители Галины, видя, в какие силки попали их дети и внуки, прислали Марку кассету с проповедью: «Стоит, как овечка, а говорит, как дракон». Проповедник применял эти слова к телевизору и открывал его пагубное действие на зрителей. Он объяснял, какая сила слоит за телевизором, и доказывал полную несовместимость Библии и телевизора в доме.

Эта проповедь вызвала у Марка противоречивые чувства. Внутренняя борьба усилилась. Родители Галины при каждом удобном случае старались напомнить детям и внукам о большом вреде телевизора. Немалое влияние оказывали на Марка с Галиной и дети. Они просили убрать телевизор совсем или хотя бы закрыть в одну из комнат, чтобы он не стоял у всех на виду.

– Стыдно вспоминать, но дети, мои дети, учили меня уму разуму! – с горечью рассказывал Марк спустя годы.

Замечания родителей и детей заставили Марка остановиться и глубоко подумать о своей жизни и своем отношении к Богу. Дух Святой продолжал усиленно трудиться в его сердце. Марк начал больше читать. Он даже на работу брал Библию и другие христианские книги и в свободное время старался читать.

Марк начал анализировать свою жизнь в свете Слова Божьего, сопоставлял жизнь праведников и мужей веры со своей и увидел себя великим грешником, бессильным перед своими пороками. Он пришел к выводу, что ему нужно глубоко смириться перед Богом.

Как отец семейства, он нуждался в ответах на многие вопросы: что делать с детьми, как их воспитывать, как удержать их от улицы, от влияния мира и другие. Он взывал к Богу, просил ответа, но не получал. И тогда он стал думать, не убрать ли ему телевизор. Но как только Марк согласился с этой мыслью, его охватил страх: «Нет, только не это! Меня же люди на смех поднимут, скажут, что с головой не все в порядке. А уж если Генрих узнает, он за словом в карман не полезет. А на работе? Ужасно!.. Нет, это просто невозможно! Мы и в самом деле отупеем. Телевизор включишь – и весь мир перед тобой, как на ладони, все видишь, все слышишь. С людьми можешь разговаривать на равных, потому что в курсе всех событий, А без телевизора... Нет, это просто невозможно!..»

Но внутренний голос осторожно обличал Марка: «Неужели Бог меньше дает мудрости, чем безбожный мир через свой телевизор? Ведь это настоящее обольщение, и как ты не видишь этого? Ты все потеряешь, ты погибнешь. Ты и вся твоя семья…»

Марк мучился, не находя в себе сил предпринять конкретные действия.

Как-то старшие дети Вагнеров поехали на каникулы к бабушке с дедушкой. Переживая за своих детей, родители Галины старательно сеяли в сердце внуков доброе семя, много рассказывали о жизни посвященных Богу христиан, о миссионерах. Дети ходили на собрание, познакомились там с ровесниками, побывали у них в гостях и увидели, как можно жить без телевизора, но с Богом и церковью. Домой они возвратились с твердым намерением служить Богу. Дочь пересмотрела свою одежду и убрала все, что на ее взгляд было неприлично христианке. А сын, набравшись мужества, решительно заявил отцу:

– Папа, больше так жить нельзя! Или Библия, или телевизор! Или мы будем читать Библию и уберем телевизор, или будем смотреть телевизор, но перестанем читать Библию.

Это заявление больно кольнуло Марка. Весь день он сильно переживал, думая о жизни своей семьи. Ему было ужасно стыдно, что сын пришел к такому смелому, правильному решению, а он не находил для этого сил.

«Господи! – в отчаянии взывал Марк. – Почему от одной мысли избавиться от телевизора меня сковывает страх? Почему я так привязан к нему?»

Бесконечные «почему» мучили Марка, и он не мог от них отвязаться. Он понимал, что телевизор – не просто безобидный ящик, наполненный различными деталями и проводами. За ним кроется сила, мощная сила, способная прельстить человека и сделать его своим пленником.

Да, это сила. Но сила, конечно же, не Божья. Божья сила – в святом Слове Его, и только Бог дает человеку жизнь и свободу. Он никого не закабаляет. Значит, за телевизором явно стоит сам дьявол, желающий увлечь человека в свои сатанинские сети, обмануть и погубить его душу.

«Господи, как же мне от него избавиться? Нет у меня на это сил! – терзался Марк. – И почему именно я попался в эти сети? – спрашивал он себя и тут же отвечал: – Потому что не бодрствовал, потому что пытался служить двум господам. О, сколько же я буду так мучиться? Почему не утихает голос совести, а сатана все еще держит меня в своих оковах? Гм... Наверное, потому, что дьявол видит во мне искорку жизни и хочет ее погасить. Значит, я еще живой?! Да, я еще живой!.. И пусть даже чуть дышу, но все-таки живой...»

Эти мысли вселили в Марка надежду. Он стал искренне взывать к Богу:

– Господи, помоги мне! Я хочу жить, хочу быть свободным. Освободи меня! Ты же силен помочь, помоги мне, избавь!

Душевные страдания побудили Марка к посту, и он впервые отказался от еды, глубоко смиряясь перед Богом. Он ушел в ночную смену и на работе часто склонял колени, со слезами взывая к Богу о милости. Он взывал к Тому, Кто силен помочь, рассказывал Ему обо всех своих страхах и, сознавая свое ничтожество, умолял о прощении. Марк просил у Господа силы выкинуть из дома коварное орудие сатаны.

Бог услышал его. В сердце Марка созрело твердое решение освободиться от вещи, удаляющей его от Бога. При этом ему показалось, что какой-то огромный груз свалился с плеч, и грудь наполнилась восторгом. С трудом дождавшись конца смены, Марк поспешил домой и сказал жене:

– Галина, сегодня я выброшу телевизор.

– Неужели?! Не может быть!

– Посмотришь – улыбнулся Марк.

Он лег отдыхать, но спал очень мало, и сон его был тревожным, – напряжение прошедшей ночи давало о себе знать. Дети нетерпеливо ходили возле дверей, то и дело заглядывая в спальню. От матери они узнали о решении отца и ждали его исполнения.

Как только Марк встал и вышел из спальни, его обступили дети и возбужденно заговорили:

– Ну что, папа, как будем телевизор выбрасывать? Просто так, раскачаем и выкинем или в сарай уберем? Мы тебе будем помогать!

Каждому хотелось принять в этом самое активное участие. Телевизор и видеомагнитофон вывезли на свалку, и в доме все облегченно вздохнули. Дети шумно делились впечатлениями и весело смеялись.

– Мне не верится, что ты сделал это, – счастливо улыбнулась Галина, глядя Марку в глаза. – Откуда у тебя сила взялась?

– Бог победил во мне, – ответил Марк и рассказал жене о своих переживаниях.

И. В.

Для чего сберегается жизнь

Жизнь и служение Господа нашего Иисуса Христа на земле нередко сопровождались служением Ангелов. В торжественный для всего человечества миг рождества Христова «внезапно явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (Лук.2:13-14).

Когда Христос приступил к открытому служению, для которого был послан, и находился в пустыне в сорокадневном посте, Он был искушаем сатаной, был со зверями. Христос вышел победителем из поединка с дьяволом, и «Ангелы приступили и служили Ему» (Матф.4:11).

Когда Иисус Христос находился в борении в Гефсиманском саду и кровавый пот падал с Его чела, Ангелы укрепляли Его...

В славный день воскресения Христова «Ангел Господень, сошедший с небес... отвалил камень от двери гроба», в котором лежал Иисус (Матф.28: 2).

В день вознесения Иисус Христос поднялся в глазах Своих учеников, «и когда они смотрели на небо... вдруг предстали им два мужа в белой одежде» (Д.Ап.1:10).

Но был в жизни Иисуса Христа ответственейший момент, когда Ангелы не служили Ему. Двенадцать легионов Ангелов были готовы исполнить повеление послужить Сыну Божьему, но оно не прозвучало. На Голгофе никого не было со Христом. Он «топтал точило один» (Ис.63:3). Все силы ада, до сих пор сдерживаемые, устремились на изможденного Страдальца. Он «пролился, как вода; все кости... рассыпались; сердце... сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности...» (Пс.21:15). Люди смотрели на Него, как на зрелище, делили ризы Его между собой и об одежде Его бросали жребий (Пс.21:18-19). И никто не оградил от рук беззаконников Праведника, умирающего за их беззакония.

Небо, земля и сама преисподняя в этот напряженный момент пристально наблюдали за тем, что изберет Христос. Будет ли Он покорным воле Божьей до конца, когда абсолютно все, даже Ангелы и Отец Небесный, оставят Его. Мы знаем, как поступил Христос. Знаем, какую славную победу одержал Сын Божий на Голгофском кресте. Величие подвига Иисуса Христа состоит в том, что Он добровольно отдал Самого Себя в жертву за грех (Иоан.10:18). Никто не заставлял Его избрать этот крестный путь. Христос добровольно расточил Себя ради спасения человечества.

Я однажды слышал, как мать учила свою дочь вечерней молитве: «Господи, пошли Ангела-хранителя на ночь...» Уверен, что ребенок, наставленный матерью, будет молиться и утром: «Господи, пошли Ангела, чтобы сохранил меня днем...» Таким молитвам учат детей все родители, те в жизнь которых вошел Христос.

Родители желают, чтобы Ангелы хранили детей, когда они делают первые робкие шаги, чтобы не покалечились; когда идут в школу – чтобы прилежно учились; когда подрастают – чтобы мир и скверные компании не увлекли их. Когда дети повзрослеют, родители просят Бога, чтобы искушения и соблазны миновали их. Но вот детям двадцать, двадцать пять лет. Уже тридцать! Женились, вышли замуж. И снова: «Господи, сохрани!» Теперь уже внуков, хозяйство, дом – и так до старости, до смерти: сохрани, благослови!

Сколько лет Бог должен хранить наших детей в полном здравии и для чего? Есть ли предел ежедневным настоятельным просьбам? А куда и на что будут наши дети растрачивать эту сбереженную благополучную жизнь? Настанет ли такой час, когда мы скажем: «Господи! Ты ни от какой трудности не уклонился, ничем не облегчил Своих мучений ради нашего спасения. Позволь же нашим детям тоже быть готовыми страдать ради Тебя! Помоги им не пройти мимо своей голгофы». Когда к небу вознесется такая молитва? Когда мы будем готовы к этому моменту? Или у некоторых христиан его вообще не будет? Для чего детей растили, учили, наставляли? Разве для того, чтобы они вели потребительский образ жизни, считая, что Бог обязан хранить и благословлять, а они Богу ничем не обязаны?

В одном христианском лагере детей спросили, каким они представляют себе верующего сегодня. Многие отвечали, что он должен быть грамотен; по современному одет, у него должна быть хорошая машина и т. и. Дети уже привыкли к такому образу христианина. А почему бы не взять в пример узников Христовых, долгие годы проведших в неволе и отдавших жизнь за имя Господа Христа? Непривычен такой образ жизни для многих детей и непривлекателен. А почему? – Потому что родители не готовят их к такой жизни, не наставляют искать узкий путь, ведущий в небо. В устах родителей и детей одна просьба: сохрани! А когда жизнь сохранена, что с ней делать? В музей, на всеобщее обозрение выставить: смотрите, какой сбереженный, полный сил и здоровья! Не самое ли лучшее – эту воспитанную, наставленную, сохраненную жизнь расточить без остатка для Господа, как расточил ее Христос? Есть ли что-нибудь прекраснее на земле, как полученную от Бога жизнь отдать Ему же?! Есть ли более высокий смысл жизни? Будет ли кому более высокая награда, чем тому, кто страдал здесь за имя Христово?

Всем известно имя Вани Моисеева, в расцвете юности замученного за исповедание живой веры в Иисуса Христа. Когда приблизился час расстаться ему с жизнью, он мог бы помолиться: «Господи! Я еще так молод, сбереги мне жизнь...» И Бог не повел бы его на подвиг для славы Своей. Позднее Ваня мог бы попросить Бога: «Господи! Убереги меня от тюрьмы, я еще не женился...» И эту просьбу Бог мог выполнить. Но нет, самый расцвет сил, самую жизнелюбивую пору этот христианин отдал Господу. На земле он потерял свою жизнь ради Христа и Евангелия, но на небе обрел вечную жизнь с Богом.

Народ Божий в настоящее время вступил в полосу больших искушений. У христиан открылись дремавшие долгие годы наклонности к коммерции, к сотрудничеству с деловыми людьми и т. п. Но скажите, в нынешнее лукавое время нужно иметь стремление твердо стоять в вере и жертвенно служить Богу до смерти? Или, учитывая сегодняшние трудности это отменяется?

В годы гонений христиане жили под святым девизом: будь верен до смерти! Великую жертвенность проявлял народ Божий. Многие братья были замучены до смерти за верность Господу. Время испытаний минуло, и христиане облегченно вздохнули. Нужно ли стоять в вере сегодня? Нужна ли жертвенность народа Божьего? Или уже окончилось служение? «Теперь отдохнем, а когда вернется день злой, тогда и встанем в проломе за народ Господень», – так говорят и думают многие.

В общинах все громче и настойчивей звучат голоса: «Сейчас время торговать и покупать, заниматься бизнесом. Молитвенные дома у всех выстроены, хоры поют, детей обучают, издательство работает... Что еще нужно?» А кто сегодня видит, как поредели ряды бескорыстных тружеников? Ожидающих награду в небе – единицы. Многие готовы трудиться для Бога, если обеспечат их семьи, дадут машину, квартиру и т.д. На некоторых участках служения один человек работает за троих... Изнемогают служители-старцы, а молодых влечет что угодно, только не духовный труд без зарплаты и стажа. Многие сегодня не считают нужным стоять в вере на том месте, где усмотрел Господь,

Дорогие друзья в Господе! Не теряйте из виду неприглядного, неприметного, немодного ныне узкого пути.

Не уклоняйтесь от трудностей, не ищите удобств для плоти, а идите туда, где нужда, куда зовет вас Господь. Не пропустите Богом данной возможности послужить народу Его в отдаленных местах. Завтра пожелаете вернуться на путь веры и не найдете его.

Господь вел послушных Ему на голгофу не только вчера и ведет не только сегодня. Он во всякое время зовет детей Своих следовать Его примеру. И нет в жизни христианина такого периода, когда можно было бы без риска для спасения обойти свою голгофу.

И все же слышны настойчивые голоса: «Сегодня нет нужды растрачивать жизнь! Наоборот, нужно собирать, экономить для жизни. У многих получается, а я отстал...» Но бодрствующий христианин попросит Господа помазать духовные очи глазной мазью, чтобы видеть, сколько ныне нужды в жертвенных людях. Господь ждет и ищет человека, через которого можно было бы защищать народ Господень, но, увы! не находит (Иез.22:30).

Б последнее время многие приняли крещение, а Господь, как и в древние дни, ищет человека, который твердо ходил бы путями веры и без остатка отдавал себя Богу. И в наши дни есть подвижники Божьи, которые готовы умереть за дело Церкви Христовой, и умрут, а беспечные христиане только удивятся этому. Они даже не заметят подвига близки их.

Хочется, чтобы всякий читающий Эти строки помолился от сердца: «Господи, где начинается моя голгофа? И вообще, имела ли она место в моей жизни? Для чего я живу на земле? К чему готовлю и воспитываю детей? Неужели ни я, ни мои дети никогда не удостоимся пить чашу страданий за имя Твое?»

Каждому христианину Бог предоставляет возможность проявить верность и не уклониться от пути креста, но все ли проявляют послушание? Саул непослушанием отверг волю Божью о себе. Дал бы нам Господь такую милость – понимать, насколько опасно непослушание, которое приравнивается к волшебству (1Цар.15:23).

Навуфей Изреелитянин был последовательным в послушании и не уступил наследства отцов даже царю, хотя за это ему пришлось расстаться с жизнью. Его сначала оклеветали, потом побили камнями, но виноградника он не отдал. Навуфей своей смертью, фактически, предрешил печальную судьбу Ахава. Пророк Илия, побуждаемый Господом, вынес царю приговор: «Ты убил, и еще вступаешь в наследство?.. так говорит Господь: на том месте, где псы лизали кровь Навуфея, псы будут лизать и твою кровь» (3Цар.21:19). Навуфей оставался непреклонным даже тогда, когда, возможно, другие продавали наследство отцов. Но именно на том клочке земли, который Навуфей отстоял ценой своей крови. Господь совершил Свои суды.

Дорогие друзья! Каждый из нас в Церкви Христовой – Навуфей. Каждому Бог дал какой-то участок труда, и дай нам Господь с верностью трудиться на нем. К нам нередко приезжают с Запада люди с богословским багажом знаний и предлагают: «Вы хотите трудиться, но у вас нет образования... Пустите нас в свои церкви, мы превратим их в прекрасный сад – всему научим вас…» Но весь вопрос в том, имеем ли мы право менять служение, принятое от Господа, на красивое богословское образование? Мы должны стоять на своем участке служения, сколько Бог даст сил, пока жизнь не кончится, пока Господь не отзовет, чтобы, приди к Нему, сказать: «Я не оставил своего служения, когда на меня клеветали, когда побивали камнями». В ответ на нашу верность Бог Сам будет посрамлять гонителей и противников и посылать новых стойких подвижников, которые будут с большой верностью отстаивать дело Божье.

Да сохранит нас Господь от паники Саула. «Народ разбегается, – ужасался он, – филистимляне наступают, а Самуил не приходит к назначенному времени...» Сколько сегодня разбегается служителей и рядовых членов! Один побежал за хорошей жизнью, другой торопится завести знакомство с влиятельными людьми, третий уехал в такую даль, что и семья не знает его адреса, – все зарабатывает деньги. И всех этих людей объединяет одно: они непослушны Богу, не научились живому упованию на Него. Нас ожидают более сложные и трудные времена. Да поможет нам Господь не повторить ошибки Саула, не впасть в непослушание и, когда многие верующие разбегаются из церкви, не устремиться с ними на своевольные пути, где нет голгофы нет трудностей, а самое главное – нет Бога. Какими бы ни были вокруг нас обстоятельства, будем стоять на месте, указанном Богом. Не уступим своего виноградника, будем стоять в вере до конца! Не будем дорожить своей жизнью, как Навуфей, а Господь пусть совершит, что Ему угодно.

Н. С.

 




Comments