Глава девятая ГЛАСЫ ПЯТОЙ И ШЕСТОЙ ТРУБ АНГЕЛЬСКИХ: САРАНЧА И КОННОЕ ВОЙСКО

ЭКЗЕГЕТИЧЕСКИЙ РАЗБОР АПОКАЛИПСИСА

      По трубному гласу пятого Ангела с неба спала звезда, и "дан был ей ключ от кладязя бездны. Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи: и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя. И из дыма вышла саранча на землю..." Этой саранче, подобной скорпионам, ведено было мучить людей, которые не имели на себе печати Божией, "пять месяцев". Св. Андрей Кесарийский под этой звездой понимает Ангела, посланного для наказания людей, под "кладязем бездны" – геенну, "прузи", или саранча, это, по его мнению, черви, о которых сказал пророк: "Червь их не скончается" (Ис. 66:24); помрачение солнца и воздуха указывает на душевное ослепление людей, "пять месяцев" означают непродолжительность этой казни, так как "аще не быша прекратилися дние оны, не бы убо спаслася всяка плоть" (Матф. 24:22); можно видеть тут и соответствие пяти внешним чувствам, через кои грех входит в душу человека. А что саранча эта "не вредит травы земные, но человеки точию", так сие потому, что вся тварь свободится от тления, ради нас которому ныне рабствует". Описание этой чудовищной саранчи, которая с головы походит на человека, носит венцы из поддельного золота, женские волосы, имеет львиные зубы, тело, покрытое чешуей железной, как бы латами, крылья, производящие шум и треск, как бы от множества колесниц, мчащихся на войну, и, наконец, вооруженный жалом хвост, как у скорпионов, – все это наводит некоторых толкователей на мысль, что эта саранча – не что иное, как аллегорическое изображение человеческих страстей. Каждая из таких страстей, дошедши до известного предела, имеет все признаки этой чудовищной саранчи (см. толкование Ф. Яковлева). "Пять месяцев" указывают на кратковременность порочных наслаждений по сравнению с вечностью мучений, которые затем последуют. Описывая приближение дня Господня, св. пророк Иоиль описывает также появление перед ним губителей, отчасти напоминающих эту саранчу. Современные толкователи, не без некоторой доли справедливости, находят сходство у этой саранчи с аэропланами - бомбардировщиками. Ужасы, которым подвергнутся тогда люди, будут таковы, что они станут искать смерти, но не найдут ее; "вожделеют умрети, и убежит от них смерть". Этим указывается на мучительность имеющих постигнуть людей страданий. Под царем этой саранчи, носящим имя ангела бездны – "Аввадон", или по-гречески "Аполлион", толкователи понимают диавола (ст. 1-12). 
      Когда прозвучала труба шестого Ангела, ему велено было освободить для поражения третьей части людей четырех Ангелов, связанных при реке Евфрате. Но чтобы поражение это не произошло вдруг и в один прием. Ангелам определено действовать в определенный час, день, месяц и лето. Вслед за тем явилось многочисленное конное войско. Всадники были в огненных латах, гиацинтовых (фиолетового или темно-багрового цвета) и серных (пылающей серы); кони их с львиными головами, испускающими из челюстей огонь, дым и серу, хвосты коней были подобны змеям, которые жалили. Св. Андрей под этими четырьмя Ангелами понимает "прелукавых демонов", которые освобождаются от уз для наказания людей. Под "конями" он понимает женонеистовых и скотоподобных людей; под "всадниками" – управляющих ими, под "огненными бронями" – пожирающую деятельность лукавых духов, убийственность и зверство которых описывается под видом "львиных голов". "Исходящий из уст их с дымом и серою огонь", коим истреблена будет третья часть людей, означает или грехи, ядовитостью внушений, научений и соблазнов пожигающие сердечные плоды, или Божиим попущением, варварами производимые опустошения городов и кровопролития. "Хвосты" их подобны змеям, имущим головы, ибо конец бесовских сеяний – ядоносный грех и душевная смерть. Иные толкователи понимают под этим изображением аллегорическое представление страшной кровопролитной войны, чудовищной, беспощадной. Редкой по своим ужасам и беспощадности была действительно недавно пережитая нами вторая мировая война. Некоторые и видят поэтому под этим страшным конным войском танки, изрыгающие огонь. Весьма характерно также замечание, что уцелевшие от этих ужасов люди, "не покаяшася от дел рук своих... и не покаяшася от убийств своих, ни от волхвований своих, ниже от блуда своего, ниже от татьб своих" – таково будет перед кончиной мира всеобщее ожесточение и окамененное нечувствие. Это и теперь уже наблюдается.