Прикасаясь к трону благодати

ГЛАВА I

БОЖЕСТВЕННОЕ ОСНОВАНИЕ БОГОУГОДНОЙ МОЛИТВЫ

I. В чем  же заключается Божественное основание любой богоугодной молитвы?

В силу того, что в этой книге мы будем размышлять над великой ролью молитвенного служения, нам не помешает для начала вспомнить о Божественном основании богоугодной молитвы. И прежде чем переходить к рассмотрению специфических особенностей такой молитвы, мы должны признать ее духовное основание и непосредственную связь с мастями благовонного состава и святостью фимиама, который, согласно книге Исход (30,34), воскуривался только на золотом жертвеннике. Мы не собираемся приводить названия веществ, входящих в фимиам, достаточно упомянуть, что Господь Сам определил благовония для каждений и в связи с этим строго повелел: "...курения, сделанного по сему составу, не делайте себе: святынею да будет оно у тебя для Господа; кто сделает подобное, чтобы курить им, истребится из народа своего" (Исход. 30:37-38).
В этом состоит основание богоугодной молитвы.

Благовония, входящие в состав фимиама, символизируют нравственное совершенство Господа Иисуса: Его милость, добродетели, дела и достоинства.Фимиам не является прототипом молитв. Фимиам — это достоинства и добродетели Иисуса Христа, которые смешиваются и приправляются к молитвам святых так, что последние становятся эффективными и богоугодными.
Отсюда нельзя ничего ни отнять, ни прибавить, здесь выражена такая же полнота и неизменность, как в четырехчастном составе фимиама:
а. полнота, состоящая из милости, добродетелей, нравственных совершенств Иисуса
б. и соль, которая всегда символизирует поддержание жизни в творении. Почему так необходима соль? Потому что даже проявление нравственного совершенства Иисуса Христа должно оставаться свободным от холодной формальности, равносильной смерти, и быть всегда полным огня и жизни.

Ибо наше созерцание Господа Иисуса может легко превратиться в заученное, формальное действие. С одной стороны, наш разум признает Его истинность и необходимость, а с другой стороны, привычно, механически думает о Его достоинствах, тогда как Бог ждет от нас жизни и огня. Всякое новое творение, приходящее к Господу, должно нести свежее, обновленное восприятие той жизни, которая даруется человеку во Христе Иисусе.
Соль в веществах предохраняет от смерти, поддерживает в них жизнь и сохраняет свежесть, придает остроту. Господь хочет, чтобы мы никогда не теряли остроту живого восприятия нравственных достоинств Иисуса Христа. И если нам удается ее сохранить, то наша молитва останется эффективной и богоугодной.
Соль не входит в состав фимиама. Ее следует добавлять.

Затем, вспомним о Божием повелении, которое гласит, что нельзя человеку делать священного курения для себя и воскуривать его самому, ибо Господь не потерпит имитации "великой святыни" и не позволит человеку незаконно использовать ее для личных нужд. Фимиам всегда хранился только для Господа и воскуривался только Ему. Святое — Господу. Любое нарушение повеления было равносильно смерти. Чуждый огонь в кадильницах, принесенный однажды пред лицо Господне, навлек на весь народ наказание и поражение.

Есть в характере Иисуса Христа нечто уникальное и особенное, чего не дано достичь смертному человеку. Это нечто нельзя даже сравнить с самыми лучшими качествами, которые может выработать в себе человек.
Господь видит в Иисусе Христе те качества, которые нигде не найдешь, поэтому всякая имитация достоинств Господа Иисуса для любого человека означает смерть.
Наши нравственные достоинства не открывают доступа к Господу; там считается великой хулой, если кто-то, рассуждая о жертве, смеет говорить, что самопожертвование у людей ради близких и родных стоит на одной ступени с Великой Жертвой, совершенной Иисусом Христом. Это ужасное богохульство, достойное Божьего наказания! Бог презрит только на достоинства Его Сына. Он запрещает нам приходить к Нему со всякой имитацией этих качеств, с чем-то придуманным самим человеком. Бог не потерпит пренебрежения неповторимостью Иисуса Христа.

Итак, основанием услышанной молитвы и доступом к нашему Небесному Отцу являются нравственное превосходство, великолепие, благость, добродетели, достоинства, заслуги и похвала Господа Иисуса Христа.
Истины простые, но основополагающие, которые нам необходимо признать, прежде чем вообще начинать за что-либо молиться.
 

II. Пять аспектов молитвы

Теперь перейдем непосредственно к вопросу о молитве. Прежде всего, два слова о природе молитвы — то, что с разных точек зрения делает молитву — молитвой. Из многообразия аспектов следует выделить пять главных, таких как:
 

1  Общение
2  Подчинение
3  Прошение

4  Действие
5  Конфликт

С одной стороны, молитвой уже является каждый отдельно взятый аспект, с другой — молитва в своей полноте требует присутствия всех пяти или же включает все пять.
 

III. Молитва как общение

Прежде всего, молитва — это общение. Это — отношение и любовь, открывающие сердце Бога. Таково основание любой истинной формы молитвы. Можно уподобить ее двум основным типам активности нашего тела:
1  органической — нарушения или изменения в этой области могут повлечь за собой очень серьезные последствия;
2  функциональной — нарушения в этой сфере необязательно ведут к каким-то серьезным последствиям.

Молитва как общение равнозначна органической активности нашего тела. Одним из видов такой активности является наше дыхание: вдох и выдох. Вам не нужно ни думать ни рассуждать о нем.
Вы можете размышлять о еде. Это — сфера функционального. Вы также можете рассуждать о том, пойдете ли вы куда-нибудь, будете ли говорить что-то или размышлять над чем-то. Это — сфера функционального, подконтрольного, намеренного; ваше дыхание неподвластно вам, вы просто дышите. Если по какой-то причине у вас нарушится процесс дыхания, то вы уже не сможете ни говорить, ни думать, ни ходить. Следовательно, дыхание — это основа всех остальных функций.
Так и молитва в качестве общения. Для духовной жизни она то же самое, что и дыхание для физической.

Общение с Богом — нечто непрерывное и продолженное; оно не должно прекращаться. Его нельзя уподобить цикличным функциям тела, таким, как принятие пищи. Дыхание, в целом, подсознательно и непроизвольно. Его можно назвать привычкой. Привычка — образ действий, вошедший в обыкновение, происходящий в человеке с легкостью и без особого сознательного контроля с его стороны. Человек многое делает по привычке, даже не замечая этого. Полностью сформировавшаяся привычка становится одним из подсознательных поступков в нашем поведении. Общение с Богом — продолженное действие. Соприкасаясь с Богом, мы одновременно непроизвольно открываем перед Ним наши сердца. И хотя у нас никогда не возникает вопроса по поводу того, нужно ли нам дышать или нет, в жизни, однако, существует такое понятие, как 'развитие правильного дыхания; в этом смысле .мы должны обращать внимание на наше дыхание.
Л. Доктор Ф. Б. Мейр служит примером такого органического единения с Богом. Где бы он ни находился, что бы ни происходило вокруг, он мог неожиданно остановиться и просто сказать: "Подождите минутку", и тут же начинал молиться. Подобно дыханию, это стало привычкой в его жизни; здесь был сокрыт один из главных секретов его плодотворной жизни и ценных суждений о Божьем. Только близко знавшие Мейра люди могли знать истинную цену его духовных откровений.

Итак, в этом состоит основание молитвы. Ее можно назвать общением и единением, посредством которого сердце человека непроизвольно открывается перед Богом. Молитва как общение не отражает всех аспектов молитвы, но является жизнью, в которой, забывая о всякой намеренности в действиях, соприкасаешься с Богом. В ней заключена особая ценность. Молитва как общение придает большую эффективность всем остальным типам молитвы. Насколько сильно она отличается от жизни, в которой молитва произносится только в момент экстренных ситуаций, которые потому так неожиданно тяжелы, что нам давно уже следовало бы отойти от своего и вернуться к Богу. Экстренные обстоятельства часто случаются для того, чтобы восстановить утраченную с Богом связь. Божий разум нацеливает на то, чтобы плод, извлеченный из таких вот крайностей, стал непреходящим, чтобы мы вновь не потеряли это соприкосновение с Богом, которое Он дал нам в момент тяжелых испытаний, и которого нам всегда следует держаться.
 

IV. Молитва как подчинение

Молитва — подчинение. Пассивное бездействие, называемое доверием, нельзя считать молитвой. Есть люди, которые рассуждают о доверии. Но для таковых упование равносильно пассивности и бездействию, что никак нельзя считать молитвой. Подчинение всегда активно, а не пассивно. В вопросе о подчинении всегда замешана воля, а не ее отсутствие. Когда люди принимают за подчинение простое упование на Бога, то это соответственным образом влияет на характер их обращений к Господу, которые уже трудно назвать молитвами.
То молчаливое, бездумное согласие, которое мы видим в этих людях, не является ни подчинением ни молитвой.
Подчиниться значит войти в согласие с Божественным разумом. Это может означать конфликт. Неизменно повлечет за собой некое действие. Здесь будет замешана воля. Доверие имеет иное значение. Оно не входит в понятие "сфера молитвы".

Вера входит в сферу молитвы, и она всегда активна, а не пассивна. Вера может вызвать борьбу, которая будет продолжаться до тех пор, пока вы не придете в состояние покоя. Покой в вере нельзя путать с тем, что мы называем "бездумным согласием". Покой в вере — последняя стадия уподобления Божиему разуму.
Подчиниться значит не просто подавить некие желания, но привести их в согласие с Божественной волей, либо изменить, если возникнет такая необходимость. Желание может быть очень сильным, подобно мощной движущей силе, однако любая движущая сила должна находиться под контролем, чтобы ее можно было в любой момент перевести из положения движущей в положение останавливающей. Молитвой подавляется интенсивность желания и направляется из одного русла в другое. Возможно, что на смену вашего стремительного движения придет состояние ожидания воли Божией. Это и есть подчинение.

Давайте обратимся ко второму аспекту молитвы, который носит положительный характер. Подчинение вовсе не означает, что вы беспомощно рухнете пред Богом и скажете: "Хорошо, я верю, что все будет содействовать ко благу. Я смиряюсь с происходящими событиями и предаю их в Твои руки, Боже".
Напротив, подчинение — добровольное, желанное соединение с Божией волей, Его желанием и разумом. Таков смысл настоящего подчинения. Очень часто оно представляет собой глубокий конфликт, даже жестокое разочарование, но это и есть необходимое для нас подчинение.

Молитва как прошение. Молитва — прошение, просьба или ходатайство... Неважно, какое из этих слов вы употребили бы, все они обозначают одно и то же понятие. Здесь мы непосредственно соприкасаемся с действием молитвы. Возможно, это самый главный ее аспект. Ему, конечно же, посвящено большинство мест в Писании. Прошение действительно определяет значение слова "молитва". В Священном Писании слово "молитва" справедливо используется в значении "прошение". И если вы полистаете Божье Слово, то убедитесь, что в большинстве случаев молитва означает именно прошение. Наши главные проблемы исходят из области прошения. Практически все наши сложности возникают в этой сфере.
Несмотря ни на что, мы, конечно же, продолжаем молиться и просить Бога. Хотя нам не помешало бы прежде заложить хорошее основание для нашего прошения, ходатайства или просьбы, чтобы мы сами точно убедились в том, что в нашей молитве присутствует объективная необходимость.

Молитва может не только оказывать влияние на вашего внутреннего человека, она сильна изменить объективный ход событий; молитва, будь то прошение, просьба или ходатайство, влияющая на внешние события, служит хорошим контраргументом против таких ложных утверждений, как:

1 Божественное всеведение делает молитву ненужной. Бог знает все: что Он сделает и каким образом; Он знает все от начала до конца. Так зачем тогда молиться?
2 Божественная благость делает молитву лишней. Бог благ, сострадателен, милосерден, долготерпелив. Он совершает только лучшее. Бог есть любовь; молитва — это излишне. Просить Бога о том, чтобы Он был благ, милосерден, добр? Чтобы Он совершил все лучшее для нас? Зачем? Почему бы просто не довериться Его благости? В молитве нет необходимости.
3 Божественное предопределение делает молитву ненужной. Если Господь установил вечный порядок вещей, и если предопределение несет благое, то зачем тогда молиться?
4 Божественный суверенитет. Тот факт, что Господь управляет всем, что Его трон превыше всякого правительства, что все в Его руках и власти, ставит молитву на одну ступень с недостаточной верой. Зачем просить, молиться, ходатайствовать и умолять, если все в руках Божьих, если Он всем управляет и если верховное господство и власть являются Его Суверенитетом?
5 Божественное величие закона и цели делает молитву слишком самонадеянным шагом. Не много ли вы хотите, прося Господа изменить тот или иной порядок вещей, установленный Им в соответствии с вечными законами? Всякое движение в мироздании происходит в соответствии с этим порядком. С вашей стороны будет выглядеть слишком самонадеянным просить или ожидать от Господа, чтобы Он изменил что-то в Своем порядке.

В действительности, наверное, все выглядит не так уж плохо. Возможно, что у вас эти вопросы никогда не принимали такой формы, но я все же осмелюсь сказать следующее: неважно, приходили ли вам эти слова на ум, думали ли вы о молитве так или иначе, время от времени что-то из сказанного здесь обязательно тайком проникает в вашу молитвенную жизнь, производит свое действие и лишает ее истинной хватки. Разве не возникало у вас во время молитвы чувство, этакое неопределенное и обволакивающее ощущение, которое нашептывает: "Но ведь Господь знает, что Он совершит, так зачем я буду Его умолять? Бог благ и милостив, зачем мне о чем-то Его просить? Господь знает все от начала до конца, так почему бы мне просто не довериться Ему? Божьи цели предопределены, к чему же мне бороться с Создателем и просить Его изменить что-то? Он совершит Свою цель. Он не меняет решений. Кто может убедить Его сделать это?" На молитву оказывается давление: если не со стороны какой-то мысли, застрявшей в вашем мозгу, так со стороны некоего внутреннего ощущения противоречия. Все это, проникая и овладевая нашим разумом или сердцем, способно задерживать или ослаблять действие молитвы, поэтому, по мере движения вперед, мы должны тверже бороться с подобными явлениями.
Нужно признать, что современный модернизм отодвинул объективную силу молитвы на задний план. Он отвел ей место простого субъективного фактора, благотворно влияющего на человека, который просит у Бога так изменить его характер, манеру поведения, мышления и мотивацию, чтобы новые черты вызывали к нему всеобщее почтение и уважение.

Итак, прежде чем мы пойдем дальше в наших рассуждениях, я бы хотел, чтобы вы запомнили два важных момента, касающихся молитвы-прошения:
Первый фактор имеет также огромное значение для общения и подчинения — типов молитвы, разобранных с вами ранее. В молитве-прошении, которой мы, несмотря на сказанное выше, все же верим, с которой после всего перечисленного все-таки продолжаем двигаться вперед, должно обязательно исполняться одно основное требование — общение или единение с Богом, так, чтобы молитва не сводилась к простому выпрашиванию у Бога неких материальных благ, а произносилась на основании близкого доверительного общения с Ним.
Затем подчинение так, чтобы в наших ходатайствах и прошениях мы преследовали не собственные цели и личные желания, но искали такого подчинения, которое бы настроило нас на одну волну с Божественной волей; и чтобы прошение совершалось на основании единства с Божиим разумом и Его волей.

Обратившись к Писанию, вы поймете, что здесь я просто иначе изложил то, о чем совершенно ясно говорится в Слове Божием, а именно: "И чтобы вы не попросили по воле Его ...". Это и есть подчинение.
В отношении молитвы-прошения вы также должны запомнить, что на фоне внутренних разногласий (о них говорилось выше), которые возникают в вашем разуме, молитва-прошение становится исключительно шагом веры.
Именно внутренняя борьба в основном и превращает молитву-прошение в шаг веры. Вы вправе спорить со мной по поводу Божьего суверенитета, предопределения и т.д. — в целом, по всем вышеуказанным пунктам, но мы все-таки верим, что Господь может изменить ход событий. Несмотря на все аргументы, которые принижают значение молитвы и лишают ее истинной силы, мы не прекращаем просить и ходатайствовать.
 

VI. Молитва как сотрудничество

Итак, у нас с вами еще осталось два аспекта молитвы: об одном поговорим сейчас, а другой разберем чуть позднее.
Четвертый аспект молитвы, сотрудничество, является ее руководящим моментом. Он стоит за всеми остальными аспектами; помогает нам занять правильную позицию в молитве в целом и во всех ее аспектах в частности. И общение, и подчинение, и ходатайство, и конфликт — все перечисленное здесь приведено и находится в нужном соответствии при условии, если мы признаем, что молитва — сотрудничество; эти аспекты вместе с этапами молитвы нацелены исключительно на сотрудничество. Сотрудничество есть мотив, истина, жизнь, свобода, сила и слава молитвы. Мотивом молитвы является сотрудничество с Богом. Чтобы обрести жизнь в молитве, нам прежде следует признать, что молитва — сотрудничество с Богом. Мы получаем жизнь, когда молитва по-настоящему становится сотрудничеством с Богом. И наоборот, если мы не сотрудничаем с Богом, то можете быть уверенным, что наша молитва лишена жизни. С сотрудничеством к вам приходит молитвенная свобода. И до тех пор, пока вы не придете в нужное соответствие, пока не начнете действовать в согласии с Божественной целью, вы никогда не сможете одержать победу в молитве. Так и сила молитвы. Она также опирается на сотрудничество с Богом. Сотрудничество с Богом придает молитве силу. Вспомните, хотя бы, Елисея или других пророков, тех, кто достиг сотрудничества с Богом. Оно сделало их молитвы эффективными и действенными!

И конечно, слава молитвы! Молитва тогда становится прославленной, когда в действительности является сотрудничеством с Богом и на интеллектуальном, и на духовном уровне. Сотрудничество подавляет всякий эгоистичный личностный мотив, сокрытый в вас. Сотрудничество — одно из основных достоинств молитвы, которое должно привести нас в соответствие с Божиим планом, Его методом, временем и Духом — словом, Его диспозицией, которая играет для нас первостепенную роль. Итак, нам необходимо:
1 не только знание Божественного плана, но и метода исполнения;
2 и не только знание Божественного плана и метода, но и ведение о Его времени;
3 и не просто исполнение, но хождение в правильном Духе. Когда наступит Божий час, нужно все делать в Духе, иначе говоря, следовать Его манере поведения.
Молитва-сотрудничество для того и предназначена, чтобы все перечисленные выше компоненты привести в должное соответствие.

Всякой молитве присущи три основных фактора: Желание;  Вера;  Воля.
А когда мы соединяем вместе такие аспекты, как общение, подчинение и ходатайство, то получаем сотрудничество.
В завершение нашего разговора на эту тему нам, возможно, следует еще раз напомнить себе, что очень часто, прежде чем начать действовать со Своей стороны, Господь ждет проявления нашей инициативы. Он зачастую требует, чтобы мы стали инициаторами в том, что касается желания, веры и воли. Помните, как действует водоколонка устаревшей конструкции? Прежде чем колонка начинает подавать воду полной струей, вы должны влить в нее несколько капель воды. И пока вы не сделаете этого, она не будет ничего качать.
Так и Господь ждет с нашей стороны этого малого движения, чтобы для Него стало возможным прийти в Своей Полноте.
Итак, вначале молитва часто означает наше волеизъявление, веру и желание, на которые уже потом отвечает Господь. Может, Бог потому и не отвечает, что хочет вначале увидеть в нас такое желание, которое бы заставило нас совершить обдуманный шаг веры, чтобы таким образом открыть к Нему доступ.
Начиная молиться за что-то, вас часто посещает глубокое разочарование, которое, в сущности, очень опасно, потому что мы быстро сдаемся и слишком рано прекращаем молиться за наши нужды; ибо нам кажется, что мы стоим на месте и никуда не движемся. А Господь просто просит капли воды, чтобы пролить Свой поток!
 

ГЛАВА II

МОЛИТВА — ДУХОВНАЯ ВОЙНА

Неемия, 4:9, 17, 20 и Ефесянам, 6:18

I. Молитва — духовная война

Христианская жизнь нередко напоминает духовную войну; и зачастую христиане слышат призыв от Господа пойти к Нему на службу и выступить в Его сражении. Но в Божием призыве есть некая особенность, ибо несмотря на то, что духовная война, которую можно иначе назвать военной кампанией, существует в действительности, истинное ощущение сражения или же духовной брани приходит только тогда, когда вы спасены и следуете за Господом.
Необращенный человек ничего не знает об этой битве; для него она не более чем информация, некие отвлеченные сведения, что-то абстрактное, существующее вне его бытия, то, в чем он плохо разбирается и о чем имеет неверное представление. До тех пор, пока мы не во Христе, мы не можем по-настоящему осознать ни реальности этой битвы, ни ее природы.

Сейчас мы ведем разговор не о духовной войне христианина в обычном, общем смысле слова. Речь идет о духовной войне, которая прежде всего связана или соприкасается с полнотой Свидетельства Господа Иисуса Христа. Общепринятый взгляд на духовную войну в христианстве состоит в том, что ему приходится бороться с пороками, проступками и грехами, что оно пытается противостоять мирским проявлениям и тем человеческим условиям, которые следует изменить; таков, в сущности, ошибочный взгляд на духовную войну у неспасенных людей. Считается, что вступить в ряды христианской армии означает дать бой порокам, проступкам и грехам, в которых погряз современный мир. В то время как настоящее соприкосновение с полнотой свидетельства Господа Иисуса Христа очень быстро развивает у нас иной взгляд на духовную войну. Мы не просто боремся с какими-то пороками, проступками и грехами, но духовными силами, стоящими за ними, умными, хитрыми и коварными.
Именно о такой духовной войне мы поведем далее речь; будем придерживаться далее полноты Свидетельства Иисуса Христа, проявляющейся в Его абсолютном, совершенном Суверенитете и Господстве во вселенной. Итак, согласно этому, мы считаем, что духовная война ведется не против неких явлений, но духовных личностей, во главе который стоит основное действующее лицо — Лукавый или Дьявол.
 

II. Духовный конфликт подразумевает наличие определенной духовной позиции

Духовная война обязательно связана с позицией. Что это такое? Некое сознание, приходящее к нам в момент соприкосновения с определенной сферой духовного мира. Вы можете быть христианином и как христианин понимать, что противостоите всяким напастям, трудностям, сопротивлению извне — словом, всему тому, что делает христианскую жизнь напряженной, полной конфликта, сопряженной с тяготами военных времен. Но несмотря на все ваше понимание, вы, не достигнув полноты Свидетельства Христова, можете так и не выйти на поле сражения вместе со святыми. Но если вы, будучи верующим, получите откровение о полноте Иисуса Христа, проявляющееся в Его Суверенитете и Верховном Господстве, а также величии работы голгофского креста во всех сферах, и посмотрите на все это в свете церкви, Тела Христова, то незамедлительно сами окажетесь в новой среде — среде действия конфликта.
Оказавшись там, вы сразу почувствуете, что характер сражения изменился, у вас начнет развиваться ощущение, скорее, расти сознание того, что вы противостоите некой зловещей силе, которая по коварству и уму намного превосходит многочисленные несовершенства окружающего мира. У вас начнет расти чувство, что вы напрямую, открыто боретесь с самим Дьяволом и его полчищами.Такое сознание неразрывно связано, во-первых, с определенной позицией, которую должен занять верующий, во-вторых, с опытом постоянного хождения с Господом. Иначе говоря, нужно быть всегда устремленным ввысь, от земного к небесному, удаляясь от жизни ветхого творения и приближаясь к жизни нового человека во Христе Иисусе. И чем дальше вы уйдете от плотского к духовному, тем сильнее соприкоснетесь с главными духовными силами вселенной, и конфликт для вас примет совсем новые очертания. Духовная война приобретет иной характер. Эта духовная война связана с особым положением верующего, а сознание этого приходит к нему только в определенной среде.

Итак, мы говорим о духовной войне в полном смысле этого слова. Будучи таковой, она предполагает, что верующий находится в определенном духовном состоянии. Другими словами, чем духовнее мы становимся, тем духовнее становится наше сражение, или: чем духовнее битва, происходящая в нашем сознании и разуме, тем очевиднее становится наша собственная духовность.
У плотского человека и битва плотская. Помните, что речь здесь ведется только о верующих. К неверующему человеку мы относим слово "естественный", а не "плотский". Когда мы плотские, то и орудия воинствования нашего плотские. Мы ничем не отличаемся от наших противников. С чем они выходят против нас, тем мы их и встречаем. Если они начинают спор, то мы немедля включаемся в него; если они пытаются доказать нам что-то, то мы мгновенно находим свой контраргумент; если они на что-то страшно разозлились, то наша разгорячившаяся плоть тут же даст им "достойный" отпор; если они начинают критиковать, то мы не заставим себя ждать, ответим тем же и обязательно постараемся сделать это больнее; - таким образом мы всегда действуем на их уровне.

В плотской войне используются плотские орудия воинствования. Но когда мы перестаем быть плотскими и, покидая плотское основание, становимся всецело духовными, то оказываемся в абсолютно новой среде, которая соприкасается с непосредственными духовными силами, а не с какими-то плотскими проявлениями.
Мы выходим за пределы плотского человека. Плотский человек полностью беззащитен в присутствии духовного по той причине, что он просто не может заставить его действовать на своем уровне. Именно поэтому он оказывается безоружным. Рано или поздно плотскому придется признать, что его духовный соперник сильнее. Однако превосходство духовного над плотским заключается не только в том, что он достиг иного, нового уровня, но и в том, что он противостоит не человеческой плоти, а силам, стоящим за ней.
Это духовная война. В этой войне мы перестаем бороться по плоти и сражаться с человеком. В ней мы уже боремся не с плотью; наше духовное сражение происходит на другом уровне.
Это означает духовное продвижение вперед, духовный рост и духовность. Для того, чтобы по-настоящему войти в сферу духовной битвы, необходимо достичь определенного духовного состояния. В сфере духовной битвы, ресурсы естественного (плотского) человека совершенно бесполезны, там допускается применение только духовных средств, и только они признаются эффективными. Здесь сражение идет с применением духовного оружия, источников и средств. В Ефесянам, 6 читаем, что брань наша в поднебесье не против плоти и крови, но против начальств, против властей. Для этого мы вооружены духовным оружием или всеоружием Божиим.
 

III. Молитвенная жизнь — объект действия врага
 

Полем битвы в духовной войне является молитва. После того, как Павел во всех мелочах показывает Божие всеоружие, после того, как Апостол увещевает нас взять эти доспехи и, все преодолевши, устоять, он затем как бы полагает основание для наших ног, говоря следующее: "Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых" (Ефесянам, 6:18).
Победа в духовной битве одерживается на основании молитвы. Столкновение сил и их поражение происходит только на основании молитвы. А если сказанное выше истинно, то главной целью врага всегда была и остается молитвенная жизнь верующего. 
Именно она является главным объектом удара в стратегии врага. Если врагу каким-то образом удалось разрушить ее, то праздник на его улице, он, одержав победу над святыми, смог расстроить Божьи намерения. Враг борется с молитвой настойчиво и энергично; решительно и коварно. Враг использует разные методы.Он воздвигает молитве всевозможные препятствия.Только страшная борьба и столкновение сил может привести к воинствующей молитве. Сейчас мы говорим не просто о молитве, молитве за некую нужду, — нет! Речь здесь идет о воинствующей молитве. Против истинной духовной молитвы враг не пожалеет ничего: ни изобретательности, ни хитрости, ни коварства, ни ума, ни находчивости.
 
 

IV. Борьба за молитву
 

Одним из самых сложных моментов, а может быть, самым сложным моментом, является путь к истинной молитве, иначе говоря, посвящение всего себя молитве. Наше глубокое погружение в молитву приводит к неожиданному столкновению с множеством трудностей, нежданных и негаданных, которые обрушиваются на нас также стремительно и мощно, как силы из засады! Любой ценой воспрепятствовать истинной молитве!
Говорю вам об этом не потому, что вы не знаете сего, но чтобы вы могли распознать врага отчетливо, определенно и явственно, чтобы могли открыто признать, что это не какое-то неблагоприятное стечение обстоятельств, а преднамеренный план. Хорошо продуманный план врага, направленный против истинной молитвы.
Вместо открытого противостояния враг скорее предпочтет вагон и маленькую тележку дел во имя Господа, особенно если при этом они забаррикадируют доступ к молитве. Врага сильно-то не волнует вся наша бурная деятельность для Господа, и он совсем не возражает против наших частых проповедей, служений и многостороннего труда, который мы совершаем ради Него. Враг прекрасно знает, что любая работа для Господа, не основанная на триумфальной духовной молитве, мало что значит или совсем ничего не значит в нашем "длительном беге" на ристалище. Вспомните хотя бы народ Израильский. Когда израильтяне начали говорить и думать над исходом из Египта, то первое, что сделал враг, — удвоил урочные работы. Почему? Он хотел так их загрузить работой, чтобы уже не оставалось ни времени, ни желания на раздумья об исходе.
Как только вы начинаете подумывать о том, чтобы расширить вашу молитвенную жизнь, как враг тут же придумает новый план, который займет все ваше время, под завязку загрузит работой, задавит своей срочностью и не оставит ни времени, ни возможности на настоящую молитву.

Конечно, вы можете поспорить со мной насчет долга и ответственности. Не спорю, что есть такие дела, которые нельзя откладывать в сторону даже ради молитвы, потому что подобный шаг может быть расценен как пренебрежение своими обязанностями, невыполнение обязательств или нарушение ответственности. Однако следует помнить, что может наступить такой момент, когда все эти проблемы следует просто возложить на Господа и потом молиться за них.
Но такие мысли всегда опасно выражать вслух. Ибо тут же могут найтись люди, в любую минуту готовые скинуть с себя бремя ответственности. Господь должен поставить защиту этому слову.
Враг будет выдумывать самые весомые аргументы в пользу ответственности, долга и совести, преследуя одну только цель: создать препятствия вашей молитве. Но если молитва совсем зачахла, если ей отводится такое незначительное место в жизни, что она становится совершенно недостаточной для достижения духовного господства и победы, тогда нам следует просто сказать: "Господь, ответственность за время, которое я провожу в молитве, я возлагаю на Тебя. Боже, не допусти, чтобы это посвящение принесло ущерб другим делам. От всяких козней Дьявола защити, Господь, мое молитвенное время, час, когда я ищу только Твоей Славы".
Принцип десятой части действует даже в этой области. Отдайте Богу Божие и отведите Ему должное место. Если вы посвятите Ему одну десятую часть вашего времени, то обнаружите, что за оставшиеся девять десятых вы успеете сделать больше, чем за первоначальные десять. Этот принцип работает на практике.

За молитву нужно бороться. Необходимо твердо, непоколебимо, уверенно, прочно стоять в Нем, чтобы победой Его креста пробить себе путь к настоящей молитве; нам следует опираться на всю значимость и цену победы Господа Иисуса Христа на Кресте, чтобы обеспечить молитве надежную защиту, чтобы, очистив от врага молитвенную почву, сберечь ее только для наших молитв...
Чтобы мы стали подобны ветхозаветному Шамме, который один, встав посреди чечевичного поля с мечом в руках, боролся против Филистимлян, сберег поле и даровал Господу великую победу (2Царств 23:10-12, ред.). Чечевичное поле можно образно назвать нашей молитвенной почвой, которую следует защищать от врага в полноте Голгофской победы.
Нам слишком часто приходится признаваться самим себе, что наша ситуация исключает всякую возможность помолиться тут же, на месте. Дела у нас обычно обстоят так, что ни о какой молитве не может быть и речи. Помните, что все останется без изменений, если вы дадите место Дьяволу.

А Крест? Если бы мы только его применяли и использовали в защите своего молитвенного времени?! Он показал бы здесь такую же эффективность, как и в других областях духовного мира. Приступать к молитве мы должны на основании одержанной победы. Молитва просто необходима. Нам следует сказать: "Господь, с человеческой точки зрения это невозможно, но я призываю победу Голгофского креста, чтобы он помог мне выделить для молитвы время и расчистить ей место". На нас давят не только внешние обстоятельства, какие-то многочисленные неотложные дела, из-за которых у нас совсем не остается времени помолиться. Как часто, когда мы уже фактически склонились на коленях пред Богом, мы начинаем чувствовать, что молитва не идет, она как будто нам сопротивляется. Нет никаких внешних помех. Не слышно ни звонков в дверь, ни телефона. Никто не обещал прийти к нам в гости. Вокруг нас тишина... Мы закрылись в своей комнате, даже стали на колени, и вдруг мы начинаем испытывать некое мощное воздействие на молитву.
Это может быть связано с нашим физическим состоянием. У нас развиваются такие физические ощущения или симптомы, которых еще минуту назад не было и которые ставят под угрозу все наше молитвенное время. У нас даже могут развиться определенные симптомы болезни, о которой мы ранее и не подозревали. Кроме того, наш умственный настрой поменялся именно сейчас, за какую-нибудь последнюю минуту. На нас накатывают какие-то воспоминания, то, что мы должны обязательно сделать, но о чем до сего момента совсем не беспокоились. Не говоря уже о том, сколько раз именно во время молитвы мы перестаем что-либо ощущать, на нас накатывает чувство нереальности происходящего, отчужденности и холода. Нереальность, потому что когда мы молимся вслух, наш голос звучит как-то странно и глухо. Нам начинает казаться, что мы разговариваем с пустотой...
Все это, а также и многое-многое другое возникает на нашем пути, когда мы целенаправленно посвящаем себя молитве.

Да, враг не дремлет, стремясь во что бы то ни стало воспрепятствовать молитве; есть определенный этап в сражении, который нам обязательно нужно преодолеть, чтобы начать по-настоящему молиться. Духовная война святых состоит в том, чтобы вначале пробить себе путь к настоящей молитве, а затем только получить на нее ответ.
Мы должны встать, занять положение и ради молитвы выстоять в ней до конца. Я надеюсь, что мои слова помогут вам понять следующее: наша молитвенная жизнь не будет развиваться до тех пор, пока мы потворствуем Дьяволу. Если же мы хотим, чтобы она развивалась, то нам придется отстаивать ее право на жизнь. Она не может прийти к нам сама собой, в один прекрасный момент, без всяких усилий с нашей стороны. Истинное молитвенное положение достигается только усилиями, наступлением, столкновением сил и отчаянной борьбой. Причем, Диавол постарается использовать против этого все доступные ему пути и средства, в том числе и сверхъестественные, находящиеся под его началом.

Нам нужно бороться за свою молитвенную жизнь. Чем ближе мы к Господу духовно, тем лучше понимаем это. Дьявол выступает не против нас, но нашей молитвенной жизни. Это есть свидетельство о Господе Иисусе Христе, Который так близко связан с молитвенной жизнью Своего Народа, что Диавол ищет возможности разрушить ее. Мы с вами, наша человеческая природа — пустой звук для врага. Он выступает против того, что растворяется в нас, с чьей помощью мы связываемся с Иисусом Христом, Его Суверенитетом и Славой.
 

V. Что входит в молитву?
 

До вас еще не дошел истинный смысл всех этих нападок врага на нашу молитвенную жизнь? Они определенным образом свидетельствуют и утверждают тот факт, что только молитва является достойной и "первейшей" защитой для Славы Господней, Его Чести, Имени и Свидетельства. И если молитва — главная цель, против которой направлены основные усилия Дьявола, то она же, соответственно, прежде всего служит высшим Божественным интересам. Это ставит молитву на первое место. А враг всегда пытается сдвинуть ее на последнее.
Любое дело во имя Господа, отодвигающее молитву на задний план, не имеет никаких оправданий. Не важно, как вы пытаетесь преподнести это христианам, до них это просто не доходит, и так часто можно слышать от них: "Сегодня вечером ничего особенного нет! Так... Молитвенное собрание..." В воскресный вечер, на проповедь Слова, вас придет послушать много народу. Но на ночном молитвенном служении зал едва ли заполнится наполовину. А ведь вы говорили во время проповеди, что наше главное служение заключено в молитве. Без молитвенной жизни ...???

И что бы вы ни пытались возразить по этому поводу, как бы ни стремились подчеркнуть или выделить важность вашего посвящения, вы не сможете изменить суть дела. Многие воистину духовные люди (полагаю, что они являются ими на самом деле) толпами собираются на проповедях Слова и конференциях, но лишь изредка промелькнут на молитвенном служении. Будто слышание речей для таковых самая главная и первейшая задача, будто получение библейских знаний для них важнее всего на свете! Нет, дела обстоят совсем не так!
Все это только тогда становится живым, действенным и эффективным, когда наша собственная молитвенная жизнь, будь то индивидуальная или совместная на молитвенном служении, сохраняется в силе и стоит у нас на первом месте. Итак, претерпите обличение, если оно касается исправления вашей молитвенной жизни. Ибо это правда. Разве не так? Каждый в свое время через это проходит. Пора бы нам, наконец, осознать, насколько высоко Господь оценивает молитву.

Если вы обратитесь к Божьему Слову, то оно покажет вам, что превыше всего Господь ценит в Своем народе Его молитвенную жизнь.
Обратите внимание на жизнь Иисуса Христа. Поразительно, просто поразительно, что Он, Сын Божий, имея всю полноту Совершенства, все же должен был соблюдать Свою молитвенную жизнь.
"А, утром, встав весьма рано ..." (Марка, 1:35); Б) "... пробыл всю ночь". (Лука, 6:12). Он молился! Разве вы еще не поняли, что одни из самых глубоких откровений в Библии пришли через молитву?
Почитайте молитвы Апостола Павла в посланиях к Ефесянам и Колоссянам: "Для сего преклоняю колена мои пред Отцом..." (Ефесянам, 3:14), далее он произносит пред вами свою молитву, после которой следуют ни с чем не сравнимые откровения. Они получены в молитве с тем, чтобы ваше учение также основывалось на молитвенной жизни.
Молитва проливает новый свет, наполненный истинным значением. Ни одно сколько-нибудь важное откровение не рождается без молитвы. Вся ценность истины находится в прямой зависимости от стоящей за ней молитвы.
Насколько бы было здорово, если бы в один прекрасный день, не столько ради количества, но из-за осознания первостепенности молитвы, на нее явилось бы столько же народу, сколько приходит на всевозможные конференции! Для этого нужно просто осознать то значение, которое Господь придает молитве. Мы же ставим ее, по крайней мере, не ниже любой христианской конференции, какой бы важной она ни была по теме и в слове. Вспоминайте об этом, особенно в связи с непреклонной решимостью врага воспрепятствовать вашей молитве.

Далее мы будем говорить о том, что если Дьявол видит, что не способен создать препятствия нашей молитве, то он хотя бы постарается ее прервать, а если же и в этом терпит фиаско, то попытается разрушить ее потом.
 

ГЛАВА III

МОЛИТВА—ДУХОВНАЯ ВОЙНА

(часть II)

3-я Царств, 18:30-32; 36-38; 42-45; Иакова, 5:17-18; Ефесянам, 6:18

I. Молитва — духовная война

Вражеская стратегия вмешательства в ход молитвы по своей сути не отличается от тех предупредительных мер, которые предпринимает враг, чтобы воспрепятствовать ее началу. Враг не только вмешивается и нарушает ход молитвы, он знает такой коварный способ, который способен расстроить последовательность (целостность) нашей молитвенной жизни. Возможно, что в течение недели, может быть, чуть более, вы действовали успешно, ежедневно посвящая молитве часть вашего времени, но затем что-то неожиданно врывается в вашу жизнь, и регулярность молитвы нарушается. Позднее, в попытках восстановить утерянное, вам приходится преодолевать отчаянное сопротивление.

О многих из нас можно сказать, что мы молимся хаотично, урывками. Обычная ситуация: вначале бегаем с тем, чтобы срочно сделать что-то, а затем восстанавливаем утраченное молитвенное основание, пробиваясь сквозь духовные препоны — вмешательство врага. Именно здесь мы должны быть крайне внимательны. Особенно когда речь идет о напряженных периодах в нашей жизни. Не позволяйте себе расслабляться в этот момент в надежде, что устроите духовный праздник по окончании напряженки. 
Давид доказал на собственном примере, что это всегда таит в себе опасность. Во время, когда цари вышли в походы, Давид поднялся на кровлю царского дома. (См. 2-я Царств, гл. 11) Когда враг не может предотвратить молитву, когда он бессилен вмешаться в ее ход, он будет искать все возможные способы, чтобы разрушить ее впоследствии. У нас бывают духовные всплески, даже периоды длительного духовного подъема, но враг никогда не дремлет. Если он не может в открытую одолеть нашу молитвенную жизнь, то обязательно начнет подрывную деятельность с другого конца, используя то, что на первый взгляд не может причинить никакого вреда, но с течением времени становится косвенной причиной нашей духовной хромоты. Молитвенная жизнь может быть сильной, прочной и содержательной. Затем случается некое событие, которое на первый взгляд не имеет никакого отношения к молитве, но на деле оказывается ударом, направленным прямо против нее. Мы выбиты из колеи до тех пор, пока не разрешим возникшую ситуацию.

Из сказанного можно понять, что все эти жизненные "случайности" являются обыкновенными происками врага, частью хорошо организованного плана, который прямо или косвенно разрушает нашу молитвенную жизнь или же, по крайней мере, создает ей ощутимые помехи. Итак, главная цель врага — молитвенная жизнь. Только тогда, когда мы по-настоящему начинаем молиться, когда действительно посвящаем себя этому делу, у нас появляется точное представление о том, на каком этапе развития мы стоим в наших жизненных взаимоотношениях. Наше беззаконие в сердцах может напрямую никак не соприкасаться с молитвенной жизнью, но в то же время бить по ней из-за угла и наповал. Дела или события, с виду совсем неважные, вдруг всей тяжестью обрушиваются на нашу молитву. Стремясь разрушить молитвенную жизнь, враг опутывает нас всевозможными "житейскими проблемами". В начале мы даже до конца не осознаем их опасность. Неважно, о чем идет речь: о разрыве неких отношений или просто об их обострении, о пустячном недоразумении или о каком-то серьезном проступке. До тех пор, пока мы не приступим к восстановлению сильной молитвенной жизни, мы не осознаем, что ей был нанесен страшный удар, в самое сердце, и это не позволяет нам двигаться дальше. Что-то где-то происходит. Нас это событие как бы не касается. Однако позднее мы распознаем, что именно оно, после ряда умелых действий в нашем жизненном окружении, наносит нашей молитвенной жизни удар в самый центр.
 

II. Универсальность молитвы

Здесь мы более подробно поговорим о духовном конфликте. Места Писания,  приведенные в начале,  раскрывают перед нашими глазами сложнейшую ситуацию. Не приходится сомневаться, что наше писание из 3-ей книги Царств, где излагаются события духовной борьбы Илии на горе Кармил, есть ветхозаветная иллюстрация для одной из новозаветных истин — особенно из послания Ефесянам, 6. Два места Писания, которые идут рука об руку, как герой и его антипод, как актер и его дублер. Их объединяет сфера действия конфликта — поднебесье. Сказанное Иаковым напрямую относит конфликт к поднебесью; отверстое и закрытое небо, правительства поднебесья и управление на небесах. Главный объект действия — небеса, и сам конфликт тесно связан с небесами и поднебесьем. "Брань наша ... в поднебесье". Борьба Илии на горе — это одно из столкновений в небесах, в которое были вовлечены поднебесные силы.
В этот духовный конфликт, конфликт на уровне правительств небес, мы оказываемся вовлеченными, когда достигаем полноты Божественной цели и Свидетельства во Христе Иисусе. Кто будет управлять поднебесьем? Начальства, власти, мироправители тьмы века сего и духи злобы поднебесной заняли место правления. Мир правит. Они узурпировали это место. Создалось положение вещей, не соответствующее ни Божьему предвечному намерению, ни Его воле.

Глава, Христос, и Его Церковь, Тело, — все они предназначены Богом управлять поднебесьем. Вопрос только в том, какими быть небесам? Быть ли им под пятой Дьявола или же под абсолютным владычеством Господа Иисуса Христа, управляющего всем посредством Тела, Своей Церкви? Здесь решается вопрос поднебесья. Там завязано существо нашего конфликта. Там сосредоточена сфера действия духовной битвы. Наша молитвенная жизнь должна с этим напрямую соприкасаться.
Словом, молитва необходима не только для того, чтобы разбирать некие происшествия и случайности, возникающие в нашей жизни. Их многочисленность хорошо известна Божьему народу. Как часто подавляющая часть молитвы относится только к сфере самых обыденных, повседневных вещей! Сколько времени порой уходит на то, чтобы изложить Господу мельчайшие подробности нашей земной жизни?! Может быть, для нас они очень важны. Может быть, они способствуют нашему земному благоденствию, но по своей сути они никак не влияют на свершение высших Божественных целей. Насколько сильно эти молитвы отличаются от той, которая бьется и сражается против громадных полчищ тьмы поднебесной, очищая путь небесному порядку.

Божьему народу нужно возвыситься в молитве, чтобы соприкоснуться, повлиять и пробиться в сфере небесного, вечного, могущественного и вселенского. Очень часто Господь не отвечает нам на молитвы за повседневные нужды, потому что желает, чтобы мы увидели, что они заслоняют от нас нечто более важное и значимое.
Вы просите за успех какого-то мероприятия, за перемену в жизни, за некое событие и ... Ничего не происходит.
Господь желает этим показать, что к вашей ситуации существует определенный духовный ключ, своего рода пароль. Бог не может ответить на повседневную нужду, потому что ее исполнение никоим образом не будет способствовать ни росту вашей духовной мудрости, ни пониманию, ни обогащению знанием и ценностями. Это было бы простым исполнением желаний. Он пытается наставить вас на то, чтобы вы вступили в сферу разрешения духовных ситуаций.
 

III. Церковь — причина конфликта

В чем причина конфликта? Из-за чего он? Из обоих мест Писания, 3-я книга Царств, 18 и Ефесянам, 6, видно, что причина конфликта — Церковь. Она сразу попадает в поле зрения. В 3-й книге Царств Церковь именуется Божьим народом. Прежде всего, пророк Илия просит о том, чтобы Израиль обратил свои сердца назад, к Богу. Заботы пророка о Божьем народе. Он молится за них и просит собравшихся подойти к нему поближе (см. ст. 30), пытаясь вовлечь народ в происходящее. Ведь это их дело.

Читая послание к Ефесянам, мы также понимаем, что автор, прежде всего, имеет в виду Церковь, Его Тело. Брань в поднебесье также напрямую связана с Церковью. Здесь можно выделить два основных момента:
1. Первое. Конфликт нельзя считать делом личным, но всеобщим: будь то конфликт в интересах всего Тела Христова, или же сугубо индивидуальная проблема, которая только с виду относится к одному человеку, а по существу также касается всех святых. Поражение одного члена заставляет духовно страдать все Тело. Это происходит не случайно, но на основе принципа, зарегистрированного в Главе Тела (Христе), в Его сознании: поражение одного члена наносит урон всему Телу.
2. В конфликте все взаимосвязано. Именно поэтому враг стремится разобщить члены Его Тела. Он пытается оказать такое давление, чтобы раздробить их единство. Его действия нацелены не столько против того ценного, что заключает в себе каждый член Церкви, сколько против сложившейся между ними взаимосвязи. По этой самой причине мудрость от Духа Святого особо подчеркивает духовное значение и необходимость молитв за святых, за единство молитв святых, за совместную молитву всего Божьего народа. Если такой молитвы нет, то этим наносится ущерб Самой Главе, Христу.
 

IV. Христос во Славе. Объект   конфликта.

В этой связи следует упомянуть следующее: Церковь как Тело не является окончательным объектом. Мы не должны придавать Церкви преимущественное значение. Она — причина, но не окончательная цель. Церковь — Его орудие, сосуд, который Он использует для Своего Свидетельства.

Христово Свидетельство, вложенное в Его Тело: 
   Свидетельство Его воскресения;
   Свидетельство Его победы, одержанной в день Пятидесятницы; 
   Свидетельство Его вознесения; 
   Свидетельство Его прославления;
   Свидетельство Его вселенской власти на Небесах и земле; 

Все вышеперечисленное Он вложил в Церковь в день Пятидесятницы. Как храм в Ветхом Завете был местом пребывания Божьей Славы, так Тело Христово в Новом Завете стало обителью Его Славы, Свидетельства и Имени. Имея своей конечной целью именно эту Славу, Имя и величие, враг направляет свои усилия против избранного сосуда — Церкви, Тела Христова.
В. Итак, Церковь становится причиной конфликта, но не окончательным объектом нападения. В конечном итоге враг нацеливается против Христа, Его Имени и Славы, явленной в Его Теле.

Мы знаем, что так было во времена Ветхого Завета. Когда Израиль находился в состоянии духовного упадка, Божья Слава, Честь, Имя, Величие тускнело, заволакивалось и исчезало из виду. Когда же духовность Израиля была в стадии подъема, тогда и Свидетельство Иеговы разворачивалось в полную силу. Во времена Нового Завета, как, впрочем, и сейчас, враг, в стремлении принизить, уничижить Божье Достоинство, либо пытается разрушить духовную жизнь Божьего народа, либо стремится покончить с общением святых.
Итак, Церковь, Тело Христово, становится причиной духовного конфликта, потому что в ней заложено Божественное призвание, цель и объект. Вся желчь врага и неистовство его атак направлено против жизненного единства Божьего народа. Он не останавливается ни пред чем, пытаясь разрушить его всеми способами, стремясь разобщить святых и натравить их друг против друга. Сколько же коварства он вкладывает в это!
 

V. Стратегическая ценность бдительности

Здесь мы с вами должны поступить так, как в свое время сделал Неемия: "... ставили против них стражу ..." (Неемия, 4:18), и как в подобных ситуациях нам советует действовать апостол Павел — "... старайтесь о сем самом ..." (Ефесянам, 6:18) (прим. переводчика: в английской Библии "наблюдая за этим сим"), потому что и в первом и во втором случае имеются в виду козни дьявола. Итак, существуют коварные хитросплетения врага. Что значит на практике, скажем, в каком-то конкретном случае — "поставить стражу против козней дьявола"? К примеру, любая молва и слухи, которые мы слышим и принимаем, должны быть абсолютно достоверными. "Испытывайте все ...". Потому что и молва, и слухи могут посеять в нашей среде разделение или раскол. Потому что простой намек может вызвать среди нас разногласие и размолвку.
В наши дни, когда вся атмосфера пропитана страхом и подозрительностью, вам только стоит где-то что-то намекнуть, слегка посомневаться в чьей-то правдивости, как тут же во взаимоотношениях возникает брешь и недопонимание. Если бы мы только бодрствовали, если бы верили только фактам, то обязательно убедились бы в том, что многое из услышанного нами чистейший, абсолютно необоснованный наговор, который причиняет огромный ущерб Самому Господу и Его народу. Ибо, когда мы со всей серьезностью тщательно проанализируем все это, то поймем, что здесь нет и доли истины. А если даже здесь и присутствует частица правды, то вполне объяснимая. Мы согрешим в сердце своем, если не признаем серьезность создавшегося положения. Типичный случай из нашей повседневной жизни.
Проявляйте бдительность против козней дьявола, потому что нам даже трудно представить, сколько у него в запасе всяческих уловок и ухищрений, направленных против единства Божьего народа. Вот где важна бдительность и молитва.

Молитва открывает глаза на козни дьявола. Бодрствование в молитвах, т. е. бдительность плюс молитва, необходимы для того, чтобы обнаружить непосредственный объект дьявольского нападения и способы его действий. Мы не должны постоянно мучиться мыслями о дьяволе, но, в то же время, нам следует со всей серьезностью отнестись к существующим фактам. А они таковы, что на протяжении почти двух тысячелетий враг ни на миг не прекращал свои попытки нарушить взаимоотношения, сложившиеся внутри Божьего народа.
Неужели это правда? Неужели такова история? А если правда, то что она означает? Эта правда означает то, что без некой сплоченной, драгоценной части Его свидетельства, т. е. Церкви, вы никогда в полной мере не сможете овладеть духовным вещами, представляющими истинную ценность для Бога. Поэтому именно единство Тела является объектом таких злобных и коварных нападок сатаны, который правдами и неправдами преследует одну только цель: посеять там разделение и раскол, поломать и разрушить сложившиеся взаимоотношения.
Эта правда означает, что такова история. И, конечно же, именно из-за этого единства враг проигрывает игру.
Она означает, что Церковь как сообщество верующих, как Его Тело, как взаимосвязанный и хорошо отлаженный организм, действуя совокупно согласно Его воле, наносит огромный ущерб небесным начальствам, властям и мироправителям тьмы века сего.

Вот на что нам следует направить все свое внимание и усилия. Давайте же будем стоять до конца во имя духовной общности. Это вовсе не означает, что мы должны примиряться с вещами, противоречащими Божьему Слову.
Это вовсе не означает, что мы должны покинуть ту духовную позицию, на которую нас поставил Господь.
Подобно Неемии нам нельзя оставлять своего места. Когда злоумышленники попросили Неемию: прийти, сойтись и обсудить создавшееся положение, то он им ответил: "... Я занят большим делом; не могу сойти..." (Неемия, 6:3). Не следует опускаться до обсуждения вопросов, якобы духовно насущных, которые в действительности не нуждаются ни в какой дискуссии.
Любая духовная позиция, достигнутая ценой креста, за счет той глубоко внутренней работы, которую он совершает в верующем, должна удерживаться в тесной взаимосвязи со святыми. И никак иначе! Как бы позиции ни различалась между собой по степени духовной важности, все они должны стремиться, достигать и, насколько это возможно, удерживать свою взаимосвязь со святыми.
Божья конечная цель, состоящая в том, чтобы дать людям свет и истину, не была бы достигнута, если бы эти откровения вверялись неким верующим — обособленцам, стремящимся удержать их от остальной массы святых. Он дает их для всего Тела. Если же Тело разобщено, то цель, ради которой они даны, остается недостигнутой. Это не частно-личное, но всеобщее дело. Тело Христа — всеобщая реальность.
 

VI. Основание победы

Основанием победы в 18 главе книги Царств несомненно является жертвенник. То же самое можно сказать и о послании к Ефесянам. Прежде чем вы займете какую-то духовную позицию в поднебесье с тем, чтобы выступить в духовной брани и победить, вам придется пройти через этапы, описанные в ранних главах послания к Ефесянам. Вы вынуждены будете признать, что прошли через смерть, алтарь, оживление духа и духовное воскресение.
В самом начале послания к Ефесянам даются характеристики креста и алтаря. Следовательно, основа нашей духовной победы — крест и алтарь. Илия взял 12 камней, чтобы построить жертвенник. Сооружение алтаря из 12 камней сразу же наводит на мысль об его исполнительной роли. 12 — административное число. Жертвенник, сложенный из 12 камней, становится в руках Господа административным орудием и средством управления.
Возможность править даруется только на кресте и посредством креста, потому что именно там Он одержал Свою Победу, именно там, сорвав покрывало с властей и мироправителей века сего, Он обнаружил их наготу. Читая 3 Царств, 18 главу, не обращали ли вы когда-нибудь внимание на такие слова: "... по числу колен сынов Иакова, которому Господь сказал так: Израиль будет имя твое"? Что здесь имеется в виду? Израиль — Божий Царь; сыны Божьего Царя представлены у жертвенника и креста (или люди жертвенника и креста?). Оно (место Писания) образно подчеркивает те моменты, которые лежат в основе нашего прихода ко Христу, без которых невозможно занять место правления во Христе, Царе Божьем. Он величественней самого Израиля. Он Царь Божий. Мы, будучи сынами в Нем, становимся сопричастными Его царственности. Место правления во Христе дает нам право со всей властью вступать в поднебесье.

Но этого можно достичь только через алтарь и крест. "Крест — основа нашей победы" — о сем свидетельствуют не только небеса и Слово Божье, но и ад. Дьявол является невольным, нечаянным свидетелем в пользу этой истины. Впервые его ненависть ко кресту становится совершенно очевидной, когда он пытается удержать Иисуса Христа от распятия. Когда же ему это не удается, он искушает Иисуса сойти с креста: "Если ты Сын Божий, сойди с креста". Коварные происки. Потерпев неудачу здесь, ибо работа на кресте была совершена, несмотря на все попытки дьявола, он изыскивает сегодня всевозможные ухищрения, которые могли бы изменить, исказить проповедь креста и сделать ее неэффективной. Он находит людей, вроде бы проповедующих о кресте, но в то же время дискредитирующих его работу. Нужно признать, что дьявол способен зайти очень далеко. Он готов всячески потворствовать проповеди креста, ибо тогда крест будет проповедоваться по его научению и указке, а это сделает саму работу креста неэффективной. В 1 послании к Коринфянам апостол Павел сказал, что крест, проповедуемый в словах человеческой мудрости, становится неэффективным и бездейственным. Люди, проповедующие о кресте словами человеческой мудрости, просто-напросто лишают его истинного значения и силы.
Настоящая сила креста заключена в том, что его можно образно назвать пристрелкой против врага и всех его козней, пристрелкой против основополагающего принципа греха и природы зла. Крест теряет свою силу, если вы рассказываете о "героях креста" как о людях, которые, вставши на "путь креста", отвергли себя и сложили свою голову за отечество. Вы причисляете подобный героизм к категории подвига Иисуса Христа, чья Жертва по сути своей не имеет ничего общего с самопожертвованием солдат. Таков модернистский взгляд на крест. Кроме того, враг приложит все силы, чтобы удерживать христиан в неведении относительно истинного значения креста.
Тот день, когда христианин через откровение наконец-то постигает всю полноту значения Голгофского креста, можно назвать самым великим днем для Господа и самым черным днем для дьявола. Занимаясь разнообразным псевдотрудом во Имя Иисуса, вы, возможно, почувствуете некое сопротивление со стороны врага, но будьте уверены, что оно возрастет в десятки раз, когда вы начнете исполнять настоящее Божье дело. Только тогда начинается новый этап в истории о конфликте, духовной брани и сатанинском антагонизме; но и вы тоже вступили в совершенно новую духовную область, заняли иное место и в вашем распоряжении уже свежие силы. Дьявол потерял свои позиции.

Множество людей верят и радуются псевдотруду во Имя Бога, не осознавая, что, будучи христианами, они продолжают использовать энергию естественного человека. Они не представляют никакой угрозы для нашего врага из высших эшелонов. Признавая и утверждая в своей жизни крест, мы, тем самым, совлекаем с себя жизнь ветхого человека и вместе с Павлом говорим: "... Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос..." (Галатам, 2:19-20). Затем только мы вступаем в новую область, духовно значимую и для Бога, и для врага — новую область духовного конфликта.
Враг всегда ищет возможности сокрыть от христиан эту сторону креста, и, как уже было сказано ранее, самых сильных оппозиционеров, выступающих против нас в этом вопросе, мы встретим именно в лице христиан. Как только вместе с Господом мы окажемся на пути, ведущем к постижению всей полноты значения Голгофы, у нас тут же возникнут трудности, причем, в основном с христианами, более того, именно с законниками. А если же наши лидеры не стоят на этом, то наше продвижение будет сопряжено с величайшими трудностями.
Сколь оке велика ненависть дьявола к полноте креста! Он использует все доступные ему средства для того, чтобы разрушить его истинную ценность для верующих, чтобы скрыть от них его подлинное значение. Возможно, он заставит их покинуть свое место или будет убеждать их совсем не занимать его. Таково свидетельство дьявола в пользу истинной ценности креста. Но это еще раз подтверждает его особое значение. В нем заключена основа победы, а это хорошо известно дьяволу.

Итак, запомните одну крайне важную вещь: Для тех, кто по-настоящему воспринял крест Господа Иисуса Христа, дьявол становится поверженным противником, потому что именно Голгофа символизирует его поражение. Когда мы соединяемся с подобием смерти Господа Иисуса Христа, с Ним же стоим твердо на основе одержанной Им победы и полного поражения врага. И для нас — тех, кто слился в одно целое с Распятым Христом, дьявол, как бы он ни злился, бушевал, свирепствовал, угнетал, поражал, удручал, терзал и неистовствовал, был и остается поверженным врагом.
 

ГЛАВА IV

О НЕКОТОРЫХ ПРЕПЯТСТВИЯХ МОЛИТВЕ, ВОЗНИКАЮЩИХ В НАШЕМ РАЗУМЕ

I. Давайте сейчас поговорим   о препятствиях, возникающих порой в нашем разуме во время молитвы

Ранее мы рассмотрели   5 видов молитвы, а именно:
1. Общение
2. Подчинение
3. Прошение
4. Сотрудничество
5. Конфликт.

Теперь мы с вами переходим к обсуждению некоторых трудностей, которые имеют определенное отношение к молитве. Как часто смутное ощущение противоречия или неуверенности, возникающее в глубине нашего сознания, оборачивается на деле причиной духовной хромоты или паралича нашей молитвы. Иногда мы буквально пробуксовываем в молитве из-за неких препятствий, порожденных нашим разумом, сущность которых мы никогда по-настоящему не выявляли и не анализировали. Итак, цель нашего исследования состоит в том, чтобы попытаться выявить некоторые из этих препятствий, проанализировать их и окончательно с ними расправиться. Определенность и уверенность — таковы средства, очищающие основание для молитвы.
 

II. Молитва и воля Божия

В связи с этим следует отметить, что возникновение одной из самых первых молитвенных трудностей напрямую связано с Божьей волей. Здесь, несомненно, есть над чем подумать и поразмыслить, потому что данная область отличается огромным разнообразием моментов, аспектов и сторон. Поэтому, прежде всего, нам следует сузить границы нашего исследования. Так, в отношении Божьей воли мы выдвигаем один основной вопрос: следует ли ее считать чем-то абсолютным или относительным?
Итак, мы задаемся вопросом: должны ли мы считать волю Божью чем-то абсолютным или относительным? Такие рассуждения звучат очень научно, но я постараюсь их объяснить. Почему Бог допускает чему-то произойти? Потому что такова Его абсолютная воля, или Он просто использует это для того, чтобы перевести нас на новую духовную позицию? В последнем случае Божья воля является относительной, а не абсолютной. Иными словами, сложившиеся обстоятельства могут не представлять собой абсолютной воли Бога, но Он допускает их ради других целей, и поэтому эти обстоятельства являются Его относительной волей.

Итак, сейчас у нас есть основание для более глубокого и обширного размышления о Божьей воле в отношении молитвы. Если речь идет об относительной воле Бога, вопрос для нас будет заключаться в том, что же происходит с различными обстоятельствами, которые допускает в наших жизнях Бог, после того, как они исполнили свою цель? Отстраняются ли они в сторону и перестают иметь какое-либо место в Божьей воле вообще, или они продолжают оставаться, но мы при этом достигаем превосходства над ними, так что они становятся нашими слугами?
Дело даже не в том, что Бог в силу полноты своей воли и своих определений намеренно желает нам невзгод. Обстоятельства остаются таковыми, потому что Бог воспринимает их как то необходимое, что сможет удержать нас в определенной духовной позиции. Будь мы совершенными творениями, Божья воля всегда бы была для нас абсолютной. Относительной воле Бога просто не осталось бы места. У Бога не было бы необходимости допускать какие-то события в нашей жизни, чтобы через них перевести нас на новую духовную позицию. Но в связи с тем, что мы остаемся несовершенными, падшими творениями, Божья воля для нас чаще всего бывает относительной, нежели абсолютной.
 

III. Конфликт между подчинением и настойчивостью

Далее у нас возникает проблема по поводу подчинения, с одной стороны, и настойчивости — с другой. Создается впечатление, что они являются антагонистами по отношению друг к другу и всегда представляют собой конфликт или противоречие.
Как же возможно примирить между собой настойчивость и подчинение. Не исключает ли настойчивость подчинение? Не исключает ли подчинение настойчивость? Казалось бы, они взаимно противоречат друг другу, но все же это не так. И это та проблема, которая возникает в молитве.
Как же можно продолжать биться и стучаться в дверь и при этом говорить о каком-то подчинении? Разве подчинение не лишает вас той движущей силы, которая побуждает вас продолжать стучаться? А не говорит ли сила, с которой вы стучитесь, о том, что вы еще не выучили, что такое подчинение?
Это не всегда может быть сформулировано в вашем разуме именно так. Но если только в него вкрадываются подобные мысли, они очень часто склонны лишать ваши молитвы позитивности и определенности, так что вам начинает казаться, что вы на необитаемом острове. Это такая проблема, с которой нам нужно четко разобраться, раз и навсегда. Решение этой проблемы связано с наличием нравственного элемента и осознанием того, что Бог очень серьезно подходит к нравственным элементам и вопросам.

В нас есть то, от чего нужно избавляться, что необходимо преодолеть. А это означает, что в относительной Божьей воле будет много того, что всего лишь было допущено, скорее, даже послано Господом, с целью помочь нам избавиться от чего-то или преодолеть в себе определенные качества, связанные с нравственными факторами. ( Нравственными в самом широком смысле). Новому творению предстоит осознать, что это вопрос нравственного совершенства, но по отношению к нам самим говорить о его полноте не приходится. Само по себе нравственное совершенство полноценно, но оно явлено в полноте в нас. Ведь ветхая тварь по-прежнему существует. Грех не отошел от верующего. Мир не отошел от верующего. Дьявол  не отошел от верующего.
Но в самом центре ветхого творения сокрыто новое, которое является нравственным. Эта нравственность еще находится на младенческой стадии, всем нравственным элементам и качествам еще предстоит долгое развитие, прежде чем они смогут действительно представить собой нравственное творение в полном смысле этого слова. А именно:
1. Ответственное творение.
2. Разумное творение.
3. Творение с новым сознанием, новым стандартом ценностей, новым осознанием принципов жизни.
Ведь перед новым творением открывается доселе ему неизведанный мир поднебесья, и ему еще только предстоит уразуметь всю мудрость и все знание этого мира. Предстоит познать все его секреты и открыть все его добродетели. Господь не сотворил нас простыми машинами путем перерождения, чтобы потом передвигать нас как пешки туда-сюда независимо от нашей воли, наших чувств, наших желаний, нашего мышления и разума, что сделало бы нас полностью отчужденными от всего происходящего. Все это полностью противоречит Писанию.
Господь создал нас нравственными творениями в соответствии с новым нравственным образцом, новой небесной системой, абсолютно новым разумом, отличным от естественного, природного человека. Отныне все для нас будет соотносимо с Божьим. Он будет побуждать нас упражняться в нашем образе нового творения, нового сознания и убеждения через внутреннее руководство. Здесь каждому из нас будет дан выбор.

В силу того, что ветхое творение всё еще продолжает назойливо кружить и окутывать новое творение, последнее будет расти благодаря этому соперничеству, конфликту и напряженным усилиям преодолеть ветхое. Воля, обновленная и исполненная силой Святого Духа, не будет действовать механически, но будет вынуждена упражнять себя в Божьем.
Молиться в Божьей воле отнюдь не означает, что Святой Дух будет сдерживать вашу волю, ваше волеизъявление и заставлять вас говорить что-то, минуя ваш разум. Такое представление является полным заблуждением.
Сегодня часто можно столкнуться с тем, как человеческий разум просто отметается в сторону, и человек начинает выдумывать такие вещи, которые ни он сам, никто другой не может понять. И это не новое творение. Святой Дух не отнимает разума и понимания у того, кого Он использует, но Он призывает их упражняться в понимании.
Молитва в Святом Духе не означает, что мы настолько предаемся Святому Духу, что теряем всю свою нравственность.
 

IV. Молитва как образовательное средство.

Мы увидели, что нравственные вопросы являются преобладающими для разума Господа, который, в свою очередь, является объектом нашего внимания. Поэтому молитва становится для нас своеобразным образованием и обучением. Таким образом, мы говорим о "школе молитвы", что является весьма справедливым определением. Образование и обучение — это не одно и то же. Образование связано с приобретением знаний. Обучение более связано с нравственной ценностью в практическом применении. Когда мы говорим об образованном человеке, мы подразумеваем того, кто много знает. Но если речь зайдет о хорошо обученном человеке, мы сразу представляем себе человека, который имеет некую практическую ценность.
Существует множество образованных людей, которые при этом совершенно бесполезны. Поэтому Господь вводит нас в молитву, что, с одной стороны, представляет собой приобретение духовного знания, которое можно получить не иначе как в молитве. Насколько же это удивительно, когда Господь расширяет наше духовное понимание в молитве, и мы узнаем новое, открываем тайны и приходим к познанию доселе неизвестного. С другой стороны, молитва несет в себе эффект обучения, так как она переводит нас на новый, более высокий нравственный уровень.
Немолящиеся люди будут как несведущи в вопросах духовного, так и слабы, ибо они необразованы и необучены. У них не будет знания, и они не смогут поступать в соответствии с Божьим разумом. Поэтому далее мы должны уяснить для себя, что молитва обладает не просто личным преимуществом для нас, но это еще и участие в определенной кампании. Нам предстоит вступить в Божественный порядок.
Молитва обладает не просто личной и субъективной ценностью. Она объективна, собирательна и относительна, даже в плане нравственных ценностей, которые проистекают из индивидуальной молитвы.
 

V. Природа настойчивости.

Существует три стороны настойчивой молитвы. Понимаете ли вы, почему требуется настойчивость? Почему это необходимо и правильно? Понимаете ли вы, что нет никакого противоречия между подчинением и настойчивостью в прошении? Подчинение, как мы уже отмечали, по своей сути активно и позитивно. Это не что-то пассивное. Оно означает, что мы приведем все в согласие с Божественным разумом. Тогда настойчивость следует за развитием нравственных качеств.
 

VI. Нравственные совершенства Христа, тесно вплетенные в молитву.

Все три стороны настойчивой молитвы, прежде всего, носят нравственный характер. Это в свою очередь имеет два аспекта.
В. Мы уже говорили о мастях, входящих в состав фимиама, возносимого на золотом жертвеннике. Все масти, составляющие фимиам, представляют собой нравственные добродетели Христа.
С одной стороны, к этому необходимо подходить, и это необходимо принимать по вере. Это первый аспект нравственной стороны настойчивой молитвы.

Вера намеренно и настойчиво воспринимает и применяет нравственные добродетели и славу Господа Иисуса. Это — упражнение. Зачастую это представляет собой отпор, который нам приходится давать вмешательству различных аргументов, которые восстают из нашего естественного "я" и пытаются расстроить молитву. Когда мы приходим в присутствие Господа, мы несомненно должны приходить с чувством собственной недостойности, собственной пустоты и слабости.
Очень часто даже самую положительную и действенную молитву перебивает, тормозит, и ставит под сомнение наша постоянная одержимость собственной греховностью, слабостью и беспомощностью. В таких случаях возникает необходимость поупражняться в нравственных добродетелях и совершенствах Христа, дабы мы, крепко ухватившись за них, могли смело предстать перед Господом. В присутствии Божьем враг будет забрасывать нас своими убеждениями, суждениями и обвинениями, но мы должны крепко, обеими руками держаться за совершенство Господа Иисуса.
До тех пор, пока мы не научимся этому, мы не сможем пробиться к Божьему трону, потому что без нравственных совершенств Господа Иисуса к Нему невозможно приблизиться. Я знаком с такими людьми, для которых молитвенная жизнь является просто чем-то недосягаемым и невозможным. Как только они уединяются для молитвы, на их разум обрушивается поток внутренних размышлений, самоанализа и самосозерцания, так что они никогда не могут добиться ничего положительного.

Далее есть другая сторона нравственного фактора, о котором мы ведем речь. Святой Дух должен явить нашим душам все совершенства и добродетели Господа Иисуса, и благодаря этому мы сможем изменяться по образу Христа.
В присутствии Божьем Господь Иисус представляет собой человека по сердцу Богу. Но он не является единственным в своем роде представителем. Он — тот человек, по примеру которого должны формировать свой характер все члены нового творения Христа, и все разнообразие добродетелей и совершенств, присущих Ему, как совершенному человеку, должно передаваться всем Его членам, по мере того, как они становятся причастниками Его сущности.
Добродетели Христа были: Проверенными добродетелями; Испытанными добродетелями; Подтвержденными добродетелями; Триумфальными добродетелями.

Сейчас эти добродетели по-прежнему несут в себе силы, они не просто пассивны. Господь Иисус не был перенесен в качестве уникального экспоната в музей. Он живой. Он не является статуей, Он — живой Христос, который благодаря Святому Духу способен отдавать Себя на служение нам, членам Его Тела. Его вера не была завершена, отполирована и поставлена на полку для всеобщего созерцания. Это та вера, которой нам нужно жить. Его вера. Его долготерпение имеет ту же сущность. Мы призваны быть последователями и сопричастниками Христова долготерпения.

Таким образом, Его вера, Его долготерпение, Его посвящение, Его послушание, Его долгострадание, Его любовь, — все это было проверено, испытано, подтверждено и, в конце концов, одержало триумф, который не является чуждым для нас, но имеет к нам прямое отношение. Это и представляет собой нравственную сторону настойчивой молитвы — добродетели и совершенства Христа, рожденные и явленные в нас.
Порой, когда Бог не отвечает сразу, настойчивость выражает собой необходимость терпения. Что же Он делает при этом? А Он вырабатывает в нас нравственные совершенства Своего Сына — совершенную и триумфальную веру, терпение, посвящение, послушание, которым бы не было основания, если бы Он не заложил его.

Молитва во истину является школой обучения. Давайте же помнить, что Бог уже сейчас видит конец, и наше сотрудничество с Христом в той мере, до которой нам определено, будет нравственным. Грех не является абсолютной волей Бога, но Он допускает его. "Запинающий нас грех..." Это не является Божьей волей, но Он позволяет этому происходить. Это относительно. Но внутри нас — взаимодействие, это соперничество за развитие в новом творении нравственной жизни. Страдание не является абсолютной волей Бога. Но Он как допускал, так и допускает его. Таким образом, оно находится в относительной Божьей воле, Он допускает его с определенной целью.Когда эта цель будет достигнута, страдание может уйти, или оно по-прежнему может остаться, для того, чтобы удержать нас в определенной духовной позиции. Но так как эта позиция, ради которой было допущено страдание, была достигнута, относительная Божья воля исполнилась.
Много обстоятельств, которые приходят в нашу жизнь, не являются абсолютной Божьей волей. Срыв и падение не является абсолютной волей Божьей, поскольку ничего не может случиться с Его детьми без Его согласия, поэтому это является Его относительной волей.
 

VII. Обеспечение духовного понимания.
 

Таким образом, это ставит перед нами вопрос поиска знания Божьих путей. В этом и заключается наше образование. Но когда мы приходим к пониманию Божьих путей через глубокое переживание и внутреннее борение нашего сердца, — это обучение. Мы достигли более высокого стандарта жизни.
Во-вторых, настойчивая молитва представляет собой знание. Нравственная жизнь стоит на первом месте, а знание на втором.

Тем, которые полностью вверили себя в Божьи руки, предстоит пережить странное столкновение с очевидным противоречием. У них может быть очень явное представление того, что Бог ожидает от них, и это может казаться весьма исполнимым. Но дорога почему-то закрыта, дверь никак не открывается, одно промедление сменяется другим! Ну что же такое делает Бог? Итак, сперва мы должны предстать на молитву, а затем мы должны проявлять полную настойчивость, но мы никак не можем оставлять молитву.
Возможно, мы и решаем для себя, что нужно раз и навсегда отдать все Господу, но, тем не менее, мы обнаруживаем, что мы вновь и вновь возвращаемся к этому, и Бог не допускает нам оставаться равнодушными. Он желает, чтобы мы, со своей стороны, достигли более полного знания и понимания. Это все связано в нас с Божьими путями, и по собственному опыту я знаю одно: невозможно научиться Божественным принципам или обрести духовное знание по книжке или лекциям. Их можно познать только по ходу их естественного развития.
Прежде всего, должно быть их внутреннее зачатие. Затем наступает стадия формирования. Затем следует борение, ведущее к рождению. Таким является любой жизненный процесс.

Ни по каким книжкам, даже по Библии, мы не можем выучить действие Божественных принципов. Все, о чем говорит Библия, мы можем познать только по мере переживания на личном опыте. Библия — это не граммофон, это микрофон.
В чем разница? Граммофон передает то, что заложено в нем самом. Микрофон передает информацию, находящуюся за его пределами. Библия — это не граммофон. Одного нашего чтения Слова недостаточно. Должно прийти что-то извне для того, чтобы мы поняли, о чем же идет речь. У нас может быть "граммофонное" знание Библии, т.е. мы можем знать Библию от и до, как обыкновенную книгу. Мы можем дать ей самый четкий анализ и отразить все события на диаграммах, но при этом мы можем оставаться весьма бесполезными для Господа. Но если мы воспринимаем Слово по принципу микрофона, мы знаем не только Писание, а гораздо больше. Бог говорит с нами через Писание, а затем мы применяем это в живой действительности.

Наверняка, когда вы были маленькими, вы подбирали морские раковины и прикладывали их к уху, чтобы послушать гул моря. Настоящий ли это гул моря? Это — детская фантазия. Раковина просто выступает в роли воронки, которая собирает вибрации атмосферных звуков, в результате чего мы четко слышим всю гамму звуков, которую способен воспринять человеческий слух. Сама раковина ничего особенного собой не представляет. Это всего-навсего передатчик. Если к Слову Божьему подходить просто как к книге, то оно ничем не будет отличаться от морской раковины. Если же мы идем в Духе, то Слово открывает нам разум Божий. Но если только Святой Дух не действует через Слово и не открывает его нам, Писание будет подобно всем остальным книгам, и мы можем читать его и получать просветления не больше, чем мы получаем при чтении обычных книг. Нам же необходимо почерпнуть духовное знание.
Очень многие превращают Библию в простой справочник-руководство. А мы говорим о том, что невозможно познать Божественные принципы или обрести духовное знание из книг или лекций. Все это может прийти только через жизненный опыт, через живую перемену, произошедшую в нас, через жизнь, сформировавшуюся и развивающуюся в нас, которая впоследствии переходит на стадию борения, дабы полностью воплотить себя. Именно так мы обретаем духовное знание. Оно приходит в настойчивой молитве, и именно поэтому Бог' требует от нас настойчивых молитв, которые Он считает столь необходимыми. В борении наших душ перед Господом мы приходим к познанию духовного. Зачастую спешка оборачивается дополнительной потерей времени, так как нам приходится возвращаться к тому, где мы начали, с целью приобретения более полного знания, которого мы не смогли получить в спешке. Таким образом, Господь вынужден возвращать и в буквальном
смысле связывать многих так, чтобы они даже двинуться не могли. Затем, Он держит их таким образом в течение длительного времени, чтобы у них была возможность как следует поупражняться, и через это они познают все то, что Бог считает для них обязательным.

Есть и такие, кому дано знать наперед. Но независимо от того, когда вы получите знание, — заранее или только после того, как Бог вернет вас, — для Бога важно одно: вы должны знать. Поэтому Божье промедление всегда используется Им для того,
чтобы побудить нас к настойчивой молитве, с целью получения духовного знания. ...... .
 

III. Принимая ответственность в молитве.

В третьих, существует коллективный аспект. Неемия говорил о молитве, которую он возносил день и ночь. Но эта молитва была взаимосвязана с другими людьми, это была молитва за Божий народ.
Молитвы Христа носили тот же характер. Это были молитвы не за Себя самого, но они относились к тем, которые были Его. День и ночь Он пребывал в молении за них.
Молитвы Павла были точно такими же: " ... непрестанно молясь за вас...", "... всякою молитвой и прошением... со всяким постоянством и молением обо всех святых".
В этих молитвах есть постоянство и настойчивость, но они носят коллективный характер и взаимосвязаны с другими людьми. Когда я говорю слово "настойчивость" и "настойчивый", я припоминаю ту вдову, которая докучала неправедного судью. Эта женщина — символ Церкви. Христос на это говорит: "Бог ли не защитит избранных своих, которые вопиют к Нему день и ночь?" Что такое защита святых от соперника? Это великое обобщающее событие конца времен. Это дело низвержения Клеветника братьев, который осуждал их перед Богом день и ночь. Великий Судия отомстит Клеветнику, смутителю церкви. Это имеет свой коллективный аспект.
Можно также вспомнить и историю о друге, который в полночь пришел просить взаймы хлеба. Опять -таки, речь идет не об отдельной личности, а о взаимосвязи одного с другим. Человек продолжал стучать, пока ему не отворили дверь, и именно его настойчивость заставила хозяина дома встать с постели. Здесь человек представлен в отношении с другим.
Все это представляет собой некую схему, план, кампанию, в которой участвует весь Божий народ. Бог не просто приводит индивидуально каждого из нас в определенное место, но Он размещает нас относительно других людей — "... доколе все не придем..."

Наше борение, нравственное воспитание, всевозможные противоречия и промедления, которые побуждают нас молиться и быть настойчивыми в прошении, — все это производит работу не просто в нас отдельно, но и в свете нашей взаимосвязи с Телом. Эта работа становится относительной, ибо она производится в вас относительно Тела Христова. Бог желает, чтобы все Его Тело было совершенно, и каждая Его часть должна понести на себе долю участия, по отношению ко всему целому. Однажды собирательный эффект всех испытаний, трудностей и невзгод будет явлен во всем совершенном Теле и тогда мы увидим, что, когда мы страдали, мы страдали не в одиночестве и отчуждении. Все наши страдания были на самом деле коллективными, взаимосвязанными с другими, они были частью одного целого, и они оказали влияние на нечто гораздо большее, чем просто наши личные интересы.

Мы должны позволить Божьему конечному определению придать некую яркость нашим личным испытаниям. Когда мы проходим через трудности, это возникает не из-за того, что Господь выбрал лично нас быть страдальцами-одиночками. В конечном результате Бог видит все Свое Тело, поэтому страдание происходит по отношению ко всему Телу, ибо ради Тела мы восполняем страдания Христовы.
Страдания, как уже говорилось, являются относительной, а не абсолютной волей Божьей. Но в этом смысле они являются той силой, которая продолжает двигать нас к большим Божьим целям. После того, как эта большая цель достигнута, относительная Божья воля в страдании заканчивается, и больше не остается ни боли, ни мученья.
Мы должны увидеть Божий план в его полноте и осознать, что то постоянство и та настойчивость в молитвах, которые требуются от нас, влияют на следующее:
1. Личную нравственную жизнь верующего в соответствии с небесным порядком.
2. Увеличение духовного познания, сокрытого по ту сторону всех препятствий и промедлений, которые побуждают нас к настойчивой молитве. Мы узнаем что-то, что ранее было нам неизвестно.
Это упражнение, это борение взаимосвязано с полнотой Божьих целей и по-своему относится ко всем Его святым. В Божьей воле нет никакого насилия или принуждения. Более того, это чуждо настойчивости.
Настойчивость, несмотря на то, что не всегда нам это кажется именно так, представляет собой сотрудничество или взаимодействие с Богом. Конечно же, мы можем думать, что результатом нашей настойчивости окажется принуждение Бога сделать что-либо для нас. Но Бог вызвал нас на подобное с единственной целью — привлечь нас к сотрудничеству с Его волей. Именно это я имел в виду, когда сказал, что каждому из нас предстоит преодолеть в себе многие вещи, всякого рода останки ветхого творения в нас, от которых нам предстоит избавиться. А именно:
1. Наши желания.
2. Наши чувства.
3. Наши предпочтения.
4. Наши суждения.
5. Наши представления.
6. Наша оценка.
7. Все это нам предстоит преодолеть.

Упражняясь в борении в своих молитвах, мы приходим к сотрудничеству с Богом, и вскоре мы обнаруживаем, что то, что, по нашему представлению, выглядело как принуждение Бога сделать что-либо для нас, на самом деле было Божьим приемом, с помощью которого Он смог привести нас к определенному состоянию. Это состояние необходимо для того, чтобы Бог смог свершить через нас угодную Ему работу.
У Господа очень странные пути, но в конце они оправдывают себя. "И оправдана премудрость чадами ее".
 

ГЛАВА V

МЕЧ СЛОВА И МОЛИТВА

Судьи, 7:1-7,   1 Царств, 13:2-7, Ефесянам, 6:17,18

I. Меч Слова и молитва.

По мере того, как мы подходим к завершению наших размышлений о молитве, хотелось бы еще отметить пару вещей, связанных с ходом нашей мысли. Главным образом это связано с вышеупомянутыми отрывками из Писания. Обобщая события, описанные в 13 и 14 главах 1 книги Царств, ситуация представляется следующей.
Саул, который является официальным представителем народа, дошел до такого состояния, при котором его вера в Бога оказалась попросту отрицательного качества. Результатом стало преобладание страха и трепета, повсюду стало царить трагическое отсутствие сплоченности и единства. Враг взял верх. Люди неспособны что-либо предпринять, так как стратегический ход врага полностью обезоружил их, и даже кузницы, в которых выковывалось оружие, были уничтожены.
В такой ситуации всегда найдется хотя бы один человек, который имеет веру в Бога, и эта вера ставит его в явную оппозицию по отношению к господствующим обстоятельствам. Ионафан по-прежнему крепко верит в Бога, и поэтому не только отвергает существующее положение вещей, но и отрекается от него, заняв положительную и действенную позицию. Таким образом, он становится небольшим орудием в руках Бога, способным разрушить вражью силу в день почти вселенского упадка. Тем самым среди всеобщих опасений и духовной слабости он показывает всем настоящее свидетельство.
Такие примеры разбросаны по всему Писанию. Во всю историю Церкви, начиная с Библейских времен, всегда находились подобные люди.

В этой истории нужно обратить особое внимание на два весьма значимых момента.
Первое - это стратегия Врага. Эта стратегия означала, что Божий народ был фактически поражен еще до начала битвы. Их орудия были конфискованы, а места их изготовления были уничтожены. Это был очень хитрый шаг — воистину мастерская уловка врага. Разве мы не видим, как это реальное событие в истории Божьего народа символизирует собой путь, по которому постоянно действует враг Божьего Свидетельства? И разве это не то, что большей частью происходит сегодня?
Мы уже отмечали в наших предыдущих размышлениях, что орудиями Божьего народа преимущественно являются молитва и Слово. Возвращаясь к ним в этой связи, становится ясно, почему мастерский ход врага всегда заключается в том, чтобы опередить нас в этом двояком направлении. Для нас немаловажно помнить, что наш противник не ожидает часа битвы, для того, чтобы привести в действие свои силы. Он всегда заранее начинает действия и предвкушает битву. Для него, ровно как и для нас, поступить иначе означало бы фатальный исход.
Как часто, столкнувшись с какой-либо ситуацией, мы обнаруживаем вдруг, что мы абсолютно неподготовлены, ибо наше главное оружие было отобрано у нас еще в самом начале. В такой критический час не существует способа приобретения оружия, и в момент нужды или, наоборот, хорошей возможности мы оказываемся абсолютно беспомощны, и нам приходится выучить этот горький урок.
Требование для нас заключается в том, чтобы мы усиленно поддерживали молитвенную жизнь и непрестанно пребывали в Слове, тем более, если мы знаем, что мы представляем для противника особый интерес. Таким образом, когда возникают какие-то нужды, мы будем вооружены и духовно готовы. Неподготовленное и невооруженное состояние является духовным бесчестием и потерей позиции в глазах Бога.

А вас не удивляло то, как по-разному называется Божий народ в вышеупомянутых главах? Иногда они называются "Евреями", а иногда "Израилем". Если вы обратите внимание, то заметите, как Дух Божий называл их Евреями, когда они переходили на сторону Филистимлян, и Израилем, когда они оставались с Богом. Они теряли достоинство имени "Израиль" (правящий с Богом), когда они переходили на сторону Филистимлян. Но когда они были на стороне Бога, несмотря на их слабость по благодати Божьей они назывались Израилем.
Но Филистимляне всегда называли их Евреями, поэтому и Бог называл их так всякий раз, когда они   отходили от Него и оказывались в руках Филистимлян. 
Что делает нас правителями с Богом? Молитвенная жизнь. Жизнь в Слове.
Мы теряем свое достоинство и положение, если позволяем врагу красть у нас нашу молитвенную жизнь и жизнь в Слове.

Возможно, когда мы только получили спасение, нас учили тому, что враг направляет свои особые и решительные действия на то, чтобы лишить вас молитвы и оторвать от Слова, в особенности, когда мы переходим на более высокий уровень духовного конфликта, где начинается битва за Свидетельство Господа, где происходит отрыв от всего земного, и мы, будучи членами тела Христова, устремляемся вверх. Предотвращая, расстраивая и разрушая нашу молитвенную жизнь и жизнь в Слове, враг вскоре сумеет духовно деморализовать Церковь и ее членов и украсть у нее превосходство.
Пусть же Господь откроет нашим сердцам важность и необходимость противодействия дьявольским уловкам. Ибо вражьи уловки нацелены не только на то, чтобы воспрепятствовать нашей молитвенной жизни, но предотвратить нашу молитвенную жизнь и общение с Господом в Слове вообще.
Поймите, что если враг добьется своего, вы лишитесь молитвенной жизни. Он придумает что угодно, естественное или сверхъестественное, и поставит это на пути вашей молитвенной жизни и жизни в Божьем Слове для того, чтобы предотвратить их. Для нашей борьбы существует два могущественных оружия.

Нам необходимо быть чуткими и бдительными к козням лукавого, что даст нам возможность опередить врага. Знание того, что намерен сделать враг, уже определяет за нами половину сражения. Враг не приходит открыто и не устраивает перед нами демонстрацию собственных сил, при этом публично объявляя, что он намерен разрушить нашу молитвенную жизнь. Мы не успеваем глазом моргнуть, как это происходит.
 

III. Наблюдение за молитвой.
 

Наблюдение в данном смысле означает бдительность к себе, наблюдение за тем, чтобы вы неустанно пребывали в молитве, наблюдение за тем, чтобы не возникло ничего, что могло бы остановить вашу молитвенную жизнь. Мы должны быть очень бдительны, "чтобы не сделал нам ущерба Сатана". Таким образом, с вашей стороны будет опережение, предотвращение и противостояние дьявольским козням и уловкам. У нас должно возникать здоровое подозрение даже к самым безобидным, обычным "случайностям", чтобы проследить, как бы за кажущимся обыкновением не сокрылась вражья уловка украсть у нас молитву.
Что же пытается предотвратить нашу молитвенную жизнь? Давайте подумаем, зачем же после всего нам нужно задаваться этим вопросом. Со своей стороны мы должны быть очень бдительны к стратегии вражеских ходов в этом направлении, чтобы наши орудия не были украдены или не оказались тупыми. Будьте чуткими к вражьим уловкам, направленным на то, чтобы отобрать у вас орудия вашей битвы — молитвенную жизнь и жизнь в Слове — или не дать вам воспользоваться ими.
 

IV. Место Слову в молитвах.

Святой Дух объединил в одно два оружия: "меч духовный, который есть Слово Божие" и молитву. Святой Дух очень тесно связал их. Он мог бы упомянуть меч в самом начале или сказать о нем в другом месте.
Можно было бы с легкостью подумать, что, видя перед глазами пример римского солдата, апостол Павел, описывая всеоружие Божие, дойдя до чресл и меча, находящегося на поясе, упомянул бы о них вместе: "...препоясавши чресла ваши истиною и повесив на пояс меч Духа..." Но нет же... Апостол рассматривает опоясание отдельно от меча, и говорит сначала обо всех защитных элементах доспехов, а уж потом, в конце, говорит о двух орудиях нападения — молитве и Слове.
Они являются основными для поддержания жизни не только благодаря способности защитить и дать отпор врагу. Они еще являются действенным оружием, способным обеспечить нам победу. 

Это то, о чем повествует 14 глава 1-й книги Царств. Ионафан был вооружен мечом и проворностью. Со стороны Ионафана была проявлена действенность в использовании оружия его воинствования, и поэтому он одержал победу.
Это потрясающе, когда мы можем предстать перед Господом и подкрепить наши молитвы Божьим Словом, сказав: "... по слову Твоему...", и затем ответить Богу Его же Словом. В этом сокрыта великая сила. Это также великолепно, когда мы выходим навстречу врагу с Божьим Словом. Сам Господь был искушаем в пустыне от дьявола сорок  дней.
М. Как Он встречал дьявола? — Словом Божьим! Его оружием было Божье Слово, и, используя это оружие, Он одержал победу, Он преодолел. Это не означает, что мы целенаправленно встречаемся с врагом и начинаем вслух цитировать ему Писание. Конечно же, в некоторых случаях это тоже необходимо. Но для нас важнее во всякое время иметь в своих сердцах Божье Слово, чтобы во времена искушений, давления и духовных атак мы могли крепко уповать на Божьи обетования. Мы не можем уповать на них, если мы не знаем их. Для эффективной молитвы необходима жизнь в Божьем Слове, и эти два оружия всегда используются вместе для верной и действенной победы над врагом.
 

V. Молитва и победители.

Ионафан сказал: " Ибо для Господа нетрудно спасти через многих, или немногих". Это была относительно небольшая группка, но для Господа они представляли ключ к разрешению всей ситуации. Они встали за других, заняв относительную позицию, и Бог знал, что кроме Ионафана, было бы сложно поднять кого-либо из всех остальных на битву. Бог должен был использовать их ради блага всех остальных. В конце концов, все остальные наслаждались благим исходом того, что обеспечила для них эта небольшая группа. Это так называемая "Команда победителей". Они есть надежда Божьего народа, и не будь их, для Божьего народа не было бы надежды. Они — ключ Господа для глобальных ситуаций. Он должен иметь таких ради всех остальных.
Это такие как Вениамин — связующее звено между чуждыми, отдаленными братьями и царствующим на троне. Это маленькие и неприметные, которые приносят собой великие благословения.
Это привилегированная позиция, хотя и очень трудная, очень дорогостоящая. Она дается только с великим трудом и страданием, но, тем не менее, находиться в этой позиции— большая привилегия.

Боюсь, как бы мы не смутились от страдания, напряжения и высокой цены, которые ожидают всякого, занявшего эту позицию. Но именно привилегия стоять в этой позиции значит для Господа так много, ведь среди великого множества народа найдется совсем немного, способных занять ее. И даже если Господь желает привести к себе все это великое множество, Он не может сделать это напрямую. Он делает это через служение тех, которые находятся в близком общении с Ним, которые являются символом великой победы над дьявольской стратегией. Это относительно привилегированная позиция. Именно поэтому следующие таким путем с Господом становятся центральным объектом дьявольской ненависти и злобы, и именно поэтому им приходится проходить через борьбу для того, чтобы удержать за собой ту позицию, на которую призвал их Бог.

Так много зависит от них! Будучи связующим звеном, они принимают на себя все бремя ответственности, и насколько же значимой становится эта связь между ними и всеми остальными людьми! Итак, у Ионафана и его оруженосца было тайное понимание всего происходящего. Они были в ущелье, с обеих сторон находились громадные запретные скалы, а наверху в более выгодной позиции стояла армия Филистимлян.
Вот в чем заключалось их тайное понимание: " Если они скажут: "остановитесь, пока мы пойдем к вам", то мы остановимся на своих местах и не взойдем к ним. А если они скажут: "поднимитесь к нам", то мы взойдем, ибо Господь предал их в наши руки, и это будет знаком для нас". Казалось бы, что должно быть все наоборот. Тогда преимущество оказалось бы на их стороне, и все было бы сравнительно легко. Но они верили, что для них Божьим знамением победы будет призыв лезть на запретные скалы.
И закричали люди к Ионафану и его оруженосцу: "взойдите к нам", и Ионафан сказал: "Господь предал их в руки Израиля". И при восхождении, цепляясь руками и ногами, с каждым малейшим продвижением вперед они говорили: " Победа за нами". Исполненные веры, они вооружились и двинулись в бой, опираясь только на уверенность в победе. И падали враги перед Ионафаном, а оруженосец добивал их за ним.
Землетрясение, которое послал Бог, стало знамением Его сотрудничества с ними. Когда их вера достигла пика в своем выражении, Бог встал на их сторону и послал смятение среди Филистимлян.
После этого несчастный еврейский народ увидел наконец-то свой шанс и обратил Филистимлян в бегство. (Это было не очень-то благородно и не очень-то почетно.)

Ионафан стал тем орудием, с помощью которого Бог перевел весь народ от слабости к силе, от нерешительности, к истинному свидетельству, от состояния, при котором ясность их свидетельства была утеряна, к твердости и уверенности. Для того, чтобы привести многих людей к ясности, потребуются действия, подобные Ионафановым. Они сами не придут, если только Господь не использует за них кого-то еще в качестве более сильного орудия, чтобы пойти против врага. Они не двинутся с места до тех пор, пока кто-нибудь не начнет поражать за них Филистимлян.
На чьем месте  будете вы?
 

VI. Компания избранных.

Ионафан и его оруженосец представляют собой небольшую компанию избранных людей. Они были избраны в соответствии с мерой веры в Бога, которую имели. После того, как все были отсеяны, они остались за счет надежного основания молитвы и Божьего Слова в их жизнях.
Компания Гедеона представляет собой то же самое. Группа избранных людей, доведенная до состояния абсолютной веры в Бога — именно этого искал Бог. Они дошли до такого состояния, при котором Бог был их единственным уделом, и вера в Бога была единственным твердым основанием у них под ногами. Каждый человек должен был взять свой меч и встать на свое место. Хорошим примером группы избранных, крепко утвержденных благодаря молитве и Слову, являются триста человек, отсеянных для войска Гедеона. Бог усмотрел, чтобы все робкие сердцем остались дома. Боязливое сердце бесполезно для Господа. Здесь необходима вера. Нерешительное сердце дисквалифицирует себя. Первое испытание было на трусость, и в результате него добрая часть людей была отправлена домой, потому что они были боязливые сердцем.
Следующее испытание было для нерешительных сердец. Те, которые опускались пить на колени, показали тем самым, что они не были готовы к этому делу. Но те, которые стояли на ногах, но при этом лакали воду из пригоршней, показали тем самым свою готовность. Они пили только потому, что в этом возникла необходимость. Господь проследит за тем, чтобы нерешительные сердцем отсеялись и чтобы те, которые в конце останутся с Ним, были объединены с Ним верой в Сына Божьего и жизнью глубокого общения с Ним в молитве и Слове.

Всегда будет такая компания избранных, и мы не должны отчаиваться или думать, что происходит что-то странное, когда Господь начинает прореживать ряды, и многие вынуждены вернуться домой. Это Божий путь достижения эффективности.
М. Будучи на этой земле, своим учением Он показал нам хороший пример в этой связи.
Он призывает людей и реакция на Его призыв была следующей:
1. "Господь, позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего".
2. "Я купил пять пар волов и иду испытать их..."
3. "Я женился".
4. "Я купил землю, и мне нужно  пойти и посмотреть ее".
...Это — нерешительное сердце.
Его собственные слова были такими: " Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником". "Кто не несет креста своего и не следует за Мною, не может быть Моим учеником". Это — небоязливые сердцем.

Господь призывает таких и с их помощью предает Мадианитян в наши руки. С помощью трехсот Он спасает весь Израиль.
Они — спасение для остальных.