Жара пустыни

ЖАРА ПУСТЫНИ
ИЛИ

БЕЗОПАСНОСТЬ РАБСКОГО
СТАНА

Берт
Кленденнен

 

Ивот уже вопль сынов Израилевых дошел до Меня, и Я вижу угнетение, каким угнетают их Египтяне.
Итак пойди: Я пошлю тебя к фараону; и выведи из Египта народ Мой, сынов Израилевых.
Моисей сказал Богу: кто я, чтобы мне идти к фараону и вывести из Египта сынов Израилевых?
И сказал Бог: Я буду с тобою, и вот тебе знамение, что Я послал тебя: когда ты выведешь народ Египта, вы совершите служение Богу на этой горе.

И сказал Моисей Богу: вот, я прийду к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?
Бог сказал Моисею: Я есмь Сущий (Иегова). И сказал: так скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам.
(Исход 3:9-14)
Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью; это Пасха Господня.
(Исход 12:11)

После четырехсот лет рабства настало время избавления Божьего народа из рук врагов. Бог нашел Моисея далеко в пустыне и явился ему в пламени огня из среды тернового куста, который горел огнем, но не сгорал...
И сказал Господь Моисею: "Я услышал вопль сынов Израилевых, и Я пошлю тебя вывести их из Египта." Моисей начал спорить с Богом, но Бог сказал ему: "Так скажи сынам Израилевым: "Сущий послал меня к вам". По сути дела в этих словах Моисей услышал: "Я буду тем, кем мне нужно быть в Египте". Бог будет для нас всем. Народ Божий находился в рабстве в течение такого длительного времени, что они уже сами забыли, что находились в рабстве.

Самая большая трагадия происходит с нами тогда. когда водоворот религии настолько затягивает нас, что, повязнув в нем, мы по ошибке принимаем смерть вместо жизни и при этом думаем, что все в порядке, в то время как на самом деле мы потеряли все...
Церковь нашего времени повязла в таком водовороте, загнала себя в рутину и оказалась безжизненной. Религиозные магнаты, ограничивающие Бога рамками какой-то организованной системы, стали самым большим препятствием для пробуждения.
Бог желает дать нам пробуждение и освобождение, но наши разумы омертвели под влиянием той системы, которая довлеет над нами. Всегда сложно заставить человека увидеть, что что-то не так. Божий народ, который сидит на скамье Церкви каждое воскресенье, любит Бога, поддерживает благовестие, отвечает дружным "Аминь" на все программы, все дела, оказывается очень далек от настоящего духа пробуждения. Такого народа коснуться сложнее всего.
Когда Бог сказал Моисею: "Я Сущий посылаю тебя в Египет..." Моисей начал спорить, но Бог поддержал его. Нет ни одного человека, который бы любил Бога и при этом не желал пробуждения. Поэтому, когда мы начинаем по-настоящему рассматривать, что такое пробуждение и какова его настоящая цена, мы обнаруживаем, что не так уж и много людей, искренне желающих этого.
В начале, когда приходит освободитель и приносит с собой пробуждение, он всегда для людей - герой, и они жаждут сделать его Царем.

Сегодня Церковь вполне возможно потрясти мыслью о пробуждении. Вас могут радушно встретить с подобными предложениями, но вы тут же теряете этот народ...
Когда Моисей пришел в Египет, он обнаружил, что народ готов был сделать его царем. Когда он потребовал, чтобы фараон отпустил их, народ готов был кричать. Когда он переступил порог логовища фараона и сказал: "Так говорит Господь: отпусти народ Мой", то народ был готов следовать за ним. Когда начался этот длительный путь, среди них не было плаксунов. Все были счастливы.
Нет таких людей, которые не осознавали бы, что в настоящее время Бог начал невероятным образом действовать по всей планете. Это происходит не только в зданиях Церквей. Дух многих людей открывается невероятным образом. Бог начал нечто великое, что в конечном итоге увенчается вторым пришествием Христа.
Когда речь заходит о том, куда мы идем, здесь мы можем кричать до тех пор, пока не рухнут стены. Но стоит нам только войти в жару пустыни и столкнуться с невероятными сложностями как, например, горькие воды Мерры, через которые нужно пройти для того, чтобы обрести победу и овладеть обетованной землей, то толпа тут же теряется из виду. Давид сказал: "Давайте вернем ковчег..." Все готовы вернуть его, но стоит только нескольким замертво упасть в результате непослушания, как весь народ готов бросить все на полпути.

Когда речь заходит об отвественности, которая стоит за любым пробуждением, то мало таких, которые бы по-настоящему заинтересовались этим...
Когда встает человек и провозглашает то, что желает сделать Бог, все готовы кричать. Три миллиона рабов с карманами, полными египетского золота, с пожитками, забитыми египетскими украшениями, с криками вышли из Египта. Народ, который держал их в рабстве в течение четырехсот лет, остался позади в руинах. Несомненно, среди всей толпы были такие "проповедники", которые гворили: "Ну, вот теперь, после того, как мы одержали победу, мы больше никогда не столкнемся ни с какими проблемами и испытаниями".
Они вышли из Египта с песнями на устах. Все было так замечательно. Никакие проблемы не угрожали им. Они прошли совсем немного, как пески пустыни начали обжигать их ноги, вода Мерры оказалась горькой, и они начали жаловаться. Моисей перестал быть их героем. Он оказался для них лишь внушительным актером, который втянул их во что-то, чего они совсем не хотели. Они бы больше предпочли рабский стан религиозной системы, которая ничего им не стоила, чем настоящее движение Бога, которое бы стоило им всего.
Мы все хотели бы стать участниками Божьего движения, если только это ничего не будет нам стоить. Все бы хотели жить в непреходящем пробуждении. Но ценой пробуждения является смерть для самого себя. Существует не так уж много людей, которые бы согласились перенести пекло пустыни для того, чтобы воспроизвести пробуждение.
Я знаю, что значит воспроизвести это в своем разуме. Я знаю, как делать много разных вещей, но пробуждение не приходит в результате исполнения религиозной рутины. Жизнь приходит из смерти.

Израиль восторженно кричал на берегу Чермного моря, и мир при этом не возражал...
Лжепророки сказали им, что с Египтом покончено, что больше не будет никаких проблем. Дьявол больше нигде не появится. Все будет совершенно иначе.
Но как только они вступили в пустыню, их тут же потянуло назад в Египет. Они были говы распять Моисея. Тот, которого они воспринимали героем, низвергающий Божий гнев на их врагов, теперь сам оказался их врагом.

Я оказался бы самым ничтожным проповедником, если бы пообещал вам, что у вас больше не будет проблем. Вас непременно ожидают горячие пески пустыни. Будут такие моменты, когда людям придется поститься и молиться для того, чтобы несмотря на дьявольские козни все же удержаться за Бога.

Бог говорит нам: "Ешьте же так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, ешьте с поспешностью, ибо грядет величайший час Церкви"...
Я без всякого промедления могу сказать вам, что конец для Церкви будет более великим, чем начало. "Последний дом будет больше дома первого".
Неемии удалось построить стены, но он сделал это с сетью в одной руке и мечем в другой. Если вы думаете, что вы сможете перестроить стены Церкви без особых усилий и борьбы, то вы не правы. Нам нужно строить стены, но при этом одним глазом смотреть на бурю, а другим на массу народа, которая будет завоевана или не завоевана, в зависимости от нашей преданности.
Мы будем строить, держа при этом в наших руках сети Слова и не спуская глаз с врага, который решительно настроен на то, чтобы не позволить нам восстановить стены.
Обуйте свои ноги! Вам предстоит идти! Будет нелегко. Конечно же, будет манна с Небес, но при этом будут еще беды, испытания и дьявол, которы й ждет вас в пустыне. Земля Обетованная впереди нас, но для того, чтобы попасть туда, нам предстоит нелегкая битва.

Когда народ оказался в пустыне, они были готовы вернуться к пряностям и чесноку Египта...
Я был свидетелем того, как люди выходили из рабства системы и обнаруживали реальность Бога. Я не говорю при этом об освобождении духа. Начните шагать в ногу с Духом, и вы увидите, что на передовой - яростная битва. Обнаружив это, многие готовы вернуться и вновь обратиться к привычной для них системе. Моисей привел народ в пустыню, и люди непрестанно были источником его проблем. Однажды ему даже не захотелось их больше видеть.
Человек обретает видение. Он видит горные пики Божьего плана, видит то место, которое ему должно занимать, но когда он начинает карабкаться вверх, крики позади смолкают, кругом ничего не остается, кроме трудностей, которые преследуют его даже в молитве.
Я боролся с подобным, ад нашептывал мне: "Ну, где же твой Бог? Было бы лучше тебе вообще не начинать". Враг показывал мне на все проблемы. Порой он заставляет вас сожалеть о том, что это видение появилось у вас вообще. Но разница в том, что до тех пор, пока человек продолжает бороться, это является признаком того, что он все еще жив. Но когда он бросает биться, наступает смерть.
Когда смотришь за пределы того, что лежит на поверхности, когда видишь при этом Божью славу, проблемы Церкви воспринимаются гораздо глубже. Ведь это не просто место для проповеди, это Тело, в котором живет Бог.

Это некая призма, через которую мир воспринимает Бога. Вся сила Бога, Его присуствие и Его безмерная мудрость заключены в Церкви...
Я видел Церковь. Я видел Ее за сотни миль вдали от того места, где Ее хотел бы видеть Бог. Он при этом говорит: "Обуйте ноги ваши и возьмите посохи ваши, ибо вам предстоит путь".
Он не пренебрегает тем фактом, что нас ждут горячие пески пустыни, но мы пойдем, несмотря на дьявольские козни. Всегда будут такие, как Корей. Он считался почтенным проповедником, но, тем не менее, был рабом. Его прадед был одним из шестидесяти трех, которые вышли из Палестины и пошли в Египет на добычу за хлебом.
У Моисея не было веры, чтобы освободить себя и уж тем более народ, но когда они оказались в пустыне, у него были все ответы. Моисей вывел их из Египта и перевел через море. Днем для них было облако, а ночью огненный столп. Бог сказал: "Я буду кормить вас каждое утро". Чтобы напоить их, из камня текла вода. Через всю пустыню был проложен путь, который вел их к Божьей победе, и Моисей вел народ этим путем.
В пустыне, когда народ решил вернуться в Египет, они не обратились к Моисею, они обратились к брату Корею. Раб никогда не освобождает раба.
Самым большим признаком духовности является вера. Нет нужды говорить о духовном, когда у человека нет веры. И вот мы в пустыне, и брат Корей, подобно старой деве, которая начинает научать вас тому, как воспитывать детей, или подобно супердуховным магнатам, претендующим на знание ответов на все ваши проблемы, оказывается в таком положении, где все воспринимают его как духовного лидера.

Это всегда усложняет проблему. Для Моисея вполне достаточно всех сложностей народа, но вот совет неверного проповедника - это нечто неслыханное...
Очень плохо, когда человек, который не имеет никакой веры, советует людям, как выбраться из трудностей. Ведь только Бог может вывести нас из них. Корей все время был с народом в Египте. Он был раб и большего не знал. У него не было ответа. раб никогда не освобождает рабов.
Даниил был в Вавилоне, но Вавилон не проник в Даниила. Пробуждение всегда приходило через мужей веры, дух которых был свободен.
Одно время люди проповедовали, что Моисей отступил от Бога. Я больше не верю в эту теорию. Я верю, что в течение 40 лет Бог держал его в пустыне, потому что Он не хотел, чтобы у него был менталитет раба. Он не хотел, чтобы Моисей думал, как вся толпа: "Потому что каковы мысли в душе его, таков и он".

Чудо освобождения было достаточно простым для Бога...
Проблема состояла в том, что нужно было заставить народ думать правильно. Народ говорит: "Пошли!" Но когда дело доходит до самого пути, песок начинает жечь ноги. Люди тут же вспоминают о пряностях и чесноке Египта. Вся борьба заключается в том. чтобы обрести истинное понимание и Божий разум.
В наше время мы испробовали все возможные методы влияния и завоевания современного поколения, за исключением Божьих. Все усилия Моисея были направлены на то, чтобы сделать людей свободными. Это ужасно, когда приходится умолять людей пойти на Небеса.

Моисей чуть не сломался. Люди предпочли безопасность рабского стана. Но ведь там нет никакой безопасности. Это ложная безопасность. Только Иисус спасает. Религиозные институты Америки обманули нас. Принадлежнеость к церкви не спасает.

Когда отправляешься в столь долгий путь, чтобы попасть в беду, долго идти не придется. У Павла был Иоанн, называемый Марком. Иоанн отвернулся, Димас оставил его. Можно было бы сказать, что Павел не был в Божьей воле, но Библия утверждает обратное...
Было время, когда Церковь в Галатах не отрывала от него глаз, но спустя некоторое время они были готовы убить его. От любви до ненависти? Почему? Он пытался разрушить крепкие оковы мира. Он говорил: "Так ли вы несмысленны, что, начав духом, теперь оканчиваете плотью?"
Стоит ему тольбко сказать правду, как из героя он превращается в негодяя.

Израильтяне, насытивши свои чрева мясом Пасхального агнца и набив карманы золотом Египта, спокойно думали, что все в порядке. Из их уст изливались песни восторга...
Но когда невзгоды жизни в пустыне стали довлеть над ними, когда пришлось считаться с ценой, они стали роптать и стонать. вспоминая прянности и честнок Египта. Это был плач неверия. Они прислушивались к голосам таких же рабов, у которых у самих не было веры.
Бог вот-вот восхитит Свою Церковь. Мы живем во время испытания. Сейчас проверяется характер каждого Божьего чада. Если мы не можем выстоять сейчас, то нам никогда не править с Ним в вечности.
Тридцать одна тысяча оставила за один раз брата Гидеона. Он собственными глазами видел, как его "Воскресная Школа" сократилась от привычных 33 000 человек до 300 во мгновение ока. Но он все же двинулся в бой, чтобы одержать победу.

Когда какой-то человек или Церковь проходят через великие испытания, это еще не значит, что они где-то провинились. Ад всегда подвергает испытаниям всех тех, кто вступает на Божью сторону.
Самая большая ошибка при этом - это ничего не делать. Я давно понял, что все проблемы, с которыми мне пришлось столкнуться, не были причиной того, что я был в чем-то не прав.

Большая часть проблем возникла именно потому, что я был прав.

Дьяволу все равно, как часто вы ходите в Церковь, в особенности, если это все, что вы делаете...
Ему все равно, как часто мы собираемся вместе, самое главное, чтобы это не выходило за рамки церкви. Если мы держим все при себе, взаперти и не выпускаем наружу, чтобы не беспокоить никого, то он оставит вас в покое. "Служите Богу в Египте, - сказал фараон. - Вам и здесь будет неплохо. Оставьте часть вашего скота здесь..." Моисей говорит: "Мы ничего не оставляем. Мы забираем все до последней крохи. Все, что у нас есть, пойдет вместе с нами". Мы будем поклоняться Богу на горе.
Бог сказал: "Когда вы выйдете из Египта, вам будет дано знамение. Вы вернетесь к горе, к тому месту, где был пламененющий куст, и вы будете поклоняться Богу на этой горе".
Моисей вышел с тремя миллионами рабов, но стоило ему только вырваться из логовища фараона, как проблемы постигли его в собственном стане.
Миру все равно, сколько даров действует во мне. Миру все равно. сколько и как я могу кричать и ликовать в Духе. Но то, что от Бога, всегда было ненавистно неким "толстым жабам", своего рода накрахмаленным христианам, сидящим на церковной скамье. Они хотели вернуться в Египет. Там их никто не упрекал. "Мы знали, кем мы были. Мы делали кирпичи и служили фараону. А он взамен давал нам пряности, лук и чеснок". "Диета не из лучших, но мы были уверены, что получим это наверняка" - ропщет народ.

Когда вы обнаруживаете, что человек ищет собственной безопасности, вам лучше забыть о нем. Он ни на что не годен, если это все, чего он ищет.
Вне Божьих пределов не может быть никакой безопасности.

Безопасность для народа заключается в том. чтобы следовать за облаком днем, за огненным столпом ночью и питаться манной с Небес...
Это может показаться совсем не безопасным для религиозников, но это вся безопасность, которая только может быть.
Бог - это личность. На духовном уровне, в глубинах которого приходиться плавать человеку, сокрыта доселе неизведанная ему слава. Я никогда не был настолько обеспокоен, сколько в настоящее время, глядя, насколько истинное Божье представление о мире противоположно маленькому религиозному мирку наших дней, в котором доска посещаемости воскресной тшколы служит духовным термометром Церкви. Если ста не достает, мы в упадке. Если сто прибавилось, все на взлете. Ведь стоит кому-то махнуть шляпой, и весь человеческий энтузиазм пропадает, как будто бы его и не было.

Я смотрю на Божье присуствие, которое было с Моисеем, когда все восставало против него. Я представляю, как Апостол Павел был забит камнями и брошен на дороге в Листру. Он лежал там в луже крови. Все оставили его. В Духе я увидел, как изувеченный кусок человеческого мяса поднялся на ноги. Кто-то кричит ему: "Ты куда, проповедник?" А он говорит: "К тому же месту, где я начал до того, как толпа набросилась на меня". Когда человек знает Бога, обратного пути нет.

Человеческий энтузиазм всегда можно задушить, а вот Божью жизнь нет. Мы нуждаемся не в энтузиазме, а в духовности. Когда вы начинаете двигаться в этом направлении, весь ад восстает против вас.
Мы не за ночь оказались в такой путанице, и за одну ночь эту путаницу не поправишь. Но ее можно исправить. Я читаю в Евангелии от Матфея 16:18 : "На сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее". Глупцы нашего времени могут насмехаться над Христом и преуменьшать значение Евангелия, но Он придет и отмстит тем, которые не верили.
Однажды этот мир содрогнется под стопой нашего Христа. Когда Он придет судить живых и мертвых, все будет совершенно иначе. Возможно, порой кажется, что побеждает зло. Вам может казаться, что вы проиграете, тьма одержит победу, но Вавилон падет в одночасье. Все торгаши будут рыдать, видя все это в огне.

Вы можете вернуться в Египет, если предпочитаете ему систему жизни в Духе. Что касается меня, то я предпочитаю чудеса мира Святого Духа, мира, в котором воскресают мертвые, ходят хромые и в котором можно испытать истинное присуствие Иисуса Христа.

Я верю, что Бог пытается вывести нас из Египта...
Мы в мире, но мы не от мира сего. Бог пытается искоренить эту систему из наших жизней. Он пытается привести нас в то место, где мы будем воистину верить Ему. Он приводит нас к пониманию одной великой Истины: "Не воинством и не силою, но Духом Моим", - говорит Господь Саваоф.
Церковь посредством Духа созидается в Божью обитель. Мы тело, мы тот инструмент, через который Он являет Себя миру. Если мы, как единое тело, потерпим неудачу, то нам было бы лучше вообще никогда не существовать.