Глава 05. Явление или личность?

Если тщательно исследовать природу смерти в свете Священного Писания, то рано или поздно перед нами встанет один очень интересный вопрос. Является ли смерть личностью или это просто явление, не обладающее личностными свойствами, без разума, чувств и воли. А само слово «смерть» — это просто общепринятый термин, обозначающий постоянно повторяющийся процесс. Прямо не отвечая на этот вопрос, Библия тем не менее дает обширную пищу для размышлений. Для меня, впрочем, ответ вполне очевиден. Я уверен, что смерть является личностью, и я черпаю свою уверенность исключительно из текстов Священного Писания. На мой взгляд, смерть обладает всеми свойствами, присущими личности: она имеет разум, чувства и волю.

Смерть говорит от первого лица. Это происходит неоднократно в Ветхом Завете: «Аваддон и смерть говорят: „ушами нашими слышали мы слух о ней“. Бог знает путь ее, и Он ведает место ее» (Иов 28:22–23). О грешниках говорится: «Как овец, заключат их в преисподнюю; смерть будет пасти их» (Пс. 48:15), указывая на то, что смерть производит действия. Также и Павел говорит о царстве смерти: «Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея» (Рим. 5:14). У смерти есть жало: «Смерть! где твое жало?» (Ос. 13:14). И держава: «…дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти» (Евр. 2:14). О смерти сказано как о враге: «Последний же враг истребится — смерть» (1 Кор. 15:26). Предречен конец смерти: «И смерть и ад повержены в озеро огненное» (Откр. 20:14). Наконец мы можем видеть воплощение смерти в четвертом всаднике Апокалипсиса: «И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть» (Откр. 6:8).

Возможно, внимательный читатель обратит внимание на то, что в приведенном выше перечне отсутствуют примеры эмоциональной составляющей. Мы видим, что смерть говорит — это свидетельствует о наличии разума. Смерть что-то делает — это говорит о наличии воли, но почти ничего не сказано о том, что смерть чувствует. Однако нужно заметить, Библия не особенно охотно говорит и о чувствах остальных врагов Господних: бесах и дьяволе.

В Новом Завете есть всего лишь несколько эпизодов, где показаны чувства демонов. Это история с Гадаринским бесноватым: «Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека» (Лк. 8:28–29). Да в Книге Откровение сказано: «Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени» (Откр. 12:12). Несмотря на скудость информации, говорящий об эмоциональной составляющей, ни один специалист в области демонологии не скажет, что дьявол не является личностью.

В своем письме Коринфской общине Павел говорит, что Христу «надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится — смерть» (1 Кор. 15:25–26). Утверждение Павла о том, что смерть является врагом Господа и что Он запланировал ее наказание, а не уничтожение, также говорит в пользу того, что смерть — это личность, а не явление. Поскольку по-настоящему враждовать с личностью может только личность. Ведь смешно даже и представить, что Бог вступает в противоборство с дождем или ветром и враждует с метелью или оттепелью. К тому же тот факт, я подчеркиваю, именно факт, что смерть будет брошена в озеро огненное (Откр. 20:14), также наводит на серьезные размышления. Дело в том, что там будут вечно мучаться существа, каждое из которых, несомненно, является личностью. Дьявол, антихрист, лжепророк, бесы, демоны, наконец, простые грешники — все они являются личностями, да и вряд ли есть смысл подвергать вечному наказанию не личность, а периодически повторяющееся природное явление. Его в таком случае можно просто отменить или утилизировать, как это будет сделано с нынешними небом и землей.

Подводя итог всем этим рассуждениям, нужно заметить, что вопрос о том, является ли смерть личностью или нет, совершенно точно можно отнести к второстепенным. Вряд ли он может быть поводом для ожесточенных богословских споров. К тому же его практическое значение не столь велико, чтобы ради него ломать копья в богословских дискуссиях. А наиболее любопытным мне хотелось бы дать простой совет:

Наберитесь терпения, и вы получите исчерпывающие ответы о природе смерти, познакомившись с ней лично.





Comments