06. Деньги - источник многих семейных бед и раздоров

Деньги — либо лучший способ осуществления взаимопонимания

в семье, либо—худший

Деньги — источник многих семейных бед и раздоров

Любопытно, что Иисус, явившийся, дабы научить нас великому множеству самых важных вещей, и Который осуществлял поистине универсальную космическую функцию, упоминал о деньгах куда чаще, чем о других вещах. Но Его упоминания о деньгах включают в себя не только общие рассуждения; большинство из Его заявле­ний содержат самые разные предостережения в отношении денег. Вспомните Его знаменитую встречу с богатым молодым правителем. Вспомните притчи, всегда глубоко нас волнующие: о Лазаре и бога­че и о богатом глупце. И сказал он: «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Ев. от Матфея, 6:21) и «Не хлебом одним будет жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Ев. от Матфея, 4:4). Наконец, Он предложил вопрос, который до сих пор звучит актуально: «Какая польза человеку, если он при­обретет весь мир, а душе своей повредит?» (Ев. от Матфея, 16:20).

Двадцать веков прошло, а мы все так же занимаемся этой, и в самом деле вечной, проблемой.

Необходимо уяснить, однако, почему Иисус так много говорил об опасностях, которые таят в себе деньги. Люди прельщались бле­ском и звоном вожделенных монет, ради денег убивали, из-за денег умирали, готовы были идти в ад на вечные мучения. Деньги в со­стоянии расстроить самую крепкую дружбу и поставить на колени самых гордых и могучих. Деньги разрушили миллионы браков. Страсть к накопительству и долги — вот факторы, прежде всего играющие самую разрушающую роль в жизни; семьи,— они могут запросто погубить и ваш брак.

Значимость денег в сознании мужчин и женщин разная. Напри­мер, мой отец был охотником и для него ничего не стоило купить целый ящик патронов, которые он мог все разом расстрелять в один день просто так, ради удовольствия. А когда моя мать купила «совер­шенно бесполезный» специальный нож для чистки картофеля, за­платив за него столько же, сколько стоил упомянутый уже ящик патронов, он абсолютно; искренне считал, что это лишняя трата де­нег. Дело вовсе не в том, что ей нравилось ходить по магазинам так же, как моему отцу стрелять. Просто, у них был разный подход к ве­щам. Но эта же разница при ограниченности ресурсов способна


породить принципиальное несогласие в отношении того, как распо­рядиться деньгами. А это может привести к самым катастрофиче­ским последствиям!

«Иисус Христос упоминал о деньгах куда как чаще, чем о других вещах».

Любопытно, однако, что люди не застрахованы от сложностей в брачных отношениях и тогда, когда деньги для них не являются проблемой. Пол Гетти владеет недвижимостью стоимостью более 4 миллионов. Он один из самых богатых людей нашего времени. А послушайте, что он написал в своей автобиографии. Этот отрывок был приведен в газете Лос-Анджелес Тайме 9 января 1981 года.

«Мне всегда было чуждо чувство зависти... за исключением, по­жалуй, зависти к тем, кто был счастлив в браке, кто сумел правиль­но построить супружеские отношения. Это искусство, которым я так и не овладел. Пять раз я женился и пять — разводился. Короче, пять раз я терпел поражение».

И далее о нем: при воспоминании об отношениях с пятью своими сыновьями этот человек испытывал боль. К этой боли примешива­лись еще и деньги. Сын Тимоти, которым он более всего дорожил, хрупкий мальчик, родившийся, когда Гетти было уже пятьдесят три года, умер в 1958 году в двенадцатилетнем возрасте в результате осложнений после операции. И, практически, всю свою недолгую жизнь, заполненную болезнями, он провел вдали от отца, ибо тот вечно отсутствовал из-за деловых поездок.

И с другими членами семьи Гетти также всегда происходило нечто трагическое. Внука, Пола Гетти Третьего, похитили, потребо­вав за него выкуп в размере 2,9 миллионов долларов. Когда Гетти от­казался выплатить эту гигантскую сумму, похитители продержали мальчика в течение пяти месяцев и возвратили с отрезанным пра­вым ухом. Старшин сын Гетти, по-видимому, совершил самоубий­ство — при очень странных обстоятельствах. У другого сына. Гор­дона Пола Гетти, была не жизнь, а сплошная пытка. Отец высмеи­вал его даже в письмах. И откровенно не любил его. Другие члены семейства Гетти также, были очень несчастны.

Конечно, нам не нужно заботиться о грандиозной недвижимо­сти, какая имелась у Гетти. Но независимо от того, бедны мы или богаты,— существуют некие фундаментальные финансовые прин­ципы, которые мы должны знать, руководствоваться ими в наших семейных делах. Вопрос действительно сложный, и поэтому, да­вайте лучше обратимся за советом к специалисту. Я предлагаю вам сокращенный текст моего интервью с Лэрри Бёкеттом в недавней передаче серии В ФОКУСЕ — СЕМЬЯ. Лэрри — президент


ассоциации ФИНАНСЫ: ХРИСТИАНСКОЕ ПОНИМАНИЕ. Он посвя­тил свою жизнь помощи семьям в финансовых вопросах. Он помо­гает им научиться жить по средствам. Я уверен, что советы, которые вы сейчас услышите, особенно будут полезны молодым супругам. Их «стиль» траты денег еще не совсем сформировался. Итак, вот мое интервью:

ДОБСОН: Лэрри, вы долго работали советником по финансовым вопросам, что молодожены должны знать о деньгах прежде всего?

БЁКЕТТ: Вне всякого сомнения — это кредит. Ошибки здесь недопустимы, они могут привести к разрушению семьи. Я всегда повторял и сейчас повторяю это вновь, ничего плохого в самом кре­дите так таковом, нет. Неправильное его использование — опасно для домашнего спокойствия. Вот почему я всегда советую молодым парам пометить на каждой кредитной карточке: «Опасно — обра­щаться с осторожностью».

Кредит сейчас настолько доступен в нашем обществе, что с его помощью можно приобрести практически, все. И настолько иску­шает, что семьи прибегают к нему и тогда, когда покупают вещи, которые, в принципе, позволить себе не могут. А после подобной покупки им не избежать платежей... Они могут лишь немного отсро­чить их, и таким образом... полностью подорвать финансовое здо­ровье своей семьи на будущее.

ДОБСОН: Опишите, как это происходит. Каким образом моло­дая семья оказывается перед лицом серьезных кредитных проблем?

БЁКЕТТ: У большинства тех, раздираемых долгами людей, ко­торых мне приходилось консультировать, проблемы с кредитом начинались чуть ли не с первого дня брака. Свадебные колокола не успевали еще отзвонить, а они уже оформляли кредиты на покупку автомобилей, холодильников, посудомоечных машин. В действитель­ности же, средств на все это у них не было. Года через два, чрезмер­но обремененные выплатами, они решают консолидировать все свои долги в один большой, оформив заем в банке. Такой маневр дей­ствительно, временно помогает им, но не кардинально, они ведь только немного отодвинули наступление неизбежного — уплаты. Никак не изменяя своих привычек, они продолжали использовать кредит как средство покрытия непредвиденных расходов и при­обретения вещей, в принципе ненужных им. И минуло совсем не­много времени, как снова размеры обязательных месячных выплат стали превосходить их возможности. Только на этот раз долг был намного крупнее. Все это порождало ощущение безнадежности и


чувство вины. Они начали ссориться и обвинять друг друга во всех своих финансовых неурядицах. И, казалось, банкротство и развод неминуемы.

ДОБСОН: И такое часто случается?

БЁКЕТТ: Боюсь, что чаще, чем хотелось бы. Статистика пока­зывает, что 80 процентов супругов, оформляющих развод, указы­вают в своих заявлениях, что главной причиной их разногласий бы­ли деньги.

ДОБСОН: А как все-таки можно в таких случаях избежать банк­ротства и развода?

БЁКЕТТ: Деньги — это такая область, где супруги могут пони­мать друг друга или лучше всего или хуже всего. Сначала они долж­ны решать такие вопросы, как: кто будет вести семейные финансовые дела и проверять регулярно доходы и расходы в чековой книжке? Как часто мы можем позволить себе ходить в ресторан? Какую ма­шину нам лучше купить? Как мы будем за нее платить? Как нам лучше пользоваться кредитными карточками?

И если муж и жена не в состоянии обсуждать тихо и спокойно такие вопросы и не могут прийти ни к какому соглашению, скорей всего, они. не смогут договориться и в вещах более важных для раз­вития нормальных супружеских отношений. Вот почему я советую всем супружеским парам без исключения в первую очередь заняться составлением бюджета своей семьи. Истина не нова. Но я уверен, что многие люди испытывали финансовые затруднения потому, что они неправильно поняли саму идею бюджета как таковую. Почему? Есть три возможных ответа. Во-первых, некоторые мужчины думают, что бюджет — это своеобразное оружие, которое они могут исполь­зовать в борьбе против дурных привычек своих жен тратить огром­ное количество денег. При таком подходе к делу супруги очень быст­ро начинают препираться по каждому поводу и ссориться. Во-вто­рых, есть люди, которые разрабатывают совершенно нереалистиче­ские бюджеты, которые неминуемо оказываются в мусорной кор­зине. Наконец, есть и такие люди (кстати, их очень много), кото­рые думают, что могут разрешить все финансовые проблемы, на­копившиеся за три года,— в три месяца. Горькое разочарование охватывает их, когда все их попытки быстро-быстро все поправить оказываются неудачными.

«Бюджет — это не более чем план, он не ограничивает расходы, он их определяет».


ДОБСОН: А что представляет собой правильный подход к раз­работке бюджета?

БЁКЕТТ: Бюджет — это не более чем план, по которому вы тра­тите деньги. Его функция состоит не в ограничении расходов, а в их определении. Составив бюджет, вы как бы говорите себе: «Наш до­ход ограничен и вот что мы собираемся делать с нашими деньгами». Если муж и жена могут прийти к соглашению в разработке подоб­ного плана и если они научатся ценить усилия каждого при попол­нении семейного бюджета, я совершенно уверен, что они быстро найдут общий язык и в других областях.

ДОБСОН: А с чего они должны начать?

БЁКЕТТ: Я бы посоветовал им в вопросах финансовых всегда смотреть на год вперед. То есть семейный бюджет — это не месяч­ный, а годовой план расходов.

ДОБСОН: По каким основным категориям они должны распре­делить свои расходы и какой процент дохода на это отвести?

БЁКЕТТ: Я должен предупредить вас, что примеры, которые я собираюсь привести, являются лишь наметками. Во-первых, 10 процентов своего общего годового дохода, до отчисления нало­гов, они должны выделить своей церкви. Они также должны отда­вать себе отчет в том, что государство заберет себе еще 15 процентов в виде налогов. А теперь давайте посмотрим, что осталось и как это разумнее всего распределить по категориям.

Естественно, категории и процент будут меняться в зависимости от семьи, от того, что в первую очередь семье необходимо и что члены этой семьи в первую очередь хотят. Но это может быть на­чалом.


жилье 36 %

налоги на

недвижимость

услуги

квартплата

ремонт

питание Т2, %

машина 16 %

заем

бензин

ремонт


страховка 5 % жизни здоровья медицинские расходы

одежда 5 %

развлечения 8 % оздоровительные мероприятия отпуск

прочее 8 %


ДОБСОН: Не могли бы Вы объяснить, каким образом сделать так, чтобы средства, отведенные по бюджету на определенные цели, действительно только так и тратились. И на примерах, пожалуйста.

БЁКЕТТ: Если вы получаете зарплату дважды в месяц, я по­рекомендовал бы вам взять часть денег, отведенных на развлечения, наличными, положить в отдельный конверт и пометить его соответ­ствующим образом. И когда вы хотите пойти в ресторан, на футбол, в театр, тратьте только эти деньги. Остановитесь сразу же, когда конверт пустеет. В этом ключ к разгадке тайны сбалансированного бюджета. Это единственный способ добиться нормального финан­сового режима в семье.

ДОБСОН: Взглянув на все эти проценты, я подумал, что одного работающего человека в семье сейчас явно недостаточно, нужно, чтобы работала и жена. И я уверен, то же самое подумает и любой другой.

БЁКЕТТ: К сожалению, если вы руководствуетесь только одним соображением, а именно: увеличить доход семьи и таким образом заткнуть брешь, образовавшуюся в результате чрезмерных расхо­дов — вы только усугубляете проблему. Если растет доход, значит, растет способность занимать, а если растет способность занимать, значит — растет долг. И это образует порочный круг. Жена будет вынуждена работать для того, чтобы выплачивать кредиты.

ДОБСОН: Вы что, считаете, что молодая женщина после того, как она вышла замуж, вообще работать не должна?

бёкетт: Нет, конечно же, я так не считаю. И я не верю в то, что Святое Писание запрещает женщинам работать вне дома. Дру­гое дело, что оно не одобряет этого. Я просто высказываю свои соображения. Я действительно считаю, что молодые люди, возраст которых позволяет им иметь детей, не должны рассчитывать на те деньги, которые могла бы принести в дом жена, если бы работала. Они должны научиться жить только на те деньги, которые приносит домой муж. Если жена хочет работать, то пусть работает, но — если возможно — нужно просто откладывать заработанные ею деньги. Легко привыкнуть жить в расчете и на деньги жены. Но если она заболеет или забеременеет и должна будет сидеть дома, то уже сло­жившиеся привычки тратить большое количество денег, могут за­вести семью в тупик. Примеры я вам уже дал. Итак, я повторяю:

проблема не в жене, которая работает и приносит деньги в дом; проблема в потворстве своим желаниям и чрезмерной трате денег,


которые часто являются результатами того, что она работает и за­рабатывает деньги.

Если вы будете постоянно делиться тем, что имеете с ближними — вряд ли вы станете жадными или эгоистичными.

ДОБСОН: Существует ли принципиальная разница между муж­чиной и женщиной в том, как они тратят деньги?

БЁКЕТТ: Вас может удивить, доктор Добсон, то, что я скажу вам сейчас. Но, основываясь на своем опыте, я могу сказать, что мужчины, а не женщины (как принято считать) в гораздо большей степени повинны в чрезмерных тратах. Повинуясь импульсу, жен­щина может купить слишком много одежды или слишком много еды. Но мужчины... если они отвечают своим импульсивным жела­ниям... могут купить и яхту, и машину, и даже самолет.

ДОБСОН: Да, это действительно идет в разрез с тем, что при­нято думать. А верно ли, что женщины обычно распоряжаются финансами в семье?

БЁКЕТТ: Ваше дело верить этому или не верить, но это факт:

в большинстве случаев мужчины своими импульсивными тратами создают финансовые проблемы в семье. Как правило, женщины, напротив, гораздо более аккуратны с деньгами. Они хотят относи­тельной обеспеченности и страшно боятся долгов. Вот почему я все­гда говорил о том, как важно, чтобы супруги понимали друг друга вообще, а в денежных вопросах — особенно. В любых вопросах, связанных с бюджетом, между супругами должно царить полное согласие. Бюджет — это план. И этот план — результат взаимных усилий. По замыслу Божьему, муж и жена «станут одной плотью» (Книга Бытия, 2:24). Надо стремиться к тому, чтобы и в денежных вопросах это было так.

ДОБСОН: А кто должен вести семейную бухгалтерию?

БЁКЕТТ: Я бы посоветовал вести семейную бухгалтерию же­нам, но при непременном условии, что супруги достигнут полного согласия касательно денежных трат. Женщины более дисциплини­рованны и сильнее озабочены тем, чтобы не допустить никаких перерасходов. Это не означает, однако, что мужчины не способны принимать никаких решений по финансовым вопросам. Не забы­вайте, что самые важные решения принимаются не тогда, когда


что-то приобретается, либо нет, но тогда, когда рассчитывается бюджет. Бухгалтер просто выдает деньги на покупки, предусмот­ренные по плану.

ДОБСОН: Согласитесь ли вы с таким утверждением: «Главная ответственность за финансовое благосостояние семьи лежит на мужчине»?

БЁКЕТТ: Да. Согласно Писанию, муж призван быть главою семьи. И Господь считает его ответственным за благосостояние семьи. Я советую мужчинам всегда брать бразды правления в свои руки, когда в семье возникают финансовые проблемы.

ДОБСОН: Существует ли какая-нибудь страховка для семей, переживающих финансовые затруднения?

БЁКЕТТ: Что касается страховки, — тут необходимо уяснить две вещи. Во-первых, насколько велика потребность в ней. Страхов­ку можно использовать лишь для обеспечения потребностей семьи, и никогда — как источник дохода. Молодые супруги совершают ошибку, думая, что страховка ~ это способ вложения денег. Ведь большинство страховок предлагают мизерный процент на ваше вло­жение — еле-еле покрывают инфляцию, а иногда даже и этого не делают. Их основная цель — обеспечивать интересы самой страхо­вой компании. Реальный смысл страховки сводится к нехитрой муд­рости: в случае смерти кормильца поддержать членов его семьи, обеспечив тот же уровень жизни, который он создавал своим до­ходом.

Во-вторых, когда мы обсуждали вопросы, связанные с бюджетом, я сказал, что разумная цифра на страховку — 5 процентов от обще­го дохода семьи. Для большинства семей это означает, что они долж­ны ограничиться самой элементарной страховкой на случай смер­ти кормильца.

ДОБСОН: Ну, а если страховка не есть лучший способ вложе­ния денег, что остается?

БЁКЕТТ: Прежде всего, я хотел бы сказать следующее: если вы хотите моего совета в данной области, не следуйте по пути вложений. Я прекрасно знаю, какие механизмы срабатывают в моем случае, но это вовсе не означает, что они будут действовать так же надежно и в вашем случае. Однако, я все же замечу: обычная семья со сред­ним достатком должна вкладывать деньги в реальные вещи, имею­щие ощутимую материальную ценность. Лучшее вложение


семейного капитала — это дом. Далее идет приобретение недвижимости, от аренды которой вы можете получить доход. Если в семье заве­лись какие-то свободные деньги, и если вы хотите, чтобы они на вас работали, да и сами не боитесь поработать дополнительно,— купите доходный дом, отремонтируйте его и сдавайте. Стоимость дома бу­дет расти так же скоро, как в случаях и с другими предметами вло­жения, а дом — это нечто, стоимость чего в высшей степени реаль­на. Всем нужна определенность в жизни, вне зависимости от того, что творится в экономике.

Далее. Ограничивайтесь лишь тем, в чем вы совершенно увере­ны. Никогда не занимайтесь вложениями в тех областях, о которых вы имеете слабое представление. Я практически никогда не, встречал врача, который бы вкладывал деньги не в медицину. В большинстве случаев, врачи делают хорошие деньги в медицине и теряют их при вложениях в разведение скота или бурение нефтяных скважин.

ДОБСОН: Большое спасибо, Ларри. Я по-настоящему призна­телен Вам за то, что Вы так убедительно продемонстрировали, на­сколько важно руководствоваться идеями Святого Писания в жизни семьи. Вы дали нам пищу для размышлений. Ну а теперь, подводя итог нашей беседе, не могли бы Вы кратко сформулировать ее ведущий принцип?

БЁКЕТТ: Пожалуйста. Четыре слова — не залезайте в долги. Если молодые люди, слушающие меня, запомнят лишь это — в бу­дущем, уверяю вас, у них не будет никаких финансовых затруднений.

Мне хочется добавить к словам Ларри Бёкетта только одно: не забывайте библейское наставление о десятине. Ребенком я постиг эту истину. Бывало, бабушка даст мне доллар, и велит положить в корзину, во время ближайшей воскресной службы, десять центов. Так я до сих пор и делаю. И отец мой, будучи в средствах весьма ограничен, давал и церкви, и всем нуждающимся.

Отец мой вообще с особым сочувствием относился к нуждаю­щимся. Он, будучи евангелистом-проповедником, постоянно переез­жал с места на место для участия в духовных собраниях. Поездки обходились недешево, и денег у нас едва хватало. Частично, это проистекало из-за способа оплаты работы священнослужителей, какой был распространен тогда. Пасторы получали годовое жало­ванье, а проповедники — в зависимости от выполненной работы. А потому, во время праздников — на День Благодарения и Рож­дество, а также в период летних отпусков и, само собой, во время своего отдыха, он вообще ничего не получал. Семья оказывалась буквально в катастрофическом финансовом положении, когда он сидел дома без работы. Но это нисколько не останавливало щедрую душу моего отца.


Помню, однажды отец отправился выступать перед прихожа­нами одной очень маленькой церкви. Через десять дней он вернул­ся. Мать, поприветствовав его, спросила, как прошло собрание. Он всегда ощущал большой подъем после выступлений... Выждав мо­мент, она ухитрилась заговорить с ним о деньгах, — женщины умеют...

— Сколько они тебе заплатили?

Лицо отца до сих пор стоит перед моим мысленным взором... как он улыбнулся и потупил взгляд.

— Хм...— пробормотал он...

Мать отступила на шаг и посмотрела ему прямо в глаза.

— Понимаю, понимаю... Ты опять отдал деньги, да?

— Знаешь, Мёртл, там пастор переживает тяжелые времена. Дети совершенно оборваны. Я не мог смотреть на это. У одного бо­тинки драные, у другого куртки и вовсе нет... а утром сейчас так холодно, и как только он в школу ходит — без куртки-то?.. Я чув­ствовал, что должен что-то сделать для них. Вот я и отдал им все заработанные деньги, 50 долларов.

Моя мать внимательно посмотрела на него, улыбнулась и про­изнесла:

— Если Господь вел тебя, у меня нет никаких возражений.

А несколько дней спустя случилось неизбежное — все деньги вышли. У семейства Добсонов не осталось ни копейки. И запасов никаких. Вот тогда-то отец и собрал нас всех вместе в родительской спальне на молитву. Я помню этот день, так явственно, словно все это было вчера. Он стал молиться первым.

«Господи, Ты обещал, что если мы будем верны Тебе и народу Твоему в хорошие времена,— Ты не забудешь нас во времена тяже­лые. Мы старались быть щедрыми и делиться с людьми тем, что Ты давал нам. А теперь мы молим Тебя о помощи».

Мне было 10 лет. Я глядел во все глаза и внимал во все уши. Мне было страшно любопытно, что же произойдет. Услышит ли Гос­подь молитвы отца?

На следующий день мы совершенно неожиданно получили по почте чек на сумму в 1200 долларов. Истинный крест! Вот так это и происходит. И такое доводилось наблюдать не раз и не два. Я ви­дел, что Господь и направлял щедрую руку моего отца, и вознаграж­дал его за это. Верно и то, что Господь не спешил сделать нас бога­тыми,— но вера моя час от часу росла. Я понял, что невозможно дать больше, чем дает Господь.

Мой отец с щедростью раздавал, и когда ему было 40—50, и ко­гда минуло 60. Я очень беспокоился о том, как они с матерью будут жить в старости,— ведь скопить им удалось лишь какие-то гроши. Всегда, только у отца накапливались хотя бы и незначительные­


суммы долларов, — он раздавал их. Я не мог себе представить, как они смогут жить на мизерную приходскую пенсию. Моя мать получает сейчас 80 долларов 50 центов в месяц; и это после того, как отец про­работал в церкви сорок четыре года. Этого не хватило бы на покры­тие стоимости и одного дня в Доме для престарелых. Вот так мы заботимся о священниках на пенсии, а следом — и об их вдовах!.. Позор!

Помню еще вот такую сцену. Отец лежал на кровати, мать — одевалась. Когда она повернулась к нему — он плакал.

— Что произошло? — спросила она.

— Господь говорил со мной сейчас,— отвечал он.

— Хочешь рассказать мне об этом? — робко поинтересовалась она.

— Он сообщил мне что-то чрезвычайно важное о тебе,— про­изнес отец.

Тогда мать потребовала от отца, чтобы он рассказал ей все в де­талях. Отец начал:

— Я пережил нечто очень странное. Лежал и думал сразу о мно­гих вещах. Я не молился о тебе и вообще про тебя не думал. И вдруг услышал слова Господа: «Я позабочусь о Мёртл».

Ни один, ни второй, так и не поняли до конца, что же хотел ска­зать Господь. Где-то, частью сознания они зарегистрировали Его слова, но не придали им никакого особого значения. Пять дней спустя с отцом случился инфаркт, а через три месяца его не стало. В возрасте 65-ти лет этот добрый человек, чье имя я ношу, предстал перед очами Господа. ...Господа, кому был предан всей душой и слу­жил беззаветно годы и годы.

Сердце мое трепетало, когда я видел, как Господь осуществляет свое обещание. Моя мать сейчас больна — у нее болезнь Паркинсона при последней стадии. За ней требуется уход в течение 24 часов в сутки. Стоит это астрономических денег. Но то крохотное наслед­ство, что оставил ей отец, за десять лет, т. е. с момента его смерти,— значительно выросло. Теперь этих денег хватает, чтобы платить за все, что ей необходимо, включая профессиональный уход. Господь не оставляет мою мать и поныне. И в ее самые последние дни. Поистине, отец мой был добрейшим человеком, но невозможно превзойти Господа в щедрости.

Господу не нужны ваши деньги. Это необходимо нам: вам и мне — отдавать, чтобы оставаться людьми.

Я призываю вас не скупиться... И давать не только церкви, но и всем нуждающимся, встретившимся на вашем жизненном пути. Это Господь посылает вам их. Такова истинно верная перспектива понимания денег и материальных ценностей. Невозможно быть жад­ным и эгоистичным, если всегда делиться тем, что у тебя есть с ближ­ними. Ведь Господу не нужны ваши деньги...

Каждый год проводятся мясные аукционы. Одного такого аук­циона вполне хватает, чтобы покрыть все расходы на содержание приходов. А коров у Господа более чем достаточно... Но это необ­ходимо нам. Мы должны давать, жертвовать... И кто постигает смысл этой библейской мудрости и живет согласно ее содержанию, тот убеждается, что Господь верен своим обещаниям, сказав: «не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас бла­гословения до избытка» (Малахия, 3:10). И не забывайте о самом великом благословении: на вас смотрят кудрявые симпатичные де­тишки, а придет время — и они передадут благую весть своим де­тям. Может быть, в этом и состоит ваше величайшее предназна­чение на земле.

 


 


Comments